Минувшая неделя обогатила казахстанцев сразу двумя эпохальными документами – Кодексом этики журналиста Республики Казахстан и Кодексом профессиональной этики сотрудника органов финансовой полиции Республики Казахстан. Таким образом, всё меньше и меньше становится профессиональных сообществ, которые ещё не зафиксировали свои незыблемые этические принципы на бумаге.

У нас есть кодекс этики риэлторов и бухгалтеров, аудиторов и оценщиков, коллекторов (!) и медиаторов (кто это?), а также финансовых и инвестиционных аналитиков. Недалёк тот светлый день, когда будут приняты этические кодексы проктологов и ассенизаторов, таксидермистов и экстрасенсов. Полагаю, что Казахстану не удастся войти в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, если в самое ближайшее время о своей этике не задумаются и не зафиксируют в письменной форме предъявляемые моральные требования официанты и повара, парковщики и асфальтоукладчики, кассиры и рубщики мяса.

Было бы справедливым обзавестись также этическими кодексами «местного значения», учитывая географические особенности. Например, Алматы задыхается без морального кодекса строителей автомобильных развязок и без кодекса профессиональной этики траншеекопателей. В последнем, к примеру, обязательно должно быть записано: «Траншеекопатель воздерживается от преждевременного раскапывания и позднего закапывания траншей либо отмечает вынужденный характер несвоевременного траншеекопания во избежание дестабилизации общественного порядка, разжигания социальной розни».

В Атырау назрела необходимость принятия этического кодекса участников тендеров с гарантированным результатом. А в Караганде давно пора подписать кодекс профессиональной этики жителей рухнувших домов.

Всё большую актуальность приобретает вопрос принятия кодекса этики бывших высокопоставленных чиновников, сбежавших за рубеж. Ещё чуть-чуть, и будет разработан кодекс этики обвиняемых в преступлении, которые они не совершали, но должны признать вину, так как других версий у следствия нет.

Меня также глубоко возмущает однобокость идущей кампании: почему мы говорим только об этике, хотя ещё из вузовского курса нам известно, что она идёт рука об руку с эстетикой? Даёшь кодексы эстетики! К примеру, эстетический кодекс любителей точечной застройки или кодекс профессиональной эстетики любителей пустословия…

А если серьёзно, то складывается ощущение, что мы всё никак не вырастем из коротких штанишек гласности и перестройки. Тогда советское общество уверовало в то, что у нас просто законов нет хороших. Вот напишем нормальные законы – и все проблемы будут решены. Нынче многим кажется, что все проблемы решаются путём принятия кодекса этики: мол, напишем кодекс, примем его, и сразу же все начнут его соблюдать, вести себя высокоморально и соблюдать все профессиональные стандарты.

Странно, что мы до сих пор не избавились от этих иллюзий. Принятый одним из первых Кодекс этики государственных служащих, правильный и насквозь прогрессивный документ, так и не решил комплекса проблем, главнейшей из которых является коррупция. Наоборот, за время существования кодекса масштабы откатов увеличились, а взяткоёмкость государственной службы повысилась в разы. Да и масштабы личностей, втянутых в процесс осваивания путём распила, укрупнились. Я далёк от мысли, что эти негативные тенденции являются следствием принятия Кодекса этики госслужащего – упаси бог! Я просто предполагаю, что кодекс не смог справиться с этим явлением. Вообще ощущение, что наши госслужащие относятся к этому кодексу по давно известному принципу: «Не читал, но осуждаю».

Примерно такой же является, по моим наблюдениям, и эффективность всех других этических кодексов, что, правда, не мешает росту их количества.

Вот и наш брат-журналист получил кодексом по голове. Приняли-таки! Правда, надо отдать должное Сейтказы Матаеву, который возглавляет Союз журналистов: кодекс не предполагает преследование журналиста за несоблюдение его положений. Прописано только моральное порицание. Иначе это стало бы очередной уздечкой для и так стреноженного жеребца по имени «средства массовой информации».

Изменит ли этот кодекс что-то в нашей работе? Разрешите мне, долгое время проведшему среди евреев, ответить вопросом на вопрос. А что изменил моральный кодекс строителя коммунизма в жизни миллионов советских граждан? Помог ли он спасти страну от развала? Помог ли сохранить партию, состоящую из этих самых строителей коммунизма? Помог ли избежать таких разрушительных недугов, как «комчванство» (помните?), бюрократия, коррупция (да-да, она всегда с нами!), двойная мораль?

Между прочим, у нас нынче два кодекса профессиональной этики журналиста. Помимо того, что подписан на этой неделе, существует по-прежнему кодекс, который был принят несколько лет назад Конгрессом журналистов, почившим в бозе. Кто его читал? Кто его соблюдал? Что он помог изменить? Зачем понабилось принимать ещё один? Молчит Клуб главных редакторов, не даёт ответа.

На самом деле те журналисты и СМИ, которые придерживаются хоть каких-то моральных принципов, будут делать это и впредь, вне зависимости от того, есть у них моральный кодекс или нет. А те коллеги, которым по барабану и «социальная ответственность», и «честность и непредвзятость», и «достоверность и объективность», не перекуют мечи на орала только потому, что где-то лежит бумага, на которой эти принципы зафиксированы и разъяснены.

И хотя, конечно, чиновники постарались сделать так, чтобы принятие кодекса выглядело как инициатива «снизу», на самом деле придумано это было в высоких чиновничьих кабинетах – то ли в Министерстве информации, то ли в соответствующем отделе Администрации президента. И уже потом эта светлая мысль наряду с некоторыми другими попала в статью президента, посвящённую созданию Общества Всеобщего Труда. Как моральный кодекс журналистов связан с идеей всеобщего труда – не смогут, наверное, объяснить и сами авторы этой идеи. Тем не менее тема прозвучала, и наши чиновники (вполне возможно, что те же, кто придумал эту идею) рьяно бросились выполнять наказ.

Выполнили. Уверен, соответствующий отчёт уже направлен по инстанциям. Дело сделано. Но на самом деле это не дело, а ИБД – имитация бурной деятельности. Реальные проблемы отрасли надо решать – проблемы конкуренции с российскими СМИ, госзаказа, непредоставления информации госорганами, закрытости чиновников, проблему профессионального образования, проблему взаимоотношений редакции с учредителями и т.п.

И всё же лично я обязуюсь соблюдать все положения кодекса точно и в срок. А иначе пусть настигнет меня гнев и презрение моих товарищей! Делаю это, заметьте, добровольно. Нас таких вообще немного наберётся. Не знаю, боятся ли остальные порицания коллег, но я боюсь. И даже очень!

Источник: megapolis.kz

Рубрика: