Он не сделал открытия. Не разработал новой платформы. Немного «переработал» то, о чем говорил десять лет назад. Похоже, за прошедшие годы он так и не нашел общественную среду своего обитания. Сегодня Своик  — политик вчерашнего дня, который взял за привычку вести монологи с самим собой.
Даже в случае признания его политиком, остаются вопросы, что он за политик, и чьи интересы он отстаивает? Впрочем, одно уже абсолютно ясно, такие как Своик вряд ли оставят заметный след в истории современного Казахстана.

Можно было и на этот раз не обращать внимания на «обновленный» монолог Своика. Однако мы решили, будет правильным разобраться, что хотят сказать шовики, и какое влияние могут оказать их слова и дела на развитие независимого Казахстана.
Мы двумя руками ратуем за развитие плюрализма в обществе. Однако, когда группа, возглавляемая Шахановым, используя свое конституционное право открыто выражать мнение, вносит предложение о лишении русского языка статуса официального, другая часть общества начинает выражать свое недовольство. Шовинисты, считающие себя «русскими казахстанскими политиками», начинают высказывать свои соображения о будущем суверенного Казахстана, чуть ли не кусая своих оппонентов, подобно цепным псам.

Пока ни одна из сторон в этом споре не отпраздновала победу. Сторонники русского языка бьют в колокола, заявляя, что «русский язык переживает притеснения!», а сторонники государственного языка, в свою очередь твердят: «Казахский язык на родной земле пребывает в положении пасынка!».
Однако, Своик, кажется, хочет поставить себя выше этих двух группировок. Он, говорит, что «в Казахстане должно быть два государственных языка», и на словах вроде стоит за идею «ликвидации противоречий между казахскоязычными и русскоязычными группами, и создания общей культурной среды».
Единственная мысль, которую Своик повторяет уже на протяжении десятилетия, сейчас превратилась в его навязчивую идею — фикс. Например, недавно на сайте «Zona.kz» было опубликовано его интервью под заголовком «Казахстан был, есть и останется колонией». Не будем останавливаться на том, как отреагировало Интернет сообщество на отдельные его высказывания. Сосредоточимся на другом, что говорил Своик раньше, и что предлагает сегодня.
Итак, в 2002 году в своей статье «Правда системы или оппозиции?» он пишет: «…Однако это не интеграция, а продолжающеяся колонизация. Вся разница в том, что раньше Казахстан был дальней колонией Российской империи, затем колонией  СССР с закрытыми границами, а сейчас – это открытая колония всех больших игроков. С точки зрения процесса всеобщей истории, это большой шаг вперед, но вместе с тем, это большой недостаток, к тому же, большая опасность для нас. Прежде всего, опасность касается «государствообразующей казахской нации» – существует угроза торможения с формированием современной нации, наличие синдрома колониальной второсортности, не сохранение национального единства и государственности».
А в своей другой статье «Казахстан – новый африканат?», опубликованной несколько лет назад во всемирной паутине, он вновь возращается к старым перепевам: «…Не стоит, однако, обольщаться насчет возможности превращения нашего нового государства в процветающее. Мы стали частью мирового сообщества именно в качестве экономического, политического и, главное, идеологического придатка. Колониализм — он симметричен, диктат метрополии формирует подражательную культуру и цивилизацию на периферии. И в этом смысле наша колониальная перспектива определена всерьез и надолго».

И вот тут хотелось бы задать вопрос самому Своику. А что он сделал для формирования независимого Казахстана? Участвовал ли он в развитии демократических процессов? Оказывал ли содействие усилению института политических партий? Внес ли он вклад в укрепление свободы слова?

Вообще, не мы, а господин Своик должен задать себе эти вопросы. Прежде, чем ставить «диагноз» обществу, целому государству, политик должен помнить за кого и почему он выступает.
Особенность господина Своика – он выносит на обсуждение общества одну часть известной всем истины, поэтому его суждения, на первый взгляд, логичны. Затем он продолжает развивать  свою мысль, и поворачивает русло разговора в сторону идеи, которую он в действительности хотел обозначить. Это его тактика, которую он применял не раз. Например, он, признавая плачевное состояние казахского языка, для его развития предлагает придать статус государственного русскому языку, и развивать их одновременно. Читатель, соглашаясь с его первым мнением, услышав идею о двуязыячии, может растеряться – О чем это он? И не сразу возразить ему. И эту читательскую растерянность Своик использует для распространения своей идеи. В октябре прошлого года, отвечая на вопросы интернет-читателей, он сказал: «Сегодня в современную казахстанскую культуру нужно вводить такой важный элемент, как казахско-русское двуязычие».
В другой раз, рассуждая о зависимости Казахстана от внешних факторов, он делает заключение: «мы были колониальной страной, тогда мы одели сырьевой хомут, и сегодня ситуация не изменилась, значит, мы до сих пор остаемся колонией». Известно, что первое суждение никто не может отрицать, значит, читатель вновь попадает в не штатную ситуацию, не зная, как воспринимать вторую часть его посыла. И тут же Своик развивает свою мысль, утверждая, «раз мы колониальная страна, то должны смириться с этим».
В своем последнем интервью он говорит: «Колониальное положение определенного государства, страны, экономики, отдельных его граждан, не внешний, а внутренний фактор.  Насколько ты чувствуешь себя рабом, не сознанием, а ведешь себя рабом интуитивно, настолько ты и раб». Так, Своик открыто признал себя рабом. Он сказал правду.
Безусловно, Своик не лакмус общества. Истинный (и правдивый) политик должен знать до мелочей проблемы и нужды общества, в котором он живет, работает и, которое он оценивает. А такие, как Своик, далеки от казахской (казахскоязычной) среды, которая составляет подавляющее большинство общества (и по количеству, и по качеству, и которое будет усиливаться дальше!). Вероятно, русскоязычная среда, за чьи интересы он радеет, ловит каждое его слово, но в глазах казахов он абсолютный ноль. И вместе с тем, Своику, кажется, уже тесно в рамках малочисленной русскоязычной среды, которая, к тому же, не имеет будущего.

Какие же тогда он цели преследует, когда говорит о нуждах и запросах казахской среды, которую он вообще не знает?  Может он стремиться к широкой популярности, или отрабатывает чей-то заказ?
Не сложно заметить, нынешняя миссия Своика  заключается в  распространении среди государствообразующей нации негативной идеи, мол «раньше вы были колонией России, сейчас вы — колония Запада, значит, раз являетесь колонией, нужно правильно выбрать себе хозяина».

Это один из путей вовлечения нас в путинский политический союз, направление против казахского языка и государственности. Однако, не будем бояться,  это правда одного только Своика. Как говорил Аскар Сулейменов, правд много, а истина одна.
Истина в том, что независимость Казахстана будет укрепляться, а каким будет его государственный язык, экономика – зависит от воли государствообразующей нации.
И пусть Своик болтает, а мы будем действовать

Гульбигаш ОМАР,

Перевод Кайрата Матрекова

 

Рубрика: