Логоти

…Мне бы хотелось поделиться сведениями по поводу тех самых «достижений» советской национальной политики, которые привели в восторг делегатов французской компартии и особенно сирийца Али-Мира. Они проехали без остановок через советский Казахстан, если не считать остановки везшего их поезда  на несколько минут около часу ночи на ст.Кызыл-Орда.

 

Мои выводы заключаются в той громадной, которая отделяет теорию и лозунги национальной политики советской власти от их осуществления в Туркестане.

 

Советская власть началась в Туркестане с огульного отрицания за местным коренным населением права на участие во власти.

Так, 3-й Туркестанский съезд Советов в своей резолюции от 19 ноября 1917 года решительно и твердо заявил:

— Включение в настоящее время мусульман в органы высшей государственной власти является неприемлемым….

Какая же это была власть в мусульманской стране без мусульман?

 

За ответом обратимся к брошюре Б.Р.Тагеева «В долине крови и роз», выпущенной сов. Гос.издательством в Москве в 1927 году. Там, на стр.65 мы читаем:

 

— Началась новая эра  Туркестана под властью самобытных ташкентских «большевиков» — отбросов колониального режима. Колонизаторский характер новой советской власти был закреплен резолюцией 3-го съезда Туркестанского съезда Советов.

 

Вот эту «власть отбросов колониального режима» Сталин ныне выдает за власть туркестанских «национальных крестьянских советов».

 

Как же чувствовали себя под этой властью туркестанцы-крестьяне?

 

Позвольте на этот вопрос ответить простыми словами бесхитростного заявления бедняка-мусульманина, оглашенного 5 июня 1919 года на заседании 3-го краевого съезда компартии Туркестана в Ташкенте. Там мы читаем:

— Мы, бедные мусульмане, как находились при Николае Кровавом скотиною, так находимся и теперь, при нынешнем пролетарском правительстве. Представители власти объявили, что будут бороться с капиталистами и под этим предлогом начали обирать и наживать в свои карманы. Один бедный  пролетарий имел лошадь и арбу, занимался извозом и кормил семью.

 

Приходит красноармеец и отбирает лошадь без всякой оплаты.  И бедняк остается голодный на произвол судьбы.

Под предлогом, что будут обирать богатых, обобрали всех, все 84-тысячное население города Намангана. Конфисковали весь наманганский товар, до замков включительно…

 

-Представители власти только то и делали, что защищали своих русских, хорошо их кормили, хорошо обували. Дома свои разукрашивали чужими шелковыми материями и другими драгоценностями.

 

А нам, мусульманам, что сделали? Кормили? Нет! Обували? Нет!  Если  бы  обували, не ходили бы бедные босыми. Если бы кормили, не умирали бы по 1.000 -.10.000 голодными. Что осталось в наших домах? Остались одни рваные одеяла. Больше ничего!

 

Этот позорный для Советской власти документ приведен на стр.101 книги туркестанца Турара Рыскулова, ныне занимающего пост заместителя председателя Совнаркома РСФСР, — «Революция и коренное население Туркестана».

 

Что этот бедняк-туркестанец не преувеличивал своего национального горя, своего «скотского положения» под советской властью, о том свидетельствует и сам тогдашний председатель Совета народных комиссаров Туркестана, русский большевик Сорокин, ездивший в Ферганскую область:

 

 — «От мусульман отбирают все, и не только отбирают, но и убивают их. Наши солдаты вместо защиты несут грабежи и убийства… В кишлаках (туземных селах) население терроризировано и бьет тревогу. Растут шайки разбойников.

Но, может быть, возразит кто-нибудь, что это-де не партия, а Красная армия чинит насилия. Но партия стоит во главе. Во главе всех партийных органов власти стоят партийные товарищи. Но они не принимают никаких мер для улучшения положения. Под их покровительством всюду процветают пьянство и безобразия, и конечно, партия несет вину за это.

Мусульманский пролетариат просит помощи у русских, но те отвечают, что не доверяют им.

 

Мусульман травят, мусульман даже убивают. Мусульманская беднота терпит притеснения от наших отрядов, уничтожавших без разбору их имущество, женщин и детей.

 

-Мусульмане – националисты, — продолжает тот же Сорокин,  — и вполне понятно, каким образом они могут относиться к нам дружески, когда

видят только оскорбления? Мы сами их делаем националистами»….

 

Еще одна выдержка из книги того же Рыскулова. На этот  раз речь пойдет о неслыханной нигде в мире «голодной политике» советской власти в отношении коренного населения.

 

Говоря о голоде среди туземного населения, в частности, среди казакского, Рыскулов свидетельствует, что один из «заслуженных руководителей Октябрьского переворота в Туркестане» Тоболин на заседании Туркестанского исполнительного комитета заявил прямо, что «киргизы (казаки), как экономические слабые с точки зрения все равно должны будут вымереть. Поэтому для революции важнее тратить средства не на борьбу с голодом, а на поддержку лучше фронтов…».

 

«Количество умерших от голода (мусульман), — говорит Рыскулов, — исчисляется в огромных размерах», но цифр он не приводит. Советские источники называли кошмарную цифру в 1 млн.114 тыс. человек.

 

Таков наш «национальный пассив» от московской «национально-освободительной политики».

 

Еще одно свидетельское показание о колонизаторском, национально угнетательском характере Советской власти в Туркестане: Например:

 

 — В Перовске (ныне Кзыл-Орда) сидел самодержец Гержот. От него откочевал целый народ – киргизы (казаки). При этом откочевании

вымерло около одного миллиона человек.

 

Знаете, где это написано?

Не думайте, что так пишет «газета капиталистической Франции». Нет. Это было напечатано в «безукоризненно правдивой» московской «Правде»., в №33 от 20 июня 1920 г.).

 

Зиновьев, еще в то время, когда он был признанным главою 3-го Интернационала, на памятном съезде народов Востока в Баку (сентябрь 1920 года), вынужден был признать, что агенты советского правительства в Туркестане «обижают туземных крестьян, отнимают у них землю, смотрят на них, как на низшую расу» (см. стенографич. отчет съезда, стр.227).

***

Такова Советская власть в Туркестане у самых своих истоков. Грязь большевистской лжи, замешанная кровью туркестанской бедноты – вот что лежит в основе той власти, которая утвердилась в нашей стране.

 

Она утвердилась на трупах туркестанской бедноты, на трупах туркестанских женщин и детей. Вспомните приведенные выше свидетельства бывшего председателя совнаркома Туркестана Сорокина и нынешнего заместителя председателя Совнаркома РСФСР Рыскулова. Эти люди выше  подозрений в национализме, их слова записаны не на столбцах буржуазных газет, а на страницах стопроцентной советской партийной прессы.

 

Советская власть не только не подвергла наказанию прямых и злостных виновников гибели миллионов туркестанской туземной бедноты, а наоборот, даже не все они «переведены в порядке партийной дисциплины» во внутренние губернии России.

Еще до сих пор в национальных республиках Туркестана сидят и занимают ответственейшие посты люди, виновные в организации голода.

 

О, я мог бы рассказать и привести неопровержимые доказательства того, как пекущаяся о сирийцах, индокитайцах, индусах и американских краснокожих всесильная российская коммунистическая партия, как сам всесильный «пророк» и отец-покровитель всех угнетенных Ленин прикрывали своим авторитетом московских колонизаторов в Туркестане даже тогда, когда эти колонизаторы отказывались подчиниться прямому требованию московского центра…

 

Мне могут сказать, что Ленин и партия в целом не знали о безобразиях советских агентов в Туркестане. Нет, знали. Знали отлично. Вот вам доказательство того, что ЦК партии и Ленин знали обо всем.

 

Приведу выписку из постановления  ЦК РКП от 29 июня 1920 г. Там говорится текстуально следующее:

 

 —  Отношения между пришлым европейским населением и коренными народами Туркестана за два с половиной года  советской власти, находящейся в руках тонкой прослойки русских рабочих, зараженных колонизаторской психологией (запомните эту квалификацию, данную самим ленинским ЦК партии советской власти в Туркестане), не только не изменились к лучшему, но еще более обострились, благодаря своеобразным «коммунистическим» действиям, рассматриваемым порабощенным населением, как продолжение действий агентов старой царской власти и по существу являющимися таковыми.

 

Зная о колонизаторской психологии своих членов, как же отнеслась к ним партия?

На этот вопрос мы находим ответ в пункте «д» того же самого постановления ЦК РКП, который гласит:

 

 — В порядке перераспределения партийных сил, откомандировать в распоряжение ЦК всех туркестанских коммунистов, зараженных колонизаторством и великорусским национализмом…

 

И в этом документе, изданном через два с половиной года после рождения советской власти, имеется пункт «е», предлагающий:

 

 —  «Уравнять в продовольственном отношении туземное городское население с русским и принять меры к улучшению продовольственного положения туземных крестьян».

 

Вы представляете себе весь ужас положения, когда об уравнении коренных туркестанцев в правах на хлеб с русскими советский центр вспоминает после двух с половиной лет установленного им колонизаторского режима в Туркестане, после официального констатирования гибели 1.140.000 душ туркестанской бедноты!

 

Знаете ли вы, французские коммунисты и сирийские национал-революционеры, что на основании пункта»д», приведенного выше мною поставновления ЦК РКП, свободно уехали из Туркестана отказавшийся помогать, чтобы спасти от голода «экономически слабым с точки зрения марксизма» киргиз-казакам «заслуженный руководитель октябрьского переворота в Туркестане» Тоболин (затем вернувшийся) и «самодержец» Гержот, спасаясь от которого погибло « около миллиона киргиз-казаков»?

 

Приведу из более позднего, близкого к нам времени один случай, ярко характеризующий «национальную политику» московского правительства в Туркестане, Случай, относящийся ко времени образования «независимой советской республики» Узбекистана, где, как удостоверяют французские коммунисты, «узбеки являются хозяевами своей земли», где «равноправие национальностей проведено в жизнь».

 

Имею в виду акт советской власти, позорней которого едва ли можно сыскать в истории культурных стран?

 

21 января 1925 года туземное население старого города Ташкента, по распоряжению властей, было поставлено на колени. И в этом положении подлинных колониальных рабов туземцы оставались в продолжение нескольких минут.

 

Об этом позорном акте советской власти газеты молчали в течение долгого времени. И только по истечении двух с половиной месяцев. 9 апреля 1925 года ташкентская газета «Кзыл-Убекстан» решилась дать место статье своего корреспондента из Москвы.

 

Вы думаете, что сотрудник «Кзыл-Узбекстана» или сама газета протестовали против этого  позорного для революционной власти и оскорбительного для национального достоинства туркестанцев акта? Нисколько!

 

Вот каким языком пишет сотрудник «революционного органа» «свободного, независимого Узбекстана»:

 

—  Статья эта написана не с целью критиковать кого-нибудь, а лишь в виде исправления собственных ошибок, если таковые могли быть усмотрены в моих мыслях».

 

Сириец Али-Мира должен быть готов к тому, что когда в годовщину смерти Ленина или Кашена, сирийских крестьян будут ставить на колени, (а французы в это время будут кричать стоя: Ленин и Кашен умерли, а дело их живет!), протестовать против этого будет опасной «ошибкой в мыслях».

 

Вот в беглых набросках обращенная к Туркестану «физиономия» той власти, на Х-летний юбилей которой ездили делегаты французской коммунистической партии.

Рубрика: ,