karligashjakiyanovaКарлыгаш Жакиянова, супруга казахстанского политика Галымжана Жакиянова, рассказывает в интервью, как в США воспринимают Казахстан и казахстанцев в свете последних событий, связанных с расследованием взрывов в Бостоне.

Семья Жакияновых – Галымжан Жакиянов, его супруга Карлыгаш и двое их сыновей – живет в Бостоне с 2011 года. Казахстанский политик, в прошлом аким Павлодарской области и лидер оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), сейчас обучается в Массачусетском технологическом университете. В этом же учебном заведении учится его младший сын, Ележан Жакиянов. Старший сын, Берик Жакиянов, получает образование в Гарвардской школе бизнеса. Карлыгаш Жакиянова учится в одной из языковых школ Бостона.

Как семья пережила трагические события – взрывы во время Бостонского марафона? Что говорят о казахстанцах в США после ареста казахстанских студентов и предъявления им обвинений? Об этом мы беседуем с Карлыгаш Жакияновой.

— Карлыгаш Кадесовна, как Вы пережили события 15 апреля? Где Вы находились в тот момент, когда прогремели взрывы?

— Ежегодно в Бостоне в этот день отмечают Patriot’s Day, национальный патриотический праздник. В честь этого праздника проводится марафонский забег, который собирает людей со всего мира. Жители города тоже стараются принять в нем участие. Те, кто не могут сами преодолеть дистанцию, присутствуют на марафоне как зрители.

В тот день я решила прогуляться, посмотреть на марафон, тем более мы живем в 500 метрах от улицы, где он проходил. Едва дойдя до этого места, я услышала первый взрыв, похожий на сильный хлопок. Потом прогремел второй взрыв, и люди начали в панике убегать. Я не понимала, что происходит, вернулась домой, включила телевизор, и в это время уже начали передавать информацию о взорвавшихся бомбах. В новостях рассказали, что погиб мальчик, который ждал на улице своего отца, погибла студентка. Многие были потрясены тем, что это произошло в Бостоне – городе, который всегда считался тихим и уютным местом.

Сначала чувствовался страх, страх из-за того, что не понимаешь, что происходит. Потом, когда осознаешь произошедшее, пропускаешь через себя, то задаешься вопросами: «А если бы я находилась в то мгновение рядом?», «А ведь там могли оказаться мои близкие». У меня все эти дни была бессонница, я только-только стала в себя приходить.

Я звонила в день после взрыва своим знакомым и друзьям Ележана (младшего сына четы Жакияновых. – Ред.), спрашивала, все ли с ними в порядке, очень волновалась за них.

— Все обошлось благополучно? Что делали в тот день Ваши родные – супруг, дети?

— Все обошлось. Ележан у нас серьезно увлекается водным спортом, греблей, поэтому ему нужно контролировать свой вес. В день он пробегает по 10–15 километров. 15 апреля была хорошая погода, и Ележан намеревался присоединиться к участникам марафона. Это соревнование массовое, там нет жестких требований, и многие любители пробегают пару километров вместе с основными участниками забега. Но потом его планы, к счастью, поменялись.
Цветы и флаги у места взрывов в Бостоне. 21 апреля 2013 года. Фото Карлыгаш Жакияновой.

— Стали ли в Бостоне более настороженно относиться к приезжим, учитывая, что в организации взрывов подозревают иммигрантов?

— На второй день после взрывов арестовали студента из Саудовской Аравии, который учился в нашей языковой школе. Внешне он очень похож на младшего Царнаева. Он был ранен, потому что находился где-то рядом с местом взрывов. Если Вы помните, в первых официальных сообщениях передавали, что один подозреваемый уже есть. Однако позже обвинения с него сняли. В школе все очень сильно переживали, к нам приезжали представители правоохранительных органов, рассказывали, как нужно действовать в ситуациях, представляющих какую-либо угрозу.

Я обратила внимание, что Царнаевы ровесники моих сыновей, у них такая же разница в возрасте. Они беженцы, Америка приняла их, казалось бы, эта страна дала им всё, что могла, младший брат получал образование. Если за взрывами стоят действительно они, я не понимаю, что их подтолкнуло, почему так получилось…

— Всё же отношение к иммигрантам меняется в последние дни?

— Вы знаете, в день, когда прогремели взрывы, движение общественного транспорта приостановили. На следующий день автобусы уже шли, метро заработало. На входе в подземку стояли люди в форме, они проверяли содержимое сумок. Они очень вежливо просили открыть сумку, просили прощения, говорили «спасибо». При этом они проявляли дружелюбность. В этом плане мне есть с чем сравнить. В Казахстане я тоже оказывалась в такой ситуации, когда нужно было предъявить на проверку личные вещи. Это было, когда Галымжан находился в тюрьме, этому предшествовали аресты, проверки. Такие вещи никогда не забываются. Всё время сравниваешь, сопоставляешь…

А в целом я не думаю, что отношение к иммигрантам сильно изменится, но некоторый дискомфорт, наверное, мы будем ощущать.

После задержания Царнаевых, помните, появилась информация, что они одно время жили в Кыргызстане или в Казахстане. Потом задержали казахстанских ребят (Диаса Кадырбаева и Азамата Тажаякова. – Ред.), которые, как говорят, дружили с Джохаром Царнаевым.

В американских СМИ в связи с последними событиями и арестом парней стали чаще упоминать Казахстан.
Вид на Бостон с высоты птичьего полета. 21 апреля 2013 года. Фото Карлыгаш Жакияновой.

— Что думают и говорят находящиеся в Бостоне казахстанцы по поводу задержания соотечественников?

— В первые дни сообщалось, что задержанные ребята учились в университете MIT (Массачусетском технологическом университете – Ред.). Но это ошибочная информация, они из другого вуза, университета в Дартмуте. В MIT есть сообщество студентов из Казахстана, я многих из этого сообщества знаю лично.

Я не могу говорить за всех казахстанцев в Бостоне, что они думают по поводу задержания парней.

Здесь есть 18-19-летние студенты из Казахстана, которые большую часть времени уделяют не изучению языка и учебе в целом, а посиделкам в ресторанах, ведут праздный образ жизни. Есть студенты, родители которых платят 40 тысяч долларов в год за обучение, и еще столько же тратят на аренду жилья. А между тем здесь совсем другая система преподавания, студент должен заниматься самостоятельно, иначе он отстанет и не наверстает. Конкуренция здесь сильная; выживает тот, кто обладает сильными знаниями. Ничем другим не возьмешь, никого не удивишь своими материальными богатствами, успеха можно добиться только благодаря своим знаниям и образованию.

Американцы проявляют дружелюбие и открытость — все-таки это страна иммигрантов. Но я думаю, они улыбаются, а внутри, может быть, у них начнут закрадываться сомнение и опаска. Наверное, какое-то время нужно, чтобы пережить все это. Так или иначе, по моим личным наблюдениям, здесь не склонны относиться одинаково ко всем представителям какой-то группы или этноса, навешивания ярлыков я не заметила. Каждого человека рассматривают, если так можно выразиться, по отдельности.

— После ареста казахстанских студентов в Бостоне власти США приняли решение усилить иммиграционный контроль за иностранными студентами. Выяснилось, что один из задержанных въехал по недействительной визе…

— Да, сейчас вся эта ситуация будет отражаться на наших студентах, которые соберутся сюда на учебу. Думаю, будут более строгие требования перед тем, как выдать визу. И внимание на границе, в аэропортах, наверное, будет пристальным.

Я, как мать своих детей, очень переживаю за ребят, которых задержали. Я думаю, что они оказались в таком положении из-за своей беспечности. Я представляю, как переживают их родители, и сочувствую им.
Место взрыва на второй день после Бостонского марафона. 16 апреля 2013 года. Фото Карлыгаш Жакияновой.

Я хочу обратиться к другим родителям, которые отправляют детей за границу: выезжайте с детьми по возможности, хотя бы на первое время. Юноше или девушке в 19 лет трудно адаптироваться к другой среде, в чужой стране, с другими правилами жизни. Если нет возможности выехать с ребенком, будьте на постоянной связи с ним. Почти все языковые школы и университеты предоставляют возможность родителям через Интернет смотреть за успеваемостью и посещаемостью детей.

— Карлыгаш Кадесовна, скоро Ваш супруг отметит 50-летний юбилей. Как Вы готовитесь к этой дате?

— 8 мая у Галымжана день рождения. Ждем родственников и друзей, двери нашего дома открыты для них. Для нас день рождения – это не застолье, прибудут близкие люди, мы хотим показать им Бостон и Америку.

50 лет – не так уж и много. Для мужчины этот возраст своего рода рубеж, важный рубеж, достигнув которого надо оглянуться назад, подвести итоги – что я сделал, чего достиг. Я думаю, главное наше с Галымжаном достижение – это наши дети, два замечательных сына.

Источник:  life.enu.kz

Рубрика: