фемидаТащить ФЕМИДУ из болота, — перефразируя  незабвенного детского классика, — тяжёлая это работа. Фемида, если кто подзабыл древнюю мифологию, это богиня Правосудия, та, что с повязкой на глазах  и весами в руках. Повязка предполагает, что для неё все люди одинаково равны,  а на весах она  отмеряет наказание за грехи.  Но порой и здесь  происходят сбои. Как в компьютере, тогда их устроняют  программисты- планида у них такая. У Фемиды тоже свои программисты: судьи и прокуроры. Их планида —  безупречное  исполнение закона. В переводе «безупречность» означает  исполнение работы без упрека. Но  у служителей Фемиды с этим вопросом сложно: для безупречности  исполнения норм законов и  единообразия их применения, как минимум, их необходимо хотя бы знать.

«На Ваш запрос сообщаем, что 12.12.2008г. оперуполномоченным УБОП МВД было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела на основании ст.37 ч.1 п.2 УПК РК (номер дела 08751403241125)» , то есть — за отсутствием состава преступления в действиях  того лица, в отношении которого подавалось и регистрировалось заявление. Проверка заявления по факту мошенических действий шла более полутора месяцев. Позже прокуратура г.Алматы, которая согласилась с отказом в возбуждении дела,  даёт ответ на запросы  Карасайской районной и Алматинской областной прокуратур о том, что финансовые нарушения имеют место быть, однако касаются они главного бухгалтера ТОО, но не лиц, на которых прямо указывает заявитель. Прокуратура города вынесла постановление о проведении аудита, но заявитель тут  же сообщил, что с бухгалтером отношения отрегулированы и что он отзывает свои претензии. А претензии в том самом отказном материале, закузированным под номером 5953. Как видим, у заявителя самый что ни есть самостоятельный характер: хочу — даю, хочу — забираю. Хочу — снова обращаюсь. И обращается — в полицию пригородного Карасайского района, называя, за исключением главбуха, с которым он отрегулировал отношения по договорной обоюдности,  тех же лиц, которые значатся в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.

Но по странной случайности в деле, возбужденном в Карасае дознавателем- и.о следователя (!) Сеилхановым, приводимых выше официальных документов не значится, кроме объяснения заявителя, что в район его направили, якобы, из СУ ДВД г. Алматы. Поверить в это, значит убедиться в незнании закона специалистами следственного управления: дело закрыто,  но не направлялось по иной подследственности, ведь преступление расследуется по месту его совершения и это — аксиома. Надзорная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РК обратила внимание на некоторые детали происходившего: «Сам факт передачи денег потерпевшим в ресторане … ещё не является преступлением, в то время, как явствует из заявления, распоряжение деньгами происходило по месту нахождения офиса, в г.Алматы. Заявление потерпевшим было подано в УКП ДВД г. Алматы 07 октября 2008 г., а дело возбуждено   хххххоктября 2009 г. СО Каменского ОП.»  Временная дистанция вызывает законное удивление: неужели год без 13 дней проводилась предследственная проверка? Ответ кроется в протоколе второй апелляционной инстанции областного суда, где Байсетов-потерпевший,  тренер одной из футбольных команд южной столицы, давал пояснения:- Почему  в  Карасай? У меня там везде друзья.

Утверждение господина тренера весьма похоже на правду, смею  предположить, возможно единственную с его стороны в этом деле. В раннее цитированным частном определении ВС РК от 20 августа 2013 г. значится следующее: «10 января 2009 г. Каменский ОП направил материал начальнику МУФП по Каскеленскому региону для решения вопроса о последственности. 22 июля т.г.за исход. номером  15-13-09  зампрокурора района Сауганбаев Б. возвращает материал в полицию с требованием  направить его по территориальности в г.Алматы. Однако другой зампрокурора Аязбаев Ж. уже 22 сентября  снова возвращает материал в РУВД для организации расследования и принятия процессуального решения — и под тем же исходящим номером. Надзорная коллегия ВС РК указывает, что нарушены правила ст. 281УПК РК:  прокурор не убедился в наличии обстоятельств, влекущих прекращение дела. Это при том, что членам коллегии, как и  стороне защиты, не было на тот момент известно о наличии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. А соль его в том, что  в соответствии со ст.37 ч.1 п 8 УПК РК уголовное дело не может быть возбуждено при наличии неотмененного постановления. Получается вот что: человек осужден и находится в местах отбывания наказания по делу, возбужденному НЕЗАКОННО — на основании дружеских отношений, в результате которых происходит подлог документов. Письмо одного прокурора заменяется другим — с прямо противоположными и незаконными требованиями  при наличии ответа из прокуратуры г.Алматы. Таким образом,  доказать  преступления  предлагается  каким-то виртуальным, что ли, образом. И как промежуточный итог, мнение   нескольких судебных инстанций: кассационной ВС, второй апелляционной областного алматинского суда, районного Алмалинского первого уровня и апелляционной коллегии городского алматинского суда, выразивших сомнение и в определении объёма вины осужденной, и даже  в её доказанности. Две последние инстанции, вопреки мнению прокуроров района и города, направили дело на очередное  доследование — второе по счёту,  с  вынесением частных определений в адрес районного и городского прокуроров, но не изменив при этом меры пресечения.  В справке по уголовному делу номер 091952001100802  старший следователь А.Жексенбеков   не может сложить три, один и ещё два месяца, которые определялись как арест до вынесения приговора и в процессе доследования. Если по факту арест Благодарных Т., сопряженный со следственными мероприятиями, исчисляется седьмым месяцем, то по данным следствия — шестым. Вот так! Старший следователь ДВД  г. Алматы явно слабо ориентируется в материалах дела:  и.о.следователя Сеилханов обратился за продлением  срока ареста  и судья Байгожаев Ж. из Карасайского районного суда удовлетворил это ходатайство, к двум месяцам добавил третий  — для проведения так и не проведённого аудита.  Введя алматинские  суды в заблуждение, следствие  ввело в заблуждение и прокуратуру, которая обязана была после истечения шести месяцев ареста обратиться в суд с письменным запросом о продлении меры пресечения, доказав, что совершенное   преступление имеет подоплеку, сложную в расследовании. Этого, естественно, своевременно сделано не было. Да и как исполнить закон, если  прокуратура, как та Фемида в повязке, уголовно-процессуальных нарушений вообще не видит. Ни каких! Ни прежде допущенных, ни наслоившихся вторым следствием. В ответе, полученном из прокуратуры области за подписью её первого заместителя г-на Жуйриктаева Б., уже после отмены приговора, всех судебных актов вышестоящих инстанций, вынесения частного определения в адрес Генеральной прокуратуры надзорным органом Верховного суда РК,  сказано, что «оснований для производства служебной проверки  в отношении должностных лиц прокуратуры Карасайского района не имеется (от 16.10.2013 г).  Видимо, как и мы, Верховный суд напрасно переводит писчую  бумагу, суд — на постановления и определения,  мы — на запросы по исполнению обязательных судебных актов.  В период нового расследования и по его оканчанию и США а осужденная,  и ещё представители направили в органы прокуратуры и  следствия множественное число замечаний на  неисполнение  уголовно-процессуального и уголовного законов, так и действия самого следователя. Из множества ответов Генеральной и городской прокуратур,  МВД РК, поручающих одна другой проверку жалоб по существу мало-мальски вразумительным было сообщение начальника следственного управления ДВД г. Алматы Нуркаева Г. о том, что дело им взято на особый контроль. Простите, это как — на него жалуются, и ему же жалоба отписывается для исполнения? Таким замечательным образом, в результате  нуркаевского «особого контроля» дело пришло в суд со всеми замечаниями, определёнными и Верховным судом, и запросами самой осужденной, что подтвердила и апелляционная инстанция, к её чести, алматинского ггородского суда.  Это говорит лишь о том, что  и в новой должности  — заместителя прокурора г.Алматы — г-н Жуйриктаев, уже утверждавший об отсутствии нарушений, и другие должностные лица из числа правоохранителей,   грудью встанут на защиту интересов родных прокуратур — в ущерб закона и Конституции. А для этого сегодня необходимо кое-что сделать задним числом: по данному делу отменить постановление почти шести летной давности, отказывающее в возбуждении уголовного дела в отношении  осужденной,  проходатайствовать перед судом об оставлении меры пресечения после шести месячного ареста,  воскресить  документы для проведения аудиторской проверки, удерживаемые стороной потерпевшего, убедиться при наличии расписок и квитанций отправки денежных средств — кто и каким образом эти суммы использовал, т.е. ответить обвинительным заключением — третьим, по счету — на множественные вопросы судебного закона. Однако, как сам Закон отнесется к возможной фальсификации, которая может исказить картину происходящего. Ведь в данном случае ясно, что нарушением законодательных норм произошёл сознательный  оговор осужденной так называемым потерпевшим  с использованием должностных лиц правоохранительной системы…

Рубрика: