09 июня, 2014 3 комментария

НИНА САВИЦКАЯ: ГОЛ В «ВОРОТА» ВЕРХОВНОГО СУДА! (Продолжение. Начало «Алтынорда». 9 апреля 2014 года. Статья «Тащить Фемиду из болота».)

голИмеются в виду не те ворота из сказок «Тысячи и одной ночи», которыми ночной страж, закрывая их, как бы уведомляет народ Багдада и самого эмира, что все, спокойно, а виртуальные, являющие собой высшую судебную власть в любой стране. И вот в эти высшие ворота РК — царство мантий, компьютеров и тишины — с грохотом забивает гол старший следователь СУ ДВД г.Алматы г-н Жексенбеков. Он своей волей попросту отменяет постановление кассационной коллегии ВС РК, сочтя его незаконным и идущим в разрез с  его собственными убеждениями, а заодно, походя, подправляет и Конституцию РК, в разрез с реальной деятельностью следственно-надзорной системы серьезно полагающей, что все судебные акты, вошедшие в силу, обладают преюдициональным правом. В реалиях, как показывает практика, право у тех, кто обладает насущней властью, т.е., как куру, держит ее в своих руках.

Ещё 20 августа прошлого года надзорная коллегия ВС РК подтвердила жалобу защитников Татьяны Благодарных о том, что её вина в преступлении, за которое она  отбывает наказание — тогда шел третий год — не доказана в полном объёме и более —  территориальная подследственность установлена с нарушением закона. Не ограничившись отменой  судебных актов областного алматинского суда и замечаниями по делу, могущими восстановить справедливость, верховная инстанция вынесла частное определение в отношении Генеральной прокуратуры по фактам некачественного следствия, скверного надзора за ним прокурорских органов и даже подтасовки заместителем прокурора Карасайского района Аязбаевым процессуального документа, имеющего существенное значение для дела. Цитирую: «Так, 27 июля 2009г. письмом за исх. номером 15-13-09 за подписью зампрокурора Сауганбаева, материал был возвращен в Карасайский РУВД с указанием решить вопрос о направлении его по территориальности в г.Алматы. Однако имеется и второе письмо за тем же исходящим номером, но датированное уже 22 сентября — за  подписью другого зампрокурора — Аязбаева, которым без направления в ДВД г.Алматы материал возвращен для организации дальнейшего расследования и принятия окончательного процессуального решения в Карасайский РУВД». Частные определения, согласно УПК РК, исполняются в месячный срок. Что ответила Генеральная прокуратура РК Верховному суду РК по поводу рассмотрения частного определения, какие были приняты меры для исключения нарушений? Известно только то, что Генеральный Прокурор с протестом на пленум Верховного Суда РК по поводу «частника» и постановления коллегии по делу Благодарных не обращался. Значит, согласился с наличием нарушений? Но были ли поручения Высшей судебной власти исполнены, а не пробойкотированы? Сомнительно. Хотя бы потому, что ныне Карасайскую районную прокуратуру возглавляет тот самый г-н Аязбаев, уличенный верховной судебной инстанцией в сознательном для Благодарных ухудшении ее положения — нарочитом изменении подсудности, которой по положениям Конституции РК произвольно манкировать не должно. Заваривший же дело тогдашний  судоиполнитель карасайской полиции г-н Сеилханов, самолично произведший задержание Благодарных по заявлению якобы потерпевшего Байсеитова, ущерб которого не доказан по существу до сих пор, продвинут по карьерной лестнице до настоящего следователя. Впрямь как в хите Аллы Пугачевой… Такие вот первичные меры были предприняты по закреплению незаконности, а дальше, как по накатанной колее — любая задоринка как лыко в строку. Подследственность и подсудность, определение которых подчинено только закону, подпавшие под внутреннее убеждение судьи первой инстанции — г-на Избасарова из Карасайского района и самостоятельное мнение карасайского и.о следователя Сеилханова, Избасаровым  узакониваются, как и действия алматинского старшего следователя Жексенбекова, оказавшиеся объективными для апелляционного городского алматинского судьи Кененбаева — вопреки четырем, вошедшим в силу судебным актам, при том, что Надзорная коллегия ВС буквально растолковывает своим коллегам по цеху: » передача денег (где бы она не происходила и кому бы средства не передавались — Н.С.) не является преступлением», а следовательно и местом его совершения. Преступление считается оконченным, вторит законодательство, когда преступник реально распорядился чужим имуществом, в нашем случае деньгами, хотя бы отданными добровольно на определённые цели, но использованными корыстно. Могли ли быть корыстно использованы деньги по месту их получения-передачи в увеселительном центре «Олимпик Плаза»? И на что потрачены — на пьянку и «бабочек» или переданы третьему лицу? Следствие таких доказательств не представило. Свидетели показывают, что валюту в долларах США, возможно полученную от г-на Байсеитова, бывшего алматинского футбольного тренера, г-н Жунусбеков, подчиненный этого самого учредителя Байсеитова, будучи директором ТОО «ASB Финанс» с вменением ему материально-финансовой ответственности и обладавший справкой о шизофрении, менял на тенге в обменнике «Шынгыс», который находится не в развлекательном учреждении на территории Карасая, а в южном городе Алматы. Следствие этого не устанавливало, хотя понятно, что для проведения операции с 300.000 долларов США нужно было заранее сделать специальную заявку. В любом обменнике, не совмещенном с хранилищем банка, десятков миллионов обменных тенге не держится. Следствие не проверило, кто подавал заявку и когда? В чьей голове зрел умысел, если он был? Какая сумма денег находилась у Байсеитова в ресторане, которою, кроме Жунусбекова никто не видел, и никто не пересчитывал? Был ли г-н Байсеитов адекватен, если только через месяц после подачи заявления в ДВД г. Алматы, «вспомнил», где он гулял с деньгами?

Дальнейшее распоряжение финансами Байсеитова происходило в алматинском офисе по адресу: ул. Фурманова, 117, что подтверждают проведенные именно здесь и именно 25 мая 2007 г. именные чеки возврата средств по долгу. Согласно показаний сотрудников и приобщенной в дело аудизаписии, указания о нецелевом, но может быть и целевом, направлении средств — в деле имеются денежные расписки обвиняемой и свидетеля на спорную сумму — давал директор «ASB Финанс» Жунусбеков:- на покрытие его личных долгов перед АО «Парасат», накопившихся за время работы экспертом по автокредитованию в дочерней организации, возглавляемой Благодарных. Следователь Жексенбеков, ни одного из выше перечисленных эпизодов, устанавливающих, действительное место преступления и его суть, не считает нужным принять во внимание. А ведь постановление высшей инстанции Верховного суда и ещё четыре судебных акта подсказывают не между строк и не симпатическими чернилами, а уже открытым текстом, что следствию для определения подследственности необходимо обратиться за разъяснением к Генеральному прокурору. Вместо этого г-н Жексенбеков функции Генерального возлагает на суды Алмалинский районный первой инстанции и апелляционный Алматинский городской, направившие дело из-за ненадлежащей работы следствия с вынесением второго частого определения в адрес теперь уже прокурора города Алматы, на очередное дополнительное расследование, в т.ч. и с требованием определения надлежащей закону подследственности. В постановлении от 28 апреля текущего года следователь Жексенбеков немотивированно утверждает: — …Принимая во внимание, что уголовное дело номер 09195203100802 по обвинению Благодарных в совершении преступления, предусмотренного ст. 177 ч3 п»б» УК РК подлежит направлению по подследственности в ДВД Алматинской области по месту совершения преступления», и направляет его в ДВД области. Прокуратур Алмалинского района г-н Мамин, соглашается со следователем Жексенбековым, равно как и алматинская городская прокуратура. В сопроводительном письме прокурору Алматинской области Миразову, прокурор г.Алматы Асылов собщает, что » …таким образом, судами первой и апелляционной инстанций установлено, что местом совершения преступления является Карасайский район Алматинской области». Какими судами установлено? Защита ходатайствует перед горсудом о предоставлении неизвестных ей судебных актов. И получает уже известное постановление, вынесенное апелляционным судьей Федотовой, утверждающим ещё 17 марта т.г., что «из содержания предъявленного подсудимой обвинения невозможно определить, обвиняется  она в хищении денежных средств или в их расстрате, или неправомерном использовании, и поскольку эти действия совершены в разных регионах, то невозможно правильно определить территориальную подследственность и подсудность по делу… Не определено место совершения преступления, не определён объём вины обвинения Благодарных, не приняты меры к проведению судебных финансово-хозяйственных экспертиз». И вдруг как бомба:  «органом следствия оставлен без внимания и надлежащей проверки вопрос о том, что 12 декабря 2008 г. отделом УБОБ ДВД г.Алматы было отказано в возбуждении уголовного дела по ст.177 УК в отношении Благодарных на основании ст.37 ч1 п2 УПК РК. При наличии такого неотмененного постановления уголовное дело подлежит прекращению в силу ст.37 ч1 п8 УПК РК». Так-то вот! Суть этого апелляционного акта предельно ясна: дело возбуждено незаконно и должно быть прекращено! Однако следователя Жексенбекова и прокуроров района и города это не устраивает: они элементарно передергивают не только смысл, то и сам текст двух судебных актов, требующих исполнить надзорное постановление Верховного Суда РК,  цитируя то, чего в последних судебных постановления и в помине нет. Но отказывают в профессионализме как Верховному Суду, так и алматинскому, не только следствие и поддерживающие его надзорные органы, но и апелляционный судья самого алматинского городского суда г-н Кененбаев, удовлетворивший протест районного прокурора на постановление судьи Чинибековой, отменившей постановление следователя Жексенбекова о направлении дела в Карасай, как незаконное и делающее невозможным восстановление ущемленных прав обвиняемой при рассмотрении дела незаконным  составом суда. Представитель горпрокуратуры г-н Абишев, поддержавший протест районного прокурора, пояснил при свидетелях, что он здесь — в деле узаконивания незаконности, не при чем, якобы, и кивнул в сторону судьи Кененбаева: — Все решил он.  Сдал, что, называется, коллегу, и подтвердил, что надзорный орган есть типичный наблюдатель, будто без прав и власти. Моя хата с краю — и поэтому надзор равнодушен к ухудшению положения обвиняемой, не за понюшку табака три года находящейся в местах лишения свободы без доказанной вины — по вине следствия и этих самых надзорных органов. Ныне на одной чаше правосудия — закон и Конституция, на другой — личные амбиции и сознательно допущенные беззакония. За это можно поплатиться не только насиженным местом, но и отказом в профессиональной пригодности всей команды, участвовавшей в забивании гола Верховному Суду и лично его руководителю — г-ну Мами. Отправить дело в Карасайский суд вопреки постановлению надзорной коллегии, это означает только одно: неуважение к актам главной судебной инстанции, да и Генеральной прокуратуре, не менее сотни раз поручавшей городской принять меры прокурорского реагирования. Превосходство над ними таким образом выразила местечковая правоохранительная власть. Ну не хотят они исполнять закон — и вся тут! И тем самым не только микшируют неисполнение частного определения в адрес Генпрокуратуры, но и прикрывают все недоработки следствия, граничащие с преступлением против личности в угоду желаниям футбольного тренера Байсеитова и его покровителей. На втором апелляционном суде в Алматинской области, отвечая на вопросы судьи Березовской, якобы потерпевший, сообщил под аудиозапись, почему дело заведено в Карасае: — Там у меня друзья и знакомые… Интимное дело и по заказу?

Кроме инициирования незаконного возбуждения уголовного дела, несмотря на своевременное ещё в 2009 г. упреждение городом района о наличии отказного постановления городского УБОБ, в Карасае скрывают пробелы алматинских следствия и надзора: без установления объёма вины обвиняемой принимается к исполнению гражданский иск, сумма которого установлена ещё судьей Избасаровым «на глазок». В деле отсутствует опись, нарушена нумерация листов, не достает отдельных доказательств, объясняющих, например, где находится кассовая книга. Как и когда они исчезли? Не проверено заявление родителей Благодарных о вымогании каскеленским дознавателем — и.о.следователя 50 тысяч долларов США за закрытие дела, не проверена причина не реагирования Медеуской районной полиции на заявления Благодарных по поводу физических действий Байсеитова в отношении сотрудников офиса и т.д. Санкционирование меры пресечения происходит с уменьшением реального срока ареста на один месяц в пользу гособвинения. Следствие и прокуратуры исключили из реестра процессуальных мер постановление судьи Березовской, то есть, из арестантской жизни Благодарных попросту выбросили целый месяц, в надежде, что в Карасае их поймут. И были правы: их поняли. Следователь карасайской полиции г-жа Касымова, согласно её же пояснения родственникам Благодарных, в мае самостоятельно продлила в карасайском суде завершившийся ещё 17 апреля семимесячный срок ареста в отсутствии самой Благодарных, её защитника и адвоката, и снова … до семи месяцев, не удосужившись просчитать реально срок меры пресечения. Может в арифметике, как и ее партнеры, не сильна? Ни обвиняемая, ни другие участники процесса стороны защиты уведомления об этом действе до сих пор не получили и не могут его обжаловать. Каскеленское следствие, несмотря на указание облпрокуратуры отказало матери Благодарных в участии в следственных действиях в качестве защитника, ссылаясь на отсутствие у неё диплома об юридическом образовании. Высшего бухгалтерского, хотя обвинение связано с деньгами, оказывается недостаточно при том, что обвинение этими знаниями не обладает и поэтому не направляет дело ни в финансовую полицию, ни в экономический суд, несмотря на то, что уголовная тяжба идёт внутри одного юридического лица. Задача перед местечковыми органами прежняя: обвинять, обвинять и обвинять — вместо установления объективности.

От автора: прошу данную публикацию считать Открытым Письмом к Президенту Казахстана Н.Назарбаеву, Председателю Верховного Суда К.Мами, Генеральному Прокурору А.Даулбаеву. Для сведения направляю ее в Парламент РК и КНБ РК — для присоединения к уже закузированному заявлению за номером 359 о действиях по нарушению закона и Конституции отдельными должностными лицами правоохранительной системы города Алматы и Алматинской области.

 

sng949@mail.ru

Загрузка...

(3) Комментарии

  1. ученик says:

    Это что, женщина без вины сидит в тюряге три года, а прокуратура глаза себе завязалась? В такой стране страшно жить, бежать надо в безлюдье или советскую власть восстанавливать.

  2. аноним says:

    И че, наши дуболомы не исполняют решений верховного суда,а он молчит. Не иначе, как сговор Мами с Эштаем.

  3. аноним says:

    Интересна реакция верховного суда и генпрокуратуры.прошу их ответ тоже опубликовать. И КНБ — что за регистр.номер,будто может по нему обращаться? это вопрос к Савицкой.

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.