Логоти(Париж, 1935 г.) Переиздано на англ.яз. «Mustafa Chokay «Turkestan under soviet Power», Oxford, 1986.

(продолжение)

 

***

*

Выход в свет книжки совпадает с 18-летним юбилеем  советской власти и торжества т.н. «ленинской национальной политики». В системе этой политики Туркестану большевики отводят особое место.

 

И сам Ленин, и за ним все большевистские вожди – большие и малые —  подчеркивают двойную роль Туркестана: во-первых, Туркестан должен служить опытным полем применения этой самой «ленинской национальной политики», и, во-вторых, Туркестан должен явиться наглядным примером, образцом разрешения более общей и более важной проблемы – «колониально-освободительной революции». 

 

Осуществлению на практике этой политики  в Туркестане посвящена настоящая книжка.  Автор всемерно старался оставаться в рамках фактов и только фактов,  могущих быть подкрепленными официальными советскими источниками.

 

Но большевики чрезвычайно любят говорить о ленинско-сталинской теории национальной политики, любят говорить и убеждать себя и других в неизменной  верности  заложенным Лениным и Сталиным основам национального самоопределения.

 

Но многие ли помнят и знают метаморфозу советской (ленинско-сталинской)  теории самоопределения наций? Может быть, именно в связи с юбилеем торжества национальной политики советской власти не будет бесполезным  привести здесь  и сопоставить теоретические суждения Ленина и Сталина по данному вопросу  до и после Октября?

 

Буду по возможности краток, тем более что суждения Ленина и Сталина до того ясны и категоричны, что не требуют никаких разъяснений.

 

Под самоопределением наций, писал Ленин в апреле 1914 года, разумеется  государственное отделение их от чуженациональных коллективов, разумеется образование самостоятельного национального государства.

(См. Ленин « Собр. соч., т. Х1Х, стр.98. Изд.1921 г.)

Эту основную цель ленинского «самоопределения наций»  вы находите во всех последующих выступлениях большевиков. На фракционной конференции большевиков в апреле 1917 года (большевики тогда ведь являлись лишь фракцией социал-демократической партии) в Петербурге  Сталин решительным и убеждающим тоном заявлял:

 

Угнетенным народам, входящим в состав России, должно быть предоставлено право самим решить вопрос – хотят ли они  оставаться в составе Российского государства или выделиться в  самостоятельное государство? (см. «Революция и Национальный вопрос», изд. Комакадемии. Москва, 1930 г., т.3, стр.8).

 

И в резолюции, принятой  на той же самой конференции, мы читаем:

«За всеми нациями, входящими  в состав России, должно быть признано право на свободное отделение и на образование самостоятельного государства. Отрицание такого права и неприятие мер, гарантирующих его практическую осуществимость, равносильно политике захватов или аннексий.  (Там же, стр.26).

 

Не буду останавливаться на выступлениях Ленина в связи с финляндским вопросом, где он особенно подчеркивает однозначность политического самоопределения наций со свободой отделения их от России.

 

Все подобные» установки» делались большевиками – Лениным и Сталиным, разумеется,- до появления у них государственной власти

 

И вот они у власти. Как из рога изобилия посыпались декреты и воззвания, подтверждающие право подвластных России народов  на свободное отделение и образовании е самостоятельных национальных государств.

Больше того,  в специальном «Воззвании совета народных комиссаров ко всем трудящимся  мусульманам России и Востока», обращаясь к нашему народу, советское правительство взывало:

 

— Не теряйте времени и сбрасывайте с плеч вековых захватчиков ваших земель! Не отдавайте им больше на разграбление ваших родных пепелищ! Вы сами должны быть хозяевами  вашей страны! Вы сами должны устроить свою жизнь по образу своему и подобию!..».

 

«Устроить жизнь свою по образу своему и подобию» – надо полагать, , что именно эта и ей подобные мысли и рассуждения были зафиксированы на граммофонных пластинках, которые Ленин, за отсутствием туземных адептов, щедрой рукой отправлял в туркестанские степи для пропаганды большевистской национальной политики.

 

…Уже четыре года большевики стоят у власти. Нет больше белых фронтов. Там, где хрипели только граммофонные пластинки, уже царствует ЧЕКА…

 

Вот Х съезд компартии, знаменующий собою целый этап в определении ленинско-сталинской национальной политики. Сталин, тогда  народный комиссар по делам национальностей, вступает в полемику с Чичериными упрекает последнего в том, что  тот «…слишком много говорит о национальном самоопределении,, которое, говорит Сталин, действительно превратилось в пустой лозунг, удобно используемый империалистами».

 

Вы уже замечаете разницу  в отношениях Сталина  к лозунгу о самоопределении наций, теперь он считает его «пустым лозунгом». Но предоставим слово самому Сталину:

 

— Мы с этим лозунгом распростились уже два года назад. Этого лозунга у нас больше нет в программе. У нас в программе говорится  не о национальном самоопределении, — лозунг совершенно расплывчатый, а о лозунге, более отчеканенном и ясно определенном – о праве народов на государственное отделение. Это две вещи разные…»  

(Цитирую по брошюре «Национальный вопрос в Сов. России», выпущенной народным комиссариатом по делам национальностей. Госиздат, 1921 год.)

 

Вы помните, что Ленин в 1914 году, конференция большевиков в апреле 1917 года и опять Ленин в мае 1917 года (по финляндскому вопросу) не делал никаких различий между «самоопределением наций» и «правом народа на  государственное отделение».

Наоборот, и Ленин, и конференция большевиков считали эти два понятия синонимами.

 

Но вот стоило большевикам утвердиться во власти, как понятие «самоопределение наций» превращается в «пустой звук» и  решительно противополагается «праву на государственное отделение».

 

Происходит что-то  в роде, скажем, межнационального размежевания внутри до сих пор считавшегося священным для большевиков национального самоопределения.

 

Что же касается «права на  отделение от России», то Сталин заявляет, что оно «остается неиспользованным по воле самих народов, входящих в состав  Сов. России»».

 

«Воля народов, входящих в состав Сов. России!» – вот что действительно превращено большевиками в пустой звук, удобно используемый ими в  на разного рода юбилейных собраниях и съездах….

 

В другом месте Сталин был более определен и говорил:

 

Вы теперь понимаете, почему право на отделение от Сов. России остается неиспользованным во воле самих народов: требование осуществления этого права заранее объявлено глубоко конрреволюционным» («Национальный вопрос и Сов. Россия»).

 

Но Сталин не отбрасывает вовсе этого «глубоко контрреволюционного» лозунга и поясняет:

 

Поскольку же мы имеем дело с теми колониями, которые находятся в тисках у Англии, Франции, Америки, Японии, поскольку мы имеем дело с такими подчиненными странами, как Аравия, Месопотамия, Турция, Индостан, то есть теми  странами, которые являются колониями Антанты, , постольку лозунг права на отделение является революционным и отказаться от него значит сыграть в руки Антанты…». (Там же).

 

И достаточно было Сталину объявить право на отделение окраин от России контрреволюционным, как другие, что помельче, менее ответственные и потому более откровенные большевики заговорили по-настоящему:

 

— Совершенно естественно, говорит на том же самом Х съезде  партии Затонский, что если бы мы, в ущерб окраинам,  укрепляли центр, то мы поступили бы правильно. И если бы нам нужно было для укрепления его даже ограбить окраины, то мы пошли бы и на это».

 

Вот когда уместно сказать, «комментарии излишни».

 

Такова ленинско-сталинская национальная политика. На граммофонной пластинке она гласит – «национальное самоопределение вплоть до отделения», а в действительности же «самоопределение» превратилось в пустой звук и «право на отделение» в глубоко контрреволюционную «схатологию».

 

Разумеется, для народов¸ входящих в состав Сов. России…

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

К  ФРАНЦУЗСКОМУ  ИЗДАНИЮ

 

Мустафа Чокаев, автор этой брошюры, вспомнил, что я имел приятный случай встретить его в 1920 году в Тифлисе во время его путешествия в Грузию, которого большевики не могут простить Социалистическому Интернационалу.

 

Уже в это время г-н Чокаев был с волнением рассказывал мне о том, что происходит в его стране. Он говорил об этом со знанием дела и полным пониманием обстановки, так как он принадлежит к самым культурным людям своей страны.

 

Г-н Чокаев  говорил с нами не как социалист, но как демократ, который, несомненно, приветствовал бы  большевистский переворот в Русской революции, если бы этот переворот дал его стране демократию и свободу.

 

Ныне, восемь лет спустя после этих бесед, Грузия вновь находится под насильственным игом, а Туркестан по-прежнему может быть рассматриваем как колония, в которой большевистская администрация не уступает царской в грубости и цинизме метода управления и по крайне печальным результатам абсолютизма, который, хотя и носит имя пролетарской диктатуры, возбуждает в подвластном ему населении не менее прежнего чувства возмущения.

 

Г-н Чокаев рисует нам в этой брошюре страшную картину крови, угнетений и невежества.

 

Поводом для ее написания послужил доклад французской большевистско-коммунистической делегации, путешествовавшей по Средней Азии за счет московского правительства.

Г-н Чокаев и его друзья не пожелали оставить этот рассказ без ответа.

 

Конечно, те, кто делают ныне фантастические заявления по поводу показанных им «потемкинских деревень», будут жаловаться, что автор брошюры, разоблачая красоты советской власти в Туркестане, клевещет на их добросовестность.

 

К несчастью для них, г-н Чокаев пользуется самым лучшим, самым надежным методом. Не при помощи собственных наблюдений и размышлений он убеждает читателя. Он делает это при помощи большевистских же документов.

 

Когда он рассказывает, что население Туркестана ограблено и порабощено во всех отношениях, он ссылается на тексты  Турара Рыскулова и Сорокина. Эти господа сыграли важнейшую роль в жизни Туркестана.

 Первый, бывший председатель ЦИК Туркестана, является теперь товарищем председателя Совнаркома РСФСР, а книга его издана Госиздатом в Ташкенте, столице Узбекистана.

Второй, Сорокин, является бывшим председателем Туркестанского Совнаркома.

 

На основании цитат из «Правды Востока», большевистской газеты в Ташкенте, большевистского журнала «За Партию» и др., г-н Чокаев показывает, как применяются в Туркестане методы настоящей русской империалистической и националистической колонизации.

 

Свидетельство о том, что сотни и сотни тысяч туркестанцев пали жертвою режима (вымерли): доказательство, что местная администрация в громадном большинстве заполнена русскими и в очень ничтожным проценте туземцами; свидетельство, что, что в известном смысле правят страной невежество и так называемый марксистский ленинизм является только фасадом – фарсом, как большинство большевистских утверждений; что под ширмой аграрной революции производится коллективная и принудительная эксплуатация культуры (хлопок), в которой метрополия нуждается для обмена и вывоза и внутреннего потребления – все это основано на большевистских текстах.

 

Рядом с этим политические комедии, описываемые г-ном Чокаевым, насчет ношения чадры мусульманскими женщинами или еще более характерная история о том, что, как русско-туркестанский коммунизм пытается установить, является ли Ленин пророком или нет – заставляют социалистов краснеть при виде того, как их идеалу приписываются столь печальные и нелепые результаты.

 

В иных формах, чем в Грузии, в результате все той же политики и здесь попираются  как право народа на национальную свободу, так и право человека на личную свободу.

 

Брошюра г-на Чокаева является документом, среди множества прочих, который лишний раз убеждает нас в том, что, что если русская рекволюция в мааре 1917 года пробудила великие надежды, то большевистский Октябрьский переворот обратил их в прах.

 

Русская революция и падение царизма являются, несомненно, одним из величайших событий, сопровождавших войну или возникших в ее результате.

Но никто не поверит, что недобросовестные путевые реляции, опрокинутые г.-Чокаевым , могли быть достаточными, чтобы убедить весь мир, в частности, рабочих, что серьезно  осуществляется социализм на огромном протяжении  Средней Азии, куда промышленный капитал почти не проникал и где земледельцы не имеют необходимых орудий для обработки земли, что мы видим из цитируемых здесь документов.

 

Разумеется, нам известно, какие выводы делает против социализма наша западная буржуазия из этого морального провала большевизма.

 

Но разве не писал Жорес: «Мужество требует искать правды и ее говорить».

 

Не лучше ли, действительно постараться освободить социализм от совершенных ошибок?

 

Не лучше ли извлекать уроки из опыта, чем  убаюкивать себя ложью, которая в конце концов перестает кого-либо обманывать?

 

Г-н Чокаев оказывает поэтому нам услугу, сообщая  совокупность своих сведений и документов, подлинных и неопровержимых.

 

Во имя истины он заслуживает благодарность.

 

Пьер  РЕНОДЕЛЬ. 

Рубрика: ,