правосудиеТо ли это стечение обстоятельств, то ли так  запротоколировано,  но после любых упреков главы государства в адрес чиновничьего аппарата первыми на приём к нему спешат руководители правоохранительных органов. Наверное чувствуют, а может и контроль ведут, кем, более других, не в полном объеме и не должным образом исполняются прямые поручения Президента страны или переданные через его администрацию. Причём, многие из них — неоднократно. Но даже подтвержденные визой Акорды о необходимости рассмотрения запроса по существу, ответы, за редким исключением, приходят повторяющие предыдущие, по сути  переписанные под копирку и ни-че-го не значащие. То есть, отписки.

Исключения в этом ряду в самом деле воспринимаются за события. И первая мысль в таком случае возникает либо о конце света, либо о смене руководителя ведомства. Но нет, оказывается чаще роль играет фактор … множественности. После сорока, без малого, жалоб в Генеральную прокуратуру РК о нарушениях УПК РК, допущенных дознанием, следствием, прокуратурами и судами первых уровней по уголовному делу в отношении Татьяны Благодарных, что, в итоге, признала и подтвердила надзорная коллегия Верховного суда РК отменой приговора и вынесением частного определения в адрес главного надзорного органа страны, обстановка, способствующая нарушению закона, ни на йоту не изменилась. Создалось такое ощущение, что, будто новое следствие велось специалистами из числа той половины, которые не прошли прошлую аттестацию.

Отказать в признании матери Благодарных представлять наравне с адвокатом интересы дочери или забыть внести в обвинительное заключение показания  заявителя, данные им на втором апелляционном заседании в пользу прежде осужденной, отказать в проведении аудита из-за  отсутствия документов, не представленных стороной обвинения-это надо ещё умудриться! Причём, без возражений со стороны прокуратуры г.Алматы. Генеральная прокуратура РК, заподозрив в таких действиях элементарный дилетантизм — это  после двадцати  с гаком  дополнительно к сорока, жалоб о  нарушениях, допущенных следователем СУ ДВД г Алматы  Жексенбековым А.,  передала следствие из надзора городской алматинской прокуратуры в поднадзор районной Алмалинской в тот период, когда по срокам, определённым судом, до окончания следствия оставалось меньше двух недель. И вот здесь происходит нечто совсем странное. Генеральная прокуратура через прокуратуру г. Алматы требует всесторонней проверки и устранения нарушений законности в проведении следственных действий, принятия мер прокурорского реагирования. Городская прокуратура, в свою очередь, спускает указание в прокуратуру Алмалинского района сразу аж двумя поручениями от 23 и 25 декабря 2013г. за подписью г-на Сабурова А. Однако без устранения недостатков в следствии, о чем толкует Генпрокуратура. Происходит передача «сырого» дела в суд. Неужели по договорённости с судом? Ведь типичная ситуация происходила и с другим делом, направленным также из-за нарушения  подсудности из Бостандыкского  в Алмалинский суд. Оно касалось г-жи Бутабаевой, председателя общественного объединения многодетных матерей, обвиненной в мошенничестве. Суд  тогда не заинтересовало, почему тоже  самое следствие -ДВД г.Алматы — не  опломбировало сейф, которым пользовалась Бутабаева, передало  без описи содержимого  ключ от него  постороннему человеку, в результате чего исчезла вся доказательная база, оригиналы договоров и большая сумма денег. Таким образом, провести финансовый аудит по обоим делам уже нет возможности. Если не доказаны финансовые нарушения, то каким образом     определить мошенничество? Только при условии, что кому-то этого очень хочется. Что, у кого-то имеется мотив для устранения наших подсудимых. У кого?  Видимому тех, кто   обращает внимания  на лично-родственные интересы, а не нормы действующего законодательства.  В то время, когда в отношении наших дам возбуждались  уголовные дела,  СУ ДВД г.Алматы  уже  вынесло отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Благодарных, а финансовая полиция г.Алматы   после  проверки ОО «Гибрат» — в отношении Бутабаевой. Оба по ст.37 ч.2: за отсутствием состава преступления. С обоими постановлениями прокуратура г.Алматы согласилась и оба не отменены и ныне. К чести судьи Алмалинского суда Ашкеевой Р., она направила дело Благодарных на ДС.

Впрочем, возбудить уголовное дело при наличии отказа в его возбуждении — и все с согласия надзорного органа — это, вероятно, с точки зрения суда и прокуратуры — сущие пустяки. Есть нестыковки и посерьезнее. Например, нежелание отказ отдельных судей, служащих в первой инстанции судов,  исполнять Конституцию РК. —  на что прокуратуры всех уровней и выше стоящие судебные органы реагируют весьма своеобразно. На вопрос  по судебной практике  Верховный суд РК сообщает, что заявители выражают своё несогласие со всеми решениями алматинских  судов, т.е. скопом, а нужно обращаться в высшую инстанцию с жалобой на каждое решение отдельно. Нo,  ведь, речь идёт не о том, справедливо  оно или нет. Вопрос ставится однозначно: почему судьи Рамазанов, Кушербаева, Тордыгулов, Сартаева  отказываются воспринимать решение Бостандыкского райсуда г.Алматы от 20 февраля 2008г. за официально наличествующий и не отменный судебный акт, кардинально, как последствия, влияющий на дела по жалобе перекупщика земельных участков, которому было отказано в признании его добросовестным приобретателем. И более — вынесено частное определение  о расследовании  признаков мошенничества при оформлении договоров на отчуждения земельных участков, проверкой исполнения  которого прокуратура почему-то не обеспокоилась. Таким образом выходит, что судьи сознательно наделяют заявителя тем статусом, который ему согласно закона и Конституции не принадлежит. Генеральная прокуратура в лице г-жи Ждановой предлагает ответ по этому поводу дать городской алматинской, городская направляет вопрос в суд г.Алматы и районные прокуратуры. Те, в ответ, пономарски перечисляют процессуальные действия  порядка  пятидесяти заседаний судов, игнорируя сам вопрос. На очередное  «почему» г-жа Жданова,  в новой должности своей карьерной лестницы,  уже снисходительно роняет: «Вам подробно все разъяснено».      Ну, да — прозрачность и гласность в деятельности силовых структур вынуждают  общаться с плебсом.

Одни акты, имеющие обязательную силу, не исполняют открыто — в пользу той стороны, в которой заинтересованы судьи, другие  отменяют  завуалировано.  Выполняя очередное  поручение Президента о рассмотрении обращения на его имя бывшей военнослужащей Марии Телегусовой о лишении ее военным ведомством пенсии, военно-следственное управление МВД РК выносит постановление  об  отказе в возбуждении в отношении ее уголовного дела по ст. 37. ч.2 УК РК, Прокуратура гарнизона соглашается с законностью данной меры, вносит протест, требуя устранения нарушений. Руководство воинской части исполняет протест, но с этим не согласен командующий Сухопутными войсками РК. г-н Макеев отменяет своим приказом приказ командования части, и тем самым отменяет реализацию протеста. Вот так, вроде и есть протест, и президенту доложено: —  О, кей, полный ажур! А на деле таким армейским маневром восстановлена несправедливость Суд гарнизона берет под козырек: нижестоящее руководство обязано подчиняться  вышестоящему. Надо думать,  к нижестоящим  судья Исабекова относит и себя. В приёме заявления, о рассмотрении дела Телегусовой  по вновь открывшимся обстоятельствам, она отказывает на том основании, что от  представителей Истицы, якобы, не было доверенностей. Позвольте, господа хорошие, какой суд вправе  принять исковое заявление без  предъявления личных документов или  представительской  доверенности? Наверное, только военный, потому как в апелляционном порядке судья Ахтямов Д.Н., отказав в вызове свидетеля канцелярии, принимавшего заявление, согласился с г-жей Исабековой:  доверенностей не было. С этим согласился и военный прокурор Шарыкбаев Д. Если доверенностей не было,  то почему не вынесено частное определение в отношении руководителя канцелярии гарнизонного суда за неисполнение его подчиненными ГПК РК? Из этого следует, что кому-то рассматривать дело Телегусовой заново и восстанавливать её пенсионные права, нежелательно, ведь Верховному Главнокомандующему доложено обратное.

В рассматриваемых примерах есть хотя бы какие-то бумажки, которые до бесконечности — надзорные органы не останутся без работы – можно  оспаривать. Но как оспорить устный приговор? Не удивляйтесь. Таковой  был вынесен в Капшагайском городском суде нынешним  руководителем администрации алматинского городского суда г-ном Карабаевым Н. в отношении  адвоката, позволяющего себе такую роскошь, как защита людей по закону, без согласования своих действий со следствием и судом. Генпрокуратура по этому поводу направила  в г. Капшагай и г. Алматы  поручения,  но Генеральная  далеко, а на местах правоохранители — сами со своими усами. В Астану докладывается одно, на деле происходит другое. Не в пользу закона. В пользу заинтересованных лиц и их приближенных. Именно так. Пример, уже ставший классикой: у собственницы К. Жердевой, изымается через суд участок по государственной нужде в пользу частной  коммерческой структуры ТОО «Global Building Contract», близкой к алматинскому акимату,  при чем по цене, существовавшей на земельном рынке за два года до процесса. Даже обращение вдовы ветерана ВОВ, оставшейся в итоге без крыши над головой, к Президенту РФ Путину В. не помогло.  Все законно,- убеждает Прокуратура РК Президента РК Назарбаева Н., хотя анализ нарушений едва-едва уместился на 10 страницах машинописного текста — через пол интервала.

Все законно,- сообщает Прокуратура  Президенту РК  и по обращению  Серика Солтанбекова, обвиненного, по его мнению, бездоказательно в мошенничестве и иных деяниях в пору  его службы в финансовой полиции и приговоренного к 12-ти годам лишения свободы, в том числе  и за то, что он не согласился показать  на суде, что винно-водочные иссыкские заводы,  он, якобы, пытался,  отчуждить в пользу г-на Назарбаева Н. А., Главы нашего государства. Настораживает не только этот факт, но и то, что осужденный не обладает копией приговора. Наверное, чтобы не жаловался. Ведь, в отсутствии заверенной копии приговора, суды не рассматривают заявления хоть по старым, хоть по новым обстоятельствам, что подтверждает и сообщение из Верховного Суда РК от 11.10.12 №2у-343512. Настораживают и то, с какой легкостью экс-зам. Генпрокурора г-н Секишев обращается со статьями закона, по которым Солтанбеков был осужден. Согласно требованиям ст.4 УК РК наказуемость определяется законом, действовавшим во время совершения деяния. Солтанбекову, среди прочих, была вменена ст.181 ч 3 п «а.б» УК РК. Законом РК от 09.11.2011 г. № 490 срок  наказания по этой статье переведен с особо тяжкого на тяжкое,  уменьшен срок заключения с отбыванием уже  в колонии общего режима. Однако, г-н Секишев, руководствуясь тем, что при гуманизации  уголовного законодательства ст. 181 ч 3  УК РК. исключена  и перенесена в ч. 4 ст.181 УК РК  самостоятельно вносит  изменение в приговор Солтанбекову, инкриминируя  ему ч 4 ст.181 УК РК, по которой он не  был осужден, то есть прокурорским протестом, как мановением руки, разрешены функции и  предварительного следствия,  и суда первой инстанции. А что? Сами с усами…

Не исполнено должным образом ни одно из поручений Акорды о доскональной ревизии онкологической отрасли Минздрава. Кроме –двух, все проверки велись внутренним медицинским и финансовым аудитом ведомства и если, даже, нарушения выявлялись, развития им прокуратуры- г. Алматы и Генеральная не давали. В какой-то момент произошло невозможное-делами в отрасли заинтересовался Финпол РК. Подобрался к «сакральному» — хищению госсредств, закупке оборудования по цене  в 3-5 раз выше номинальной, к тому же- через офшорного посредника. Мотив этого-обогащение за счет госказны через организованные под свои фирмы тендеры посредством закупа устаревшей, порой  и б/у медтехники. Последствия предсказуемы: из-за неисполнения протокола лечения по причине простоя аппаратуры-предвиденный летальный исход пациентов. Но от расследования последствий  Генеральная прокуратура отказала, выведя своим распоряжением из  расследуемого дела экс-директора института онкологии и  уволив следователя финансовой полиции по г. Алматы, ведшего следствие: за чрезмерную активность в  восстановлении интересов государства и конституционных прав больных. В зону, привычно, «ушли» стрелочники. Остались на тот период не расследованными более тысячи летальных исходов женщин и  детей, причина которых-сознательное оставление больных без медпомощи. Это доказано  независимым медицинским  аудитом и подтверждено справками комиссии Минздрава РК. Улучшений в обслуживании в отрасли, несмотря на вливание серьезных финансовых средств,  по сути не произошло. Приобретенный за сказочные деньги ускоритель  американского производства из-за поломок месяцами простаивает. К прежним смертям добавляются новые. Объясняется это просто-ростом онкологических заболеваний во всем мире и поздним якобы обследованием больных в медучреждениях. Особое восхищение вызывает новая задумка в институте онкологии-в связи с нехваткой помещений   новый медагрегат монтируется на крыше! Выдержат ли  давление  стойки, где, кроме дорогостоящих на бумаге косметических ремонтов,  других не было? Неужели нам скучно без «Хромой лошади»? Не должным образом функционируют диагностические лаборатории этого учреждения. Вследствие — пациентов направляют в частную, находящуюся неподалеку, где не все специалисты обладают документами, соответствующими их профилю работы. Годами не белятся стены: сыплется штукатурка, нет вентиляции, не работает отопление. Попробуйте в таких условиях пройти обследование, например, УЗИ или гинеколога, где необходимо раздеваться. А прокуратура молчит. На последний запрос Президенту страны об этих, мягко говоря, странностях, пришло сообщение его администрации: направлен для рассмотрения по существу в Генпрокуратуру и Минздрав. Минздрав по одной позиции с натугой все –таки ответил, хотя и не по существу, но дважды. Прозрачность администрирования…  А из Генпрокуратуры вернулся только пакет документов, без ответа и без нашего сопроводительного письма, без регистрации. Поговаривают, что в столе начальника канцелярии Генпрокуратуры пролежал. Аж,  семь месяцев?  Интересно, какой же ответ получил Глава Государства — наверное, опять, что, все-О, кей!

Нина Савицкая

Е-mail: <sng949@mail.ru>

Рабочий телефон (Код города Алматы — 727) 249-59-64, 8 — 777 2226000.

 

Рубрика: