12 февраля, 2019 Нет комментариев

«Национальная идея? Стать белорусами!»

Лукашенко заговорил, что наши народы больше не братские. Что думают об этом его сторонники и противники?

В конце 2018 года отношения между Россией и Беларусью накалились до предела. Москве, похоже, надоело помогать братьям-белорусам, не получая ничего взамен, и она предложили экономическую помощь привязать к большей политической интеграции. Лукашенко забил тревогу, публично рассказал, что Россия хочет Беларусь аннексировать. Специальный корреспондент «Новой газеты» Илья Азар отправился в Минск, чтобы выяснить, ждут ли братья-белорусы российских «зеленых человечков» и готовы ли сплотиться вокруг Лукашенко, защищая суверенитет своей страны.

Партизанский командир

«Угроза [аннексии] реально существует. Это не преувеличение, и она возрастает с каждым днем все больше и больше», — убеждает меня лидер партии «Белорусский народный фронт» (БНФ) Григорий Костусев.

У него есть веские причины так думать: «Я знаю, что уже в 2010 году в Кремле шли такие разговоры, — у меня есть друзья, которые владели информацией, — и с каждым годом желание возрастало, а сейчас Путину как «собирателю русских земель» необходим очередной успех после Крыма, чтобы нивелировать проблемы в экономике».

— Сейчас власти России открыто говорят, что нужно вернуть все страны СНГ в состав России и воссоздать Советский Союз! — разгоняется Костусев.

— Ну все-таки это неофициальный курс, — возражаю я.

— Как неофициальный? Будет интеграция — будет нефть и газ по дешевым ценам. Это намеками сказал Медведев. А Жириновский говорил, что Беларусь не страна, а белорусский не язык. И это не Ваньки с подворотни уровень, а высокого чиновника.

Когда Гитлер пришел к власти в Германии, тоже все начиналось потихоньку, но про некоторые страны говорили, что это недостраны. И чем кончилось?

— Но все-таки в Крыму большинство населения действительно хотело в Россию, а у вас-то вроде нет, — робко возражаю я, но националист Костусев в свой народ не верит.

— 30 % населения такой вариант рассматривают позитивно. Кремлевская пропаганда через телевидение и радио делает свое дело. Да, и экономическая ситуация у нас не позволяет найти нормальную работу, так что у многих в головах создалось впечатление, что Беларусь не готова создать нормальные условия для проживания их семей, и только Путин может их спасти.

МартиновичВ случае с Беларусью нельзя опереться на соцопросы и сказать, что 70 % против России или наоборот. Если вы слышите такое, то вами манипулируют, потому что сегодня ни рейтинг президента, ни ответы на основные вопросы не знает вообще никто — белорусская социология трагически погибла.

Впрочем, у Костусева есть план сопротивления: на пике противостояния Москвы и Минска белорусские националисты потребовали от Лукашенко «ограничить трансляцию российских телеканалов, разжигающих межнациональную вражду и, по существу, являющихся средствами ведения информационной войны». Пока безрезультатно.

У 61-летнего Костусева грустный взгляд и густые седые усы — он совсем не похож на радикального националиста. Вот и слова его под стать: «Ненависть по национальному признаку для нас неприемлема. Для нас все равны — белорусы, поляки, русские, литовцы и евреи. Они все имеют равные права».

— Но, вообще-то, вы белорусский националист? — уточняю я.

— Так, — на автомате отвечает Костусев по-белорусски. — Но что такое белорусский националист? Российские СМИ и политики навязывают мнение, что если белорус разговаривает на белорусском языке, то это уже белорусский националист, а я спрашиваю: «Если россиянин разговаривает на русском, то он националист?» Вообще, я знаю хорошо оба языка и думаю, что сделаю меньше ошибок в диктанте, чем Жириновский!

Трусов: Религиозных войн и национальных конфликтов в Беларуси не было. Даже еврейские погромы организовывали русские староверы. Плюс для этого с Москвы приезжали люди из «Союза Михаила Архангела».

У Костусева как у националиста есть короткий ответ на вопрос о национальной идее Беларуси: «Белорусы должны стать белорусами».

— А как ими стать?

— Разговаривать на белорусском языке, создать высшее учебное заведение и школы на белорусском языке.

— А ограничивать русский язык надо? Как в той же Украине делают? — спрашиваю я, но националист Костусев от вопроса уходит, как и почти все мои оппозиционно настроенные собеседники в Беларуси. «Русский у нас был и останется. Все белорусы лучше знают русский язык, чем россияне! Но это не значит, что, развивая русский язык, мы должны уничтожать белорусский», — выворачивается Костусев.

Мне интересно, как он представляет себе российскую оккупацию братской Беларуси, если считает угрозу реальной.

— Население будет встречать «зеленых человечков» с цветами?

— Самый страшный вариант — это когда мы сегодня ляжем спать под красно-зеленым флагом, а завтра проснемся под триколором России.

Кандидат в президенты григорий Беларуси Костусев. Фото: РИА Новости, 2011 год

В восточных районах нашей страны силовики практически уже готовы за большую зарплату и какие-то льготы вывесить российский флаг на своих отделах милиции и военкоматах.

Часть чиновников за коврижку сдадут независимость Беларуси и той территории, которой руководят. Это не пустые слова, ведь я сам живу в Могилевской области, в Шклове — городе, откуда вышел Лукашенко.

В словах Костусева есть резон: в Минске меня подвозил таксист, который оказался «краповым беретом». Он рассказал, что отказался идти в службу безопасности Лукашенко из-за «низкой зарплаты и потому, что придется вести полностью скрытную жизнь». Зато много расспрашивал меня про цены и зарплаты в Москве, потому что мечтает устроиться в ФСБ, где платят больше.

Впрочем, тут же оговаривается Костусев, российских оккупантов в Беларуси ждет совсем не крымский сценарий, а афганский. «Белорусы с молоком матери впитали в себя партизанские хитрости, и многие будут готовы пойти в лес», — уверяет меня Костусев.

— А вы в случае партизанской войны пойдете в лес?

— Я бывший офицер запаса, владею любым стрелковым оружием, могу водить танк, боевую машину пехоты, трактор, любую машину. На соревновании по стрельбе на Кубок генерала Фролова я сейчас занял первое место по стрельбе из пистолета (в этом сильны многие белорусские оппозиционеры — прим. автора). Рука твердая и навыки остались. Мне ничего не стоит пойти в лес, — гордо, но немного уклончиво отвечает Костусев.

— Будете командующим восточного фронта? — вклинивается в нашу беседу Дмитрий Лукашук, журналист «Еврорадио», в студии которого мы общаемся с Костусевым после его эфира.

— Возможно. Если придется, — смеется в ответ лидер БНФ.

Александр Лукашенко. Фото: Reuters
Шрайбман: Костусев — очень мягкий националист, да и то потому, что возглавляет БНФ. Вообще, он компромиссный политик, который выступает переговорщиком с администрацией президента, он договороспособен, и его зовут на ток-шоу государственных каналов.

***

О возможной аннексии Беларуси заговорил в прошлом году сам президент Лукашенко. Поводом стала грядущая отмена Москвой налогового маневра в нефтяной отрасли (отмена к 2024 году экспортной пошлины при увеличении налога на добычу полезных ископаемых). «Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России… Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны… Некоторые прямо говорят — мы готовы, чтобы вы шестью областями вошли в состав Российской Федерации», — сказал Лукашенко.

Беларусь объявила, что потеряет из-за этого 8 миллиардов долларов, и потребовала компенсацию. В конце ноября стало понятно, что Москва предоставлять ее не хочет.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/02/11/79507-natsionalnaya-ideya-stat-belorusami
Загрузка...

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.