Муса ТаиповМногие из нас — кавказцев задумываются о судьбе России, пытаются понять источник бед и страданий своего народа. При первом же, даже поверхностном анализе, наши взгляды неизменно упирались в Север,
откуда всю обозримую историю, на нас кавказцев, эти беды сыпались как из рога изобилия. А на Севере — Россия… Русские, от чьего имени была некогда создана эта империя, сами убегали от властей в разные стороны, а власть упорно шла за ними, «даруя» им «высочайшими грамотами» чужие земли, на которых оказались беглецы. Как сказано в одной из них — «дарую вам реку Терек, да со притоками…» То, что Россия была создана как империя и до сих пор продолжает ей оставаться, факт очевидный и очередным доказыванием я заниматься не стану. Не о том речь. Меня интересует, как был порабощен сам русский народ (!хотя название «русский» он приобрёл лишь во времена Петра) и как он стал бессловесным инструментом, оружием в руках властей, в деле порабощения других народов, сам при этом получая лишь проклятия вновь завоёванных, покоренных империей народов, погибая и убивая других. И так из века в век… Ко второй половине 19 столетия России удалось, ценой многомиллионных жертв, установить своё господство на Кавказе. Теперь, на наших глазах, происходит «свёртывание» империи. До каких пределов она «свернётся», гадать не станем, дело это не благодарное. В конце концов, это дело тех народов России, которые оказались вовлечены, завоёваны, в разные времена империей. Если в них живо стремление к Свободе, они её будут добиваться. Если же смирились со своей участью, что же? Значит это их выбор… В этой небольшой заметке, я просто попробовал провести аналогию с увиденным мною много лет назад «опытом» над кошкой и провести аналогию с ситуацией, в которой оказался русский народ. Насколько эта она уместна, судить читателям… В армии со мной произошел один случай (служил я давно — в 76-78 годы прошлого столетия). Я был старшиной роты и один из солдат обратился ко мне с просьбой отпустить его в соседнюю деревню. Я ответил ему отказом, тогда он говорит — а если покажу, как кошка за минуту растерзает буханку хлеба? Я спросил его, как это будет происходить? — Если пустите в деревню, покажу — сказал он. — Давай показывай, разрешение дам, одно условие, надеюсь, что убивать ты её не будешь, — поставил я условие. — Нет, ну что вы, конечно не буду, — это просто фокус такой… Мне было интересно, что же должно произойти с кошкой, чтобы она растерзала за минуту целую буханку хлеба… Дальше произошло вот что: солдат поймал кошку, поставил ее перед собой на полу. До этого из кухни принесли буханку хлеба и положили перед ней. Солдат взял кошку за хвост, подсунул его под подошву сапога и, резко наступив на него кирзовым сапогом, что есть силы начал давить на хвост, сам при этом откинувшись назад, чтобы кошка его не достала… Кошка дико заорала и бросилась, сначала на сапог, а потом, на буханку хлеба и начала её терзать… Не прошло и минуты, как от целой буханки не осталось какого либо крупного куска. Она бешено терзала её, при этом не прекращая свои истошные крики. В считанные секунды разбросала куски разорванного на части хлеба по полу казармы в радиусе полутора метров… Я смотрел, вытаращив глаза, и пока, что либо успел сказать, дело было сделано… Как только буханка была растерзана, солдат высвободил из под сапога защемлённый хвост, и кошка умчалась, не прекращая кричать… — Ну что старшина, спор я выиграл. Увольнительная будет? — обратился ко мне живодёр. Формально он своё обещание выполнил, но то, как он это сделал меня сильно задело… Я помолчал и сказал, что в увольнительную он пойдёт, но потом, когда он вернётся, я с ним проведу такой же эксперимент…, и посмотрю, сможет ли он за минуту растерзать буханку. Только вместо хвоста мы ему прищемим кое-что другое, пообещал я… К чему я всё это рассказываю…? Русские, как та кошка, живут с прищемлённым властями (которые защищены «кирзовым сапогом») хвостом, а другие народы, находятся перед ними в качестве жертвы. Но изначально они сами были первыми жертвами. Сменились целыe поколения «прищемлённых», и сейчас, потомки тех, кого использовали первоначально, обдурённые своей пропагандой, совершенно не зная своей собственной истории, кроме той, которую им сочинили кремлёвские идеологи, продолжают терзать кавказские народы. И эти люди (многие из них) искренне полагают, что делают другим народам добро… А те из них, кто догадывается об истинной роли (а по сути трагедии) русского народа, отправляются властями в психушки, их убивают или они сами спиваются и замыкаются в себе, уходя во внутреннюю «иммиграцию»… Сейчас российское общество привыкло уже к боли в «защемлённом хвосте». Когда боль постоянная и к ней тоже привыкают, и перестают замечать. Для примера, характеризующего способности человека вычёркивать то, что мешает продолжать жить, приведу вопрос, заданный в программе «Что. Где. Когда». Вопрос заключался в следующем: Туристы посещающие Ниагарский (по — моему) водопад, от шума и гула падающей, огромной массы воды, не могут разговаривать, они не слышат даже своих слов. В этой связи вопрос — как общаются между собой племена индейцев, которые здесь живут постоянно? После того, как вопрос был озвучен, участники команды начали высказывать свои версии, но ни одна из них не оказалась верной. А версии были такие — общаются знаками, жестикулируя, мимикой, пишут на чём либо и т.д. Правильный ответ звучал так: Они привыкли к этому шуму и из их слуха «вычеркнута» частота, на котором шумит падающая вода. Они разговаривают между собой простым, обычным голосом… Мне порой кажется, что у русских «вычеркнута» та боль, которую причиняет «прищемлённый» когда то властями «хвост». Они уже привыкли к ней, сроднились с этой болью, она стала частью этого народа, который в далёкие времена попал в рабство к своим правителям… Вероятно, поэтому о русских и сказано: «Умом Россию не понять…» Муса ТАИПОВ.

Рубрика: