1390451526_1Приближается 25-летие вывода советских войск из Афганистана. После Великой Отечественной войны, война в Афганистане является для СССР второй по масштабности, в ней участвовали 600 тысяч советских военнослужащих, в том числе более 22 тысяч казахстанцев. Из них 924 погибли, 21 пропал без вести, тысячи ребят вернулись домой инвалидами. Как они сегодня живут? Об этом и другом – в эксклюзивном интервью Мурата Абдушкурова специально для Zakon.kz.

— Мурат Муктарович, на днях Народный герой, генерал-лейтенант мажилисмен Бахытжан Ертаев озвучил идею учреждения в Казахстане дня воина-интернационалиста. Как вы на это смотрите?

— Собственно это наша идея, мы вышли с предложением обратиться в правительство с просьбой об учреждении 15 февраля как дня воина-интернационалиста или дня защитника-воина, исполняющего свой воинский долг и тем самым увековечить память о наших защитниках. И буквально на прошлой неделе Бахытжан Ертаев озвучил наши мысли на депутатской сессии. Мы не говорим, что это должен быть красный день календаря, но это должен быть день, в который будут чествовать защитников Отечества, тех, кто прошел горячие точки, ведь мы живем не в вакууме, Казахстан связан договорами с ШОС, ОДКБ, и мы по любому должны будем отправлять своих военнослужащих исполнять те же пункты договора. Поэтому, думаем, 15 февраля должен стать праздником для всех, кто с оружием в руках исполняет приказ Родины. Наши военнослужащие были в 22 странах мира, где принимали участие в горячих точках, в том числе во Вьетнаме, Никарагуа, Камбодже, Нагорном Карабахе, Чехии, на Кубе, но самая масштабная точка – это Афганистан. Поэтому дата 15 февраля выбрана неслучайно, это день вывода советских войск из Афганистана.

— Сегодня в Алматы насчитывается где-то 3200 ветеранов и инвалидов войны в Афганистане и локальных военных конфликтов, в том числе 2800 афганцев. Как они живут?

— Как они живут, можно судить по проблемам. Первое — государственное социальное пособие, которое получают наши афганцы, составляет 10 тысяч тенге. Второе — в очереди на жилье стоят 405 человек. Квартиры нам выделяются одна-две в год, последнему афганцу надо стоять в очереди 400 лет, чтобы получить жилье. Мы лишены первоочередного получения жилья, хотя есть законодательная норма, и Президент везде выступает и говорит, что принимаемые законы не должны ущемлять уже полученные блага граждан Казахстана, а у нас постоянно ущемляются, льготы сокращаются. Взять тот же закон о налогах на транспорт. Он вроде не затронул прямо афганцев, у нас мало кто ездит на машине с объемом двигателя выше четырех кубов, это машина престижная, но все равно чисто юридически у нас льгот в этом плане нет. Подобных вопросов достаточно много и мы всегда поднимаем их перед парламентом и правительством.

Третье — медико-социальная реабилитация, получение необходимой медпомощи. Воины-интернационалисты также должны десятилетиями стоять в очереди, чтобы попасть в госпиталь участников войны. Вот уже четвертый год стоит вопрос о строительстве госпиталя участников войны, нас постоянно кормят обещаниями, что построят, но ничего не строится.

— А что, такого госпиталя в Алматы разве нет?

— Есть, но раньше было два корпуса в Алматы, сейчас остался один. Основной корпус был в санаторно-курортной зоне на Каменском плато рядом с санаторием «Турксиб». Вначале там было 26 гектаров земли, у этого госпиталя. При Храпунове 15

гектаров было роздано якобы для индивидуально-жилищного строительства ветеранам, но там стоят большие особняки и ни одного ветерана там нет. Осталось 11 гектаров земли, на которой стоит этот старый корпус, но говорят, что якобы три года назад после землетрясения по зданию пошла трещина и тогдашний министр здравоохранения Доскалиев сказал, мы сейчас это здание снесем и в течение 2-3 лет на его месте будет стоять супер современный реабилитационный центр, в котором будут проходить лечение одновременно 240 человек. То есть будет 240 койко мест. Как видим, никакого госпиталя до сих пор нет. Остался второй корпус, на Каблукова, он работает, но там всего 90 койко мест.

После того, как мы стали бить в колокола, министр здравоохранения буквально недели две тому назад дал ответ, что строительство госпиталя будет, и уже в этом году будут выделяться деньги на проектно-сметную документацию. Для сравнения: в Беларуси действуют пять больших реабилитационных центров, а всего их десять. В России шестьдесят. А у нас только один и то только 90 койко мест, и там должны лечиться и ветераны ВОВ, и ветераны-афганцы, и чернобыльцы, и солдаты особого риска – те, кто исполнял свой воинский долг на семипалатинском полигоне, где шло испытание ядерного оружия. Плюс сами пострадавшие жители семипалатинского полигона, это около 700 тысяч человек, представляете? Поэтому, чтобы человеку получить квалифицированную медицинскую помощь, попасть в этот госпиталь, он должен десятилетиями стоять в очереди.

Я уж не говорю о том, что уже в течение пяти лет мы сами вывозим инвалидов первой группы, у которых нет конечностей, на Капшагай. Представьте, у нас есть ребята, у которых нет ни ног, ни рук. Но опять же эти пляжи не подготовлены для инвалидов, поэтому ребята носят их на руках.

— Иногда можно видеть, что человек сидит в афганской форме и попрошайничает, говорит, что он афганец. Вам известны такие факты?

— Да, мы выявляли много попрошаек, которые надевают афганскую форму и сидят где-нибудь на улице и говорят, что они афганцы, но при проверке выяснялось, что 99,9 процентов были не афганцы. Мы не допускаем, чтобы наши ветераны попрошайничали, так пали. Если среди нас есть нуждающиеся, то мы стараемся им помочь. Мы не хотим, чтобы общество, люди видели, что ветеран войны, человек, прошедший горнило войны, был в таком унизительном положении, поэтому помогаем им предметно, определяем, к примеру, их в дома престарелых, или в другие места, где человеку предоставляется жилье, пища, и он может жить в нормальных человеческих условиях.

Так, устроили в дом престарелых участника афганской войны Бахытжана Джаксымбекова, он без двух ног. Жена его бросила, и он остался один. Сначала его определили в дом для реабилитации психически больных людей, выделили ему отдельную комнату, и он прожил там около шести лет. Но потом мы через акимат города определили его в дом престарелых «Ардагер» и последние два года живет там, у него отдельная комната, он доволен. Также в этом доме престарелых живет один генерал, он прошел горячие точки в Нагорном Карабахе, у него есть дети, с женой в разводе.

— Вы всегда поднимали и поднимаете проблему статуса ветерана афганской войны. Насколько это актуально?

— У нас 22296 казахстанцев прошли через афганскую войну. Из них 924 погибли, 21 пропал без вести, тысячи ребят пришли инвалидами, понимаете? Это почти каждый двадцатый погиб, каждый десятый был ранен, вот такие потери мы понесли, поэтому мы всегда поднимали и поднимаем проблему статуса ветерана афганской войны.

Сейчас мы по указу Президента от 1995 года за № 2247 являемся приравненными к ветеранам Великой Отечественной войны. Но слово «приравненные» дает возможность любому чиновнику рассматривать тот же закон о ветеранах в разных ракурсах. Это один момент.

Второй момент – чисто жизненный – ветераны Великой Отечественной уходят из жизни. Когда уйдет последний ветеран, то наша категория к кому будет приравнена? Поэтому мы считаем, что должен быть единый статус участника войны, и под него должны подпадать все, кто по приказу родины исполнял свой воинский долг и был предан присяге. Если Родина отправляет, народ отправляет, правительство отправляет, то они должны адекватно встречать своих сыновей, и они должны быть героями, а не изгоями и не сидеть без рук и без ног возле базаров и попрошайничать. На их примере должны воспитываться подрастающие поколения, так было испокон веку, когда на подвигах батыров, на подвигах великих людей воспитывалась молодежь. И вот этот закон поднял бы автоматически, во-первых, социальный уровень ветеранов. Во-вторых, поднял бы статус защитника Отечества и, в-третьих, работал бы на само государство, на патриотизм. Молодежь видела бы, как государство, общество относятся к этим людям, и стремилась бы защищать завоевания, достижения своей страны.

Трагедия ветеранов афганской войны как и самой войны в том, что она пришлась на распад такой мощной державы как Советский Союз. Тогда молодых ребят 18-19 лет Родина отправляла исполнять свой воинский и интернациональный долг в Афганистан. Она их отправляла как героев. А когда ребята возвращались в бывший СССР, то они уже никому не нужны были, каждый выживал, как мог. Чиновники, к которым они обращались за помощью, так и говорили, мы вас туда не посылали, как хотите, так и живите. А у человека, прошедшего какие-то экстремальные ситуации, обостренное чувство справедливости и чувство долга. И вот видя такое непонимание, кто-то отступился, кто-то ушел в себя, одни стали увлекаться спиртным, другие наркотиками, третьи религией… А есть и такие, и их много, которые стали создавать и входить в какие-то общественные объединения, ветеранские союзы, где находили понимание и моральную и психологическую поддержку. И это правильно, так должно быть. Взять, к примеру, Америку. Когда американский солдат участвует в каких-то боевых операциях и возвращается на родину, то он обязательно проходит курс медико-социальной реабилитации, с ним работают и врачи, и психологи. Наши ребята этого не видели, они варились в собственном соку.

— Совсем скоро, 15 февраля, исполнится 25 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Как вы отметите этот первый юбилей?

— Мероприятий много, но, главное, будем проводить большое военно-патриотическое воспитание среди подрастающего поколения. Будет много встреч в вузах, школах, будут проводиться уроки мужества, будет дан концерт, возложение цветов и так далее, так что приглашаем всех пользователей Zakon.kz и алматинцев на наши мероприятия.

Мы хотим, чтобы наша молодежь росла на тех же принципах, на которых выросли мы, старшее поколение. Это такие простые истины, как любовь к Родине, к своему народу, дружба, толерантность… У нас, у ветеранов-афганцев, есть емкий лозунг всего в трех словах – Честь. Родина. Отвага. Честь превыше всего, это то, что человек должен оставить после себя своим детям, своему потомству. Родина это святое, ради чего умирают люди. Отвага это мужество, которое должно быть у каждого человека для того, чтобы защитить то, что для него свято – свою семью, свой город, свой дом…

У нас работают военно-патриотические клубы, творческие центры, мы ездили с концертами в детскую и взрослую колонии, а также в детдома и школы. К слову, в Алматы во всех школах, где учились погибшие афганцы, мы открыли мемориальные доски. Наши ребята постоянно проводят в школах уроки мужества, спортивные турниры, военно-патриотические слеты, пропагандируют здоровый образ жизни. Мы уже два года проводим республиканский фестиваль военно-патриотической песни «VIVAT, ҚАЗАҚСТАН» вместе со звездами отечественной эстрады – Абдуллиным, Рымбаевой, Ескалиевой… Они бесплатно выступают на этих фестивалях, они в свое время приезжали к в Афганистан, поддерживали наших солдат своими концертами, поэтому у нас с ними дружеские отношения.

Справка Zakon.kz

Мурат Абдушкуров — майор милиции запаса, председатель Координационного Совета общественных объединений ветеранов и инвалидов войны в Афганистане и локальных военных конфликтов при акимате г. Алматы. В начале 80-х служил в Афганистане в провинции Баграм. За выполнение интернационального долга, проявленное мужество и героизм награжден орденом «Айбын» 3 степени. Он – активный инициатор и организатор республиканских, городских программ по социально-правовой поддержке инвалидов и ветеранов войны в Афганистане и участников других локальных войн, семей погибших, а также различных мероприятий, пропагандирующих патриотизм и любовь к Родине, мир и межнациональное согласие. Под патронажем Координационного Совета работают четыре военно-патриотических, спортивных клуба, в которых занимаются сотни молодых людей. Мурат Абдушкуров инициировал внесение ряда изменений и дополнений к законопроекту «О ветеранах», которое в настоящее время находится на рассмотрении в Мажилисе, был доверенным лицом Нурсултана Назарбаева на выборах Президента.

Торгын Нурсеитова

Источник: ИА «Zakon.kz»

Рубрика: