images (3)      Думаете, кого или что? Нравственность, естественно. Это, исходя из современных реалий, совершенно очевидно. Замена системы собственных ценностей на западную свободу привела к развалу тех отраслей, которые являют собой государственный фундамент — образования и науки — в первую очередь. Без них инновационная политика в программируемом объеме и необходимой новизне достижений не состоится. Это факт. Мы платим из казны за устаревшие импортные технологии и такую же технику по цене …. или становимся подопытным полигоном для испытаний далеко не лучших препаратов и аппаратов. А попробуй, кто, возмутись, обуреваемый даже не патриотизмом, а элементарной справедливостью, сразу — фас! — вступает другая система — правоохранительная. И наказывает этого самого несогласного, не разбираясь по существу в чем он прав, а в чем виновен, если, вдруг, виновен.

Лет уже семь-восемь вынужден заниматься частными консультациями доктор медицинских наук Женис Мустафин, будучи одним из двух (!) в стране обладателей

специального шифра радиолога-онколога. Его разработки в этой области используются во многих клиниках мира. В составе группы изыскателей был номинирован на госпремию РК. Стать лауреатом помешали не сложившиеся отношения между академиком Абдрахмановым и тогдашним премьером Кажегельдиным. Уникальность исследований подтверждает попытка недавнего директора КазНИИ совершить плагиат: приписать в отсутствие доктора Мустафина созданную в т.ч. и им онкологическую безоперационную практику другому коллективу — под своим личным руководством врача-хирурга (?) Радиолог Мустафин был уволен за излишнюю принципиальность. Он попытался защитить права женщин, больных РШМ, на получение ими обязательного по протоколу лечения — внутриполостной терапии, увеличивающей не только продолжительность и комфортность жизни этих больных, но и, порой, приводящей к излечению, что подтверждает невостребованная статистика. Летальность, которая в начале двухтысячных годов при применении ВЛТ составляла полтора-три процента в южном регионе, в отсутствии ее увеличилась на сорок-шестьдесят процентов. Подобное происходит и при пользовании детей с генетическим заболеванием глаза. Неисполнение полного цикла лечения ведёт к их почти всеобщей смертности вместо выздоровления, при том, что болезнь излечима и не оставляет ни каких последствий.

Суд в одном случае счел увольнение не законным. Однако в институте срочно провели реорганизацию и должности, в которой доктор Мустафин был восстановлен — завотделением и замдиректора по науке — уже не оказалось. Ему предложили место младшего научного сотрудника  и вторично подтвердили приглашение три года назад — уже полставкой МНС. В другом случае суд отреагировал иначе, он признал его виновным в распространении  ложных сведений, отказывая в достоверности и фактичности данных, подтверждаемых проверками комиссий самого Минздрава РК и не назначая при этом судебно-медицинской экспертизы. Получается, что полтора десятка судей разных уровней, отодвигая в сторону закон и доказательства действовали то ли своим слаженным внутренним убеждением, то ли под чьим-то высоким упряжением, кому-то явно выгодным. Руководству страны был подан доклад, не соответствующий реалиям, в котором разные формы радиоактивного лечения объединены одним пресловутым термином — облучение. Сменилось три Верховных судьи, три или четыре министра здравоохранения РК, директор КазНИИОР, а знания и практический опыт доктора Мустафина, так нужные практике и науке, не нужны тем, кто их возглавляет — чиновникам от этих отраслей.

Неужели сын невольно повторяет судьбу отца — министра Мустафина, осужденного в тот период, когда шельмовалась национальная интеллигенция, и, впоследствии, реабилитированного? Некоторые политики пытаются происшедшее объяснять «таким, де» временем, выпестованным сталинизмом. Но подходит ли это толкование к условиям современного Казахстана? Вопрос — да! Тогда чья судьба и КЕМ — вот что важно — уготована Гаваллатыпу Мурзыкулову, действительному члену Российской академии космонавтики имени К. Циолковского? Сары-озекский паренек после окончания ЛЭТИ на Уральском оптико-механическом заводе в нынешнем Екатеринбурге прошёл всю цепочку получения практических знаний от мастера участка космического и авиационного приборостроения до президентства в национальной компании «Казакстан Гарыш Сапары». За заслуги по реализации ключевых космических проектов, создание основ космической индустрии в РК ему было присвоено звание «Курметти байланысши». Однако в приговоре суда как смягчающее обстоятельства определена многолетняя государственная служба Мурзыкулова, но нет ни слова о лишении его государственных наград. И тем более — звания академика сопредельного государства. Однако вменяемое ему деяние — взятка без вымогательства — наносит ли она урон общественной нравственности? Ведь именно за это преступление судья межрайонного специализированного суда по уголовным делам г.Астаны Аширбеков А.И. с одобрения прокурора транспортной прокуратуры Кишкенебаева Б.Ж. от имени Республики Казахстан назначил академику Мурзакулову двенадцать лет лишения свободы в исправительный колонии строгого режима в соответствии со статьями 311 ч.5 и 193 ч.3, п «в» УК РК. То есть, президенту Национальной компании «Казакстан Гарыш Сапары» вменяется получение взятки в особо крупном размере с организацией преступного сообщества при одной особенности: отсутствует факт её вымогательства.

images (4)

Взятка без вымогательства — как это понимать? Какой-то богатый Буратино кому-то передал денежки: — Пользуйся, дядя, они тебе нужнее! Так или как-то иначе? Суд снял обвинение в вымогательстве взятки, на чем настаивал заявитель, он же раскаявшийся взяткодатель, он же председатель совета директоров фирмы Генподрядчика ТОО СК «Кулагер», г-н Егинбаев Т.Ж., по той причине, что в период возможного вымогательства при проведении тендора на закупку строительных услуг, руководитель нацкомпании находился за пределами страны и, как показывают на суде свидетели, никаких поручений касательно «Кулагера» и его выигрыша в тендере не только не давал, но и откровенно по приезде был недоволен его результатами. Получается, что суд, отказав в доверии главному свидетелю — отсутствие вымогательства — признал все остальные обвинения за доказанный следствием факт? Это, согласно приговора, организация преступного сообщества — п»в» ч.3 ст 193 УК. Признак неоднократности взяток и в особо крупных размерах, на что акцентирует суд, не может происходить без участия какой-то организованной для этих целей группы. Проводка, обналичка, доставка, фальсификация отчётности. Естественный интерес вызывают ее члены. Но их фамилии не оглашены, на скамье подсудимых их тоже нет. Неужели неустановленные лица из властного Олимпа — ведь нацкомпания со стопроцентным участием государства в уставном капитале, являясь Заказчиком строительства национального космического центра,  финансируется правительством РК? Но в таких случаях суды, как правило, закрытые. Или имеются в виду работники администрации Главного подрядчика, которые по указанию …Заказчика строительства обналичивали госсредства, укладывали их в пакеты и передавали  посреднику для дальнейшей передачи … только вот КОМУ? Свидетели и должностные лица Кулагера, помогавшие Егинбаеву в даче взяток, которые не вымогались, не смогли назвать в суде лиц, которым деньги предназначались. Взятки явно были — только КОМУ? Посредник — директор ТОО «Сункар Кузет» Асылбеков Е.А., активно сотрудничавший со следствием и в итоге отделавшийся лёгким испугом, стоял на том, что средства передавались и неоднократно именно Мурзыкулову. И именно через него, через Асылбекова. Но опять со странностями: телефонные разговоры, принятые судом в качестве доказательств, согласно морфоэкспертизе — речи о передаче денег НЕ содержат. И с другой стороны, передавая солидную взятку, ту самую, сообщение о которой прошло по всем казахстанским телеканалам — посредник почему-то оставляет сумку с деньгами прямо на пороге закрытой квартиры, где временно проживает академик. Не дожидаясь пока он откроет дверь, тут же ретируется. По идее, Мурзыкулов, если кто-либо раньше не подберет бесхозную сумку, должен её поднять, отворив на звонок дверь. Но академик не успевает этого сделать, захваченный врасплох полицейскими ныне упраздненной организации — республиканского Финпола, втолкнувшими его в квартиру, после того как он всё-таки открыл дверь, что отчётливо видно на кадрах оперативной съёмки. Асылбекова не интересовала судьба брошенной сумки, поскольку он уже тесно сотрудничал со следствием, знал, что за ней проследят или был уверен, что декларируемой суммы в сумке попросту нет. После заявления Егинбаева о вымогательстве у него взятки якобы Мурзакуловым и роли Асылбекова в этом деле, он, точно зная свой конечный результат: нарочитый арест и недолгая отсидка, почему-то не дожидается, пока академик ему откроет дверь и не передает ему сумку лично. Почему? Наверное, опасался резонного вопроса последнего:-Что в сумке? От кого такие щедроты? И возможного звонка в полицию о том, что именно Асылбеков принес ему какие-то деньги. Полицейские при обыске квартиры, проводимом без санкции прокурора, уложив пожилого человека лицом в пол, активно интересовались у него, чья это сумка и что в ней, но показать деньги и подсчитать сумму прилюдно почему-то НЕ решились. Неужели постеснялись понятых и задержанного? Им-то как теперь пояснить, что при обыске, проводимом первого августа, изъятые денежные средства осматривались следователями единолично второго и пятого августа, на банковских поперечных бандерольках стояли отметки выдачи их как Карагандинским, так и Таразским филиалами Казкоммерцбанка, причем, на некоторых — сделанные вторым числом! К тому же, если деньги с отметкой «второе августа» вдруг и  были получены в Караганде свидетелем Нурпеисовым первого числа, который в этот и последующие дни — вплоть до пятого августа находился в дневном стационаре на лечении, то на каком чудо-ковре он их вместе с собой перебросил в Астану, где средства умудрились объединить с таразскими и иными, упаковать в сумку и доставить практически прямо к порогу квартиры Мурзыкулова в 2 часа 15 минут астанинского времени? С другой стороны — почему не описаны номера купюр и их номиналы? Денежные банкноты в данном случае являются вещдоками, однако следствием только 28 октября 2013 г. выносится постановление о приобщении их к делу и тогда же принимается решение о передаче их на хранение в Нацбанк. Почему это постановление выносится с опозданием практически на три месяца — неужели идёт ожидание особого распоряжения, ведь, и следствие это понимает, дело-то рассыплется без судьи, готового безусловно поверить в необходимость нарушения законодательства. В любом случае, в ожидании непонятно чего, следствие на всякий случай страхуется. Как показывают материалы дела ещё 14 августа следователь Амралиев сдает в Центральный филиал главного банка страны два опечатанных мешка с бумажным содержимым, оцененным им в два тенге — как предмет взятки и арестованное имущество. Естественно, без описи и без указания принадлежности определенному лицу. Так, чтобы по необходимости это бумажное содержимое можно было объявить вещдоками любого арестованного: Мурзыкулова или Асылбекова, а возможно и взяткодателя Егимбаева. Егимбаев, дающий взятки Мурзыкулову без вымогательства со стороны последнего, то есть, по собственной инициативе (?) — не абсурдно ли это звучит? И этот абсурд оба суда — первой инстанции и апелляционный поддерживают своими актами как решение, соответствующее закону по той причине, что академик с ним согласился после многочасовых бесед со следователями разного уровня. И даже после отказа давать показания, вдруг повторил для протокола все, что говорил на очной ставке Егинбаев. И что принял лично у Асыбекова, из рук в руки (!), переданную для него сумку. А ведь отпечатков пальчиков-то академика как на вещдоках внутри сумки, так и на самой сумке почему-то нету. Эти разногласия судом не устраняются. Возможен ли самооговор и по какой причине, если Мурзыкулов то со всеми обвинениями соглашается, то от всего отказывается? При такой постановке явно, что в деле Мурзыкулова все не очень просто. И замешено оно на политике либо сведения счетов, либо сокрытия коррупционных нарушений, либо …

Следствие вел упраздненный Финпол, контроль осуществляла Транспортная прокуратура, та самая, которая не замечала серьёзных нарушений при строительстве национального космического центра со стороны Заказчика и не однажды отмечала, что контроль с его стороны осуществляется профессионально, средства переводятся  подрядчику своевременно и в соответствующем объёме. Но каково качество исполнения строительных и строительно-монтажных работ; почему происходит отставание по срокам; почему, выступая с отчетом на заседании правительства, Заказчик почти откровенно сомневался в профессионализме Подрядчика, о чем неоднократно докладывал и письменно,  напоминая Подрядчику, что в случае необеспечения графика работ воспользуется применением мер ответственности, предусмотренными в договоре. Разве так защищают интересы Подрядчика?

DETAIL_PICTURE_721948_74125179

Чем настойчивее был Заказчик, тем больше запросов в различные государственные органы направлял Генеральный подрядчик, пытаясь скорректировать вполне законные требования Заказчика, представляющего интересы правительства РК. Комитет по делам  строительства и жилищно-коммунального хозяйства Министерства регионального развития РК, отвечая на очередной запрос, предлагает форму цивилизованного обращения Подрядчика в суд с иском в отношении Заказчика. Генподрядчик к совету относится с пониманием. Он обращается в органы с заявлением о … вымогательстве взятки за создание комфортных условий строительства. Суд согласился с подрядчиком: взятка была, но без вымогательства, рассматривая при этом непростые взаимоотношения двух руководителей как дружественно-деловые, при утверждении Егимбаева, что он относился к Мурзыкулову неприязненно. Следовательно, оговор возможен?

Не секрет, что Заказчики и Генподрядчики в условиях современного рыночного хозяйствования зачастую объединяют свои действия с целью распила получаемого из бюджета финансирования. В этом случае один прикрывает другого. Но на данном объекте все с точностью до наоборот: Заказчик требует качества и сроков, Генподрядчик отбивается. Борьба интересов, разрешить которую могут экспертное заключение правительства и независимая экспертиза. Но таких доказательств не представлено, хотя финансово-бухгалтерская документация не может рассматриваться как без экспертизы подрядных работ, так и условий исполнения договора. Поэтому в роли гостконтролеров по строительству выступили уже астанинские судьи Аширбеков А.И. и Тоганбаев Б.М., и дважды(!) транспортный прокурор Кишкенебаев В.Ж., вероятно имеющие высшее строительное образование и право давать заключение по качеству строительству. Не по их ли выводам сроки сдачи важного государственного объекта, возводимого в содружестве с Францией, были изменены и сдвинуты в пользу увеличения, а значит и удорожания? Так КТО создаёт благодатные условия Генподрядчику- неужели Мурзыкулов, руководя из тюремной камеры при помощи перестука? И кому он стучит? Ясно, что не Егимбаеву. Организатора не вымогаемой взятки с согласия прокуратуры определили в статус свидетеля.

Приговорили же офицера финансовой полиции Серика Солтанбекова к 12 годам строгого режима за отказ дать показания против Н.Назарбаева и других высших лиц государства по устному лишь свидетельству одного человека. И все …тишина со стороны власти и правонадзирающих органов. Зато текут угрозы с «воли», о которых уже регулярно приходиться извещать КНБ. Для устранения противников (КОГО и КЕМ) используется немыслимое даже под видом государственной секретности. Генерал-майор Манас Сихимов был осужден в уголовном порядке за неисполнение отсутствующего решения Наркомата Каз. ССР от 1940 г. И снова — тишина. Будто алхимики соревнуются: КТО докажет больше правдоподобных реалий в исполнении КЕМ-ТО поставленной задачи. И какой? Создаётся  ощущение, что устраняются соратники Президента РК, ратующие, как и он за создание сильного социального государства, уничтожаются последователи идей Н.Назарбаева, поступательно вымывается национальная интеллигенция, в основе духа которой лежат нетленные ценности, объединяемые нравственностью.

Когда общество больно, оно начинает себя жалеть массовой истерией, выталкивая при этом лучших, молча и профессионально исполняющих свою работу, не примыкающих к пустому трепу и истеричной рефлексии. Таких единицы, но они становятся опасны умением делать дело и мыслить. Их подставляют …

Рубрика: