17 марта, 2014 Комментарии к записи НИНА САВИЦКАЯ: ЧЕЙ ПРИКАЗ — ПРАВДУ В ТЮРЬМУ? отключены

НИНА САВИЦКАЯ: ЧЕЙ ПРИКАЗ — ПРАВДУ В ТЮРЬМУ?

бандитскиеПостоянные напоминания высшей власти о необходимости развития страны в  русле инновационного развития, теперь это уже можно признать, упали на благодатную почву. Как ни странно - судейскую. И выразились они не в техническом переоборудование помещений, а в отказе ... от бумаги. Да-да, той самой, тонны которой используют ежегодно судьи республики, вынося праведные и неправедные судейские акты. Зачинателем такого новшества    стал экс-судья Капшагайского городского суда Алматинской области господин Карабаев, тот самый, что ныне возглавляет канцелярию суда южной столицы.А дело было так: к адвокату Х - не станем пока обозначать его фамилию - обратился астанинский журналист с просьбой помочь ему в юридической оценке данных, связанных с полу- или вовсе незаконными действиями некоторых властных чиновников и представителей правовых структур г. Капшагая. Жанузак Байжуманов вел  с 2006 года расследование экономических, экологических, коррупционных и иных преступлений в районе населенных пунктов Сары-озек, Сорбулак, самом Капшагае, а также на таможне Хоргос. В записях на диктофон и кинокамеру свидетели ему рассказывали, как они занимались перевозом и разгрузкой в горах контрабандного товара из Китая. Золотые изделия, опий-сырец, урановые отходы находились в металлических бочках или больших ящиках. Когда груз прибывал,  звонили (номер телефона указывается) офицеру одной из силовых структур, тот обеспечивал беспрепятственный проход груза, который принимали знакомые этого офицера. За каждую ездку выплачивалось по пятьсот  баксов на "нос". И несколько раз одному из исполнителей поручалось передавать деньги определенному лицу в Алматы, мол, этому человеку, чтобы устроиться судьей, нужно дать серьёзную мзду. Позже лицо устроилось в капшагайский суд, и офицер этому был рад. Он частенько говорил: все схвачено - за все заплачено. Упоминал фамилию офицера-силовика и шестнадцатилетний подросток, приехавший из Монголии вместе с матерью - Улыс Меркен на свою историческую родину, но попавший в уличную  банду. Поскольку главарь ему доверял, ему пришлось однажды забирать все у того  же офицера пистолет и передавать его вместе с деньгами и алкоголем в зону. Подросток мечтал жить, но не составлять компании поселенцам за колючей проволокой. Он пошёл в прокуратуру с заявлением о происходящем. А через несколько дней после этого  визита его нашли на даче, которую семья временно снимала, повешавшимся ... стоя.  Списали на подростковый суицид. В Капшагайском акимате матери-оралманке отказали в клочке исторической земли для погребения паренька: гроб с телом забрали родственники из Нукуса, приехавшие на похороны..

бандитские

      Адвокат слушал диктофонные записи журналиста, разговаривал со свидетелями, уточнял показания, не предполагая, что опасность  уже нависла над ними обоими. Адвоката задержали 23 апреля 2012 года, не склонив к сотрудничеству: передаче фактического материала, собранного журналистом. Как оказалась, "компра" на адвоката собиралась весь 2011 год. Четвёртого февраля, двадцать третьего июня, восьмого сентября того года следователями ОР Капшагайского ГОВД Шакеровой А. и Жолдыбаевым А. в тайне выносились постановления о возбуждении сразу нескольких уголовных дел под разными номерами и до поры до времени складировались. При этом были задействованы и высокие технологии. Как иначе следователь Жолдыбаев мог в постановлении от 23.06.2011 года предугадать, что некто Скагиева, сын которой наркоман, участвовавший в доставке контрабандных грузов, через год и три месяца, т.е. 09.10. 2012 года, согласно  обвинительного заключения от 24.05. 2012 г, утвержденного следователем  Тайшибаевым А. т.е. теперь за четыре месяца до - якобы заплатит адвокату за услугу, на оказание которой последний не давал согласия и при этом - другая странность - будет присутствовать чуть ли не десяток свидетелей, третья странность, что все "обманутые радостно" или "обмануто  обрадованные" ( цитирую по официальному документу) почему-то не обратились в уголовный суд с гражданскими исками о возмещении нанесенного им ущерба, четвёртая странность вообще своеобразна: фамилии "радостно-обрадованных" заявителей, потерпевших, как мы выяснили в уголовном деле нет, адвокат слышал на диктофонных записях, поэтому и пытался передать журналисту из учреждения записку. Но буквально через неделю после задержания, адвокату сообщили, что бы на помощь не надеялся, мол,  своего журналиста больше не услышишь и не увидишь. Его, де, теперь, просто нету. При таких обстоятельствах гибель Жанузака Байжуманова, направлявшегося в республиканский финпол, вряд ли можно назвать случайной, как и паренька-оралмана, повешавшегося стоя.Н.Карабаев, тогда ещё судья Капшагайского суда, в заседании девятого июля 2012 года в присутствии помощника прокурора г. Капшагая Р. Бердисбаева и других участников процесса, оглашает выписку из постановления по делу 1-92. Что такое "выписка" и где само постановление? Его в деле нет, как и нет самого приговора. Прекратив производство по четырем эпизодам, судья оставляет тот самый, по которому деньги адвокату передадут ... через четыре месяца после суда и выносит устный приговор: два года условно за мошенничество. То самое, которое согласно и новому постановлению о привлечении, и обвинительному заключению - пока  ещё в перспективе. Адвокат обращается в суд: выдайте копию приговора. Судейские разводят руками:- Нету, судья уволился. Адвокат в прокуратуру: - Ваш надзор, истребуйте. Прокуратура направляет в полицию: - Они  вели дело. А  в полиции усмехаются, мол и в Алматы тебя найдём, будешь, все-равно сидеть.Естественно, что следаков и прокурорских служивых "обрадованно-радостными" не определишь. На основании журналистского расследования, проведённого автором этих строк, был с работы уволен предыдущий прокурор г. Капшагая. Выделенные дела в отношении других лиц направлены для определения нарушений и наказания в финансовую полицию. Говорят,  их выговорами "наградили". И только? А как быть с последствиями, наступившим в результате происшедшего и по-прежнему допускаемого правового беспредела. На основании заявления родственницы адвоката возбуждается, и как всегда со странностями, следующее уголовное дело - теперь уже алмалинской полицией г. Алматы. Родственница заявляет, что  неизвестное лицо в июне 2012 года, войдя в доверие к ещё мужу выманило  у него кругленькую сумму, позже признаёт в этом лице адвоката, находящегося в то время уже под арестом, но при этом предъявляет оригиналы документов на квартиру, купленную у адвоката. Произошла сделка, которая не была должным образом оформлена по форс-мажорным обстоятельствам: в намеченный день её подписания адвокат был задержан и водворен, как мы знаем, в следственное учреждение. А по выходе из него оказалось, что муж родственницы умудрился квартиру, купленную у адвоката, выгодно продать. Без документов. И чье здесь мошенничество усматривается? Почему родственники идут на такое "сотрудничество" становится понятным, когда на свет божий появляются заявления соседей на мужа родственницы: педофилия. Не берусь утверждать, но предполагаю, что у кто-то с кем-то произошел  разговор типа: помоги посадить адвоката, а мы на твои "грешки" закроем глаза. И закрывают... Однако при этих обстоятельства дело, за которое следователь  Ж. Нусупбаева отчаянно цепляется уже год, явно, рассыпается.  По закону элементарной логики  требуется его усилить. И тут навстречу идёт полиция Ауэзовского района южной столицы. Уже здесь  появляется потерпевший, кстати,  без  удостоверения личности. Строчит бумагу о том, что будто взял  у него адвокат некоторую сумму за свои услуги, а в суд не явился. Расписка? Нету. Договор? Опять нету. И суммы почему-то разнятся. А полицейский - какое рвение! прибывает в офис адвоката буквально сразу после подачи заявления, по горячим, так сказать, следам. Да не просто полицейский по имени Даулет, а сам начальник оперативного отдела. Человек, обратившийся в полицию, оралман из соседней республики. Почему бы полиции узбекский шлейф не проверить? А заодно уточнить, почему документы заявителя находятся в миграционной полиции, откуда у него непубличный телефон адвоката, как его сожительница оказалась в законных свидетелях, а он - в компании с родственником того самого офицера, который способствовал проходу контрабанды мимо таможни. Снова получается: вась-вась? И снова -с капшагайскими  корнями. После вызова адвоката в полицию для сообщения о возбуждении уголовного дела, ему позвонили с требованием вернуть  компромат, собранный Жанузаком Байжумановым. Во время  трагический гибели последнего, с места происшествия  пропал его  портфель  с документами, видио- и аудиозаписями. Но то были копии. А кому-то нужны оригиналы...

бандитские

      В желании услужить капшагайским коллегам, имеющим серьёзные проблемы с юридической грамотностью - один только устный приговор чего стоит - спотыкаются и алматинские блюстители законности: дела гражданского производства возводят в ранг уголовных. И прокуратуры, надзирающие за правильностью и единообразием применения норм законов  молчат, будто сговорились.  Неужели в самом деле так задумано: любыми способами загнать правду в тюрягу? Нина Савицкая, журналист8-7772226000, sng949@mail.ru
Загрузка...

Комментирование закрыто.