27 декабря, 2017 14 комментариев

МИР, вскормленный ГРУДЬЮ Творите о себе мифы. Боги начинали именно так. Станислав Ежи Лец

творите(Публикации прошлых лет. Алтынорда. 2013). Известный публицист, главный редактор «Новой газеты – Казахстан» Амантай Дандыгулов закончил очередную книгу о своих взглядах к истории казахской степи. По словам автора, она будет предложена на суд читателя в ближайшее время. А мы, опережая событие, решили опубликовать фрагменты из его книги, которая будет называться «Всадники Апокалипсиса: из прошлого в будущее».

Мифы в нас, мы в мифах

Наша память цепко держится за легенды, предания, мифы. И мы уже не замечаем, где заканчивается реальность и начинаются предания. Возможно, и в будущем наша сегодняшняя жизнь также будет мифологизирована. И наши потомки будут с трепетом касаться – пусть уже не папирусов и рукописей, но файлов, 4D-видеозаписей, книг (надеюсь, всё же), – живописующих нас, сегодняшних. Отделить правду от вымысла, идеологию и пропаганду – от искреннего стремления очевидца поделиться увиденным, цензуру – от скромного умолчания непафосного автора – им будет так же сложно, как и нам, перебирающим нынче полуистлевшие страницы прошлого.

Но наверняка будет и общее в этом пытливом поиске. Это стремление отыскать в шелухе и суматохе дней тот незамутнённый родник, к которому так жаждет припасть затолканный буднями человек, отравленный повседневностью маленький винтик глобализированного сообщества, который всё же смутно и мнит, и помнит о себе нечто большее, чем просто набор животно-потребительских функций.

Он подозревает о существовании этого скрытого и сакрального: и надо лишь напомнить ему и подтвердить его робкие догадки. «Да, сынок, ты уже такой, какой ты есть, а вот эти черты и вот эти в тебе – от твоих предков, которые были…» И слушатели торопливо занимают место у потрескивающего в ночной степи костра, подвигаясь ближе к седобородому старцу, что начинает выплетать причудливую нить сказаний о старине глубокой….

Наше сегодняшнее обращение к сакральным мифам родной сердцу каждого кочевника Великой Степи – сродни погружению батискафа Жюль Верна: мы словно его герои, проникающие в глубь земли. Они не знали, что найдут, не ведали, чего ищут. Нам же известен наш конечный пункт путешествия. Главная цель автора этого скромного эссе – поиски всё того же Святого Грааля, изыскание нашей идентичности в Прошлом, чтобы смоделировать Будущее.

Мы ищем наши истоки, нам важно нащупать ту бьющуюся жилку, ощутить и крепко ухватиться за ту пуповину, что связывает нас накрепко с Матерью-Историей. И вот уже пять тысяч лет люди стремительно огибают земной шар, поднимаются к звёздам, погружаются в глубины, занимаются самоедством и самоанализом в поисках сакрального своего начала под тревожным, заботливым взором своего самого дорогого человека. Её глаза, усталые и любящие, следят за каждым нашим движением, оберегая и храня нас на каждом этапе нашего жизненного пути, провожают нас в очередной путь на поиски Смысла и Истоков…

Она является богом для каждого нарождающегося человека. Его цивилизацией. Его миром. Потом мы вырастаем, и её объятия нам кажутся тесными, а забота чрезмерной – и мы направляемся на покорение мира. Своему тревожному беспокойству мы создаём всё новые оправдания. Мы строим планы. Рисуем родословные. Всю жизнь напролёт ищем ту, что находится рядом с нами с первого же момента нашего слепого, судорожного пребывания в утробе. Мы ищем Её. Мать.

И как не выстраивай шежире, исток и исход всегда – от Неё. От Её чресл. От Её груди. Мы поймём, когда будет уже очень поздно. Когда в очередном скитании по миру мы почувствуем, как кольнёт больно в груди, а позже нам расскажут, что она ушла. И новым значением наполнятся для нас словосочетания Ана, Әже, Келін, Ана Тілі. Мать Сыра Земля. Родина-мать…

 творите.j

Томирис: та, которая

дала напиться

Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы.

Попробуйте, сразитесь с нами!

Да, скифы – мы!

Да, азиаты – мы,

С раскосыми и жадными очами!..

Мы любим плоть – и вкус её, и цвет,

И душный, смертный плоти запах…

Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет

В тяжёлых, нежныхнаших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы

Играющих коней ретивых,

Ломать коням тяжёлые крестцы,

И усмирять рабынь строптивых…

Александр Блок.

«Скифы»

(30 января 1918 г.)

…Этот сюжет знаком и ценителям живописи, и знатокам преданий и мифов: суровая воительница, увенчанная шлемом, сжимающая меч, погружает в кожаный бурдюк мужскую голову с зажмуренными от ужаса глазами, болтающимися жилами и аортами, вываленным наружу языком. В уголках рта амазонки залегли горькие складки, спряталась неизбывная грусть, так остро диссонирующая с пафосным моментом торжества победительницы…

Скифское племя массагетов многие исследователи относят к протоказахским племенам. Именно на долю массагетской воительницы, царицы Томирис (570 – 520 гг. до н. э.) выпала честь обуздать высокомерного и гордого предводителя персов – Кира ІІ Великого. Её схватка с основателем державы Ахеменидов, покорителем Вавилона и всей Месопотамии в целом – красноречивейшая иллюстрация казахского выражения «батылдық күште емес, жүректе».

Той атаке на небольшое (по сравнению с уже покорёнными народами), но гордое кочевое племя посвятили свои оды писатели античности, его живописал в своей помпезной (и оттого, надо признать, излишне вычурной и пафосной) картине фламандский живописец Питер Пауль Рубенс, центральное место в своих трудах ей отвёл и сам отец истории – Геродот: «Эту битву я считаю самой жестокой из тех битв, которые были у варваров».

Массагетов Кир, похоже, и не воспринимал всерьёз: древних кочевников их современники преподносят в исторических свидетельствах как «бедных», «диких» и «немногочисленных». Вторгшись на территорию наших протопредков, он заманил в ловушку командовавшего войсками сына Томирис по имени Спаргапис.

Вступившись за сына, мать отправила интервенту послание: «Алчущий крови Кир, … отдай мне моего сына и уходи из этой страны безнаказанно… Если же ты не сделаешь этого, то клянусь тебе солнцем, владыкой массагетов, я напою тебя кровью, хотя ты и ненасытен».

Улучив момент, пленённый Спаргапис в ставке Кира бросился на меч и прервал свой жизненный путь. Войско же его матери разметало вторгшихся персов, а сама Томирис лично погрузила отсечённую голову Кира Великого в бурдюк с кровью: «Ты меня, живую и одержавшую над тобой победу в битве, погубил, захватив хитростью моего сына. Я же тебя, как угрожала, напою кровью».

 

Есть Женщины

в наших аулах…

И сны, и мифы — важные средства связи, идущие от нас к нам же.

Если мы не понимаем языка, на котором они созданы, мимо нас проходит многое из того, что мы знаем и рассказываем самим себе в те часы, когда не заняты

действиями с внешним миром.

Эрих Фромм. «Забытый язык»

Девочка, сестра, мать, әже, невестка – огромный, институциональный, культурологический пласт в памяти и сознании Великой сакральной Степи. Женщина-мать – основа семейного уюта, свет и тепло домашнего очага, достаток его и счастье. Кроме того, именно она – опора близости и согласия между родственниками, соплеменниками, и строго блюдя межродовое согласие. В древних изречениях народа говорится: «Если растёт сын – достояние потомков, если растёт дочь – достояние народа», «Счастье народа – хан, счастье рода – бий, счастье аймака – аксакал, счастье аула – байбише». Если вождь персидского народа Имам Хомейни говорит: «Если женщина одной рукой качает колыбель, то второй рукой лелеет весь мир», балкарцы говорят: «Мужчины воспитывают сыновей, женщины-матери воспитывают нацию». Если Мухтар Ауэзов подчёркивал: «Будущее нации в руках девушек и матерей», то в казахских поговорках говорится: «Землю хранят мужчины, нацию сохраняют девушки», «Благодарю соль, дающую вкус еде, благодарю девушку, соединяющую между собой народ».

История человечества во все времена и у всех народов зафиксировала огромное количество примеров, как из среды, казалось бы, хрупких и слабых женщин выходили одарённые личности: и цари, и гении, знаменитые поэты и героические батыры. Слава Богу, не лишены были таких женщин и мы.

Хотя надо, конечно же, признать: у казахов действительно женщины не включались в процесс скотоводческого производства, хозяйственный опыт и наследство (қара шанырақ) передавались по патрилинейным каналам (по мужской линии). Но место даже и в патриархальном казахском обществе у женщины было порой особое.

К примеру, роль хана Абулхаира (чингизид, төре) в истории Великой Степи могла быть совсем иной, если бы не его супруга – ханша Бопай, также из рода чингизидов (төре). Сегодня, оценивая причины его яростного противостояния со степной элитой, подтолкнувшего Абулхаира на поиски внешних союзников и в итоге – на заключение союза с российской императрицей, помимо всех уже известных объективных обстоятельств (угроза джунгарского нашествия, необходимость укрепления собственного внутриполитического авторитета через внешнеполитический альянс с сильным союзником и пр.) можно назвать и эту, весьма понятную всем мужчинам, бытовую и матримониальную подоплёку его безудержного стремления к властному бунчуку. Казахи говорят: ақылды әйел жаман еркекті төрге сүйрейді, ақылсыз әйел жақсы еркекті көрге сүйрейді.

творите.j.jpgю

Казахстанский историограф Ирина Ерофеева отмечает, что «с точки зрения редкого сочетания внешней привлекательности и развитых интеллектуально-волевых качеств, личной самодостаточности и сильного влияния как на собственного мужа, так и на старшинское окружение последнего Бопай-ханым, бесспорно, можно считать одной из самых выдающихся казахских женщин эпохи средневековья и нового времени. Её брачный союз с Абулхаиром по силе взаимной привязанности обоих супругов и их взаимодополняемости, а также по своей социальной значимости в деле управления казахами Младшего и Среднего жузов сопоставим с широко известными образцами таких гармоничных супружеских тандемов, как Юлий Цезарь и Клеопатра, князь Игорь и княгиня Ольга, эмир Тимур и его старшая жена Биби-ханым, султан Бабур и его супруга Султан-Нигар-ханым и другие. Именно поэтому политические шаги и сама яркая личность ханши Бопай занимают немаловажное место во многих письменных источниках по истории Казахстана второй четверти XVIII века».

Признанный авторитет среди отечественных историков, Ирина Ерофеева подчёркивает, что ханша Бопай отличалась глубоким, совсем не женским умом, сильным характером, не лишённым немалой доли властолюбия, определённой независимостью в суждениях и поступках и в то же время врождённым политическим тактом. В разные годы Бопай-ханым пользовалась неизменным уважением у казахских старшин и «имела иногда весьма сильное влияние на управление» казахскими родами Младшего и Среднего жузов. Аркадий Ираклиевич Лёвшин, «Геродот казахского народа», отмечал эксклюзивную, беспрецедентную деталь: ханша Бопай «имела печать со своим вензелем – отличие, совсем необыкновенное в народе, который привык обращаться с женщинами как с невольницами, удаляя их от всякого участия в делах общественных». Самого Абулхаира элита и степная знать «не ставили ни в фош», как вспоминали тогда современники: его ахиллесовой пятой (как следствие, причиной и повышенной вспыльчивости, и безрассудности) было незнатное положение династических предков. Зато совместное появление супружеской четы перед курултаем казахских старшин значительно укрепляло авторитетность и весомость выдвигаемых Абулхаиром инициатив («повышало его рейтинг», как сказали бы сегодня). Примечательно, что вслед за пятью сыновьями она принесла Абулхаиру и дочь Зулейху, – когда супругу было уже около 60 лет.

Ханша значительно пережила убитого ханом Бараком супруга, продолжила начатые им переговоры по междинастическому альянсу с джунгарским хунтайджи Цэваном Доржи. Умерла она, миновав уже 100-летний рубеж.

 

Женщины, чьи имена

стали легендой

Впрочем, истории о происхождении чего бы то ни было имеют тенденцию рано или поздно превращаться в миф.

Роджер Желязны. «Хроники Амбера»

У казахов немало женщин, чьи образы вошли в легенды и предания, стали героями сказаний и поэм, чьи имена дали названия родам и племенам, стали их боевыми кличами («ұран»). Среди них жившая в XV–XVI веках третья жена Байдибек бия Домалак ана (Нурила). Она победила в словесном поединке Бухар хана и отстояла для своего племени удобно расположенные земли под стойбища. Достойна упоминания и Жупар ана, приводившая в восторг и найманов, и аргынов.

Следует вспомнить и Жанбике, молодую невестку Даулетбике, которая одним словом положила на лопатки Кулбарак батыра, заставив его отказаться от полученного от царского правительства чина и чекпеня. Байбише Тогиса Иса, совершившая хадж в Мекку (названная в народе «Кажы апа»), вырастила и поставила на истинный путь гордость трёх жузов Колбая Тогисова. Можно назвать ещё десятки и сотни таких женщин-матерей, которые являются гордостью казахского народа.

Это и упомянутые выше Әлпеш (в шежире называют также Аксулу, Манзура, Жезетек) и Кызеней (настоящее имя неизвестно) – святые матери, сделавшие много для продолжения рода Найманов.

В числе таких женщин – Баян Карабайкызы, главная героиня лирического эпоса «Қозы Көрпеш – Баян сұлу», отметившего недавно своё 1500-летие. Из рода Найманов. Историки без спора признают, что она – из племени Баганалы. М. П. Грязнов в своей книге «Древние памятники героического эпоса народов Южной Сибири» доказывает, что найденные археологами изображения на золотой подвеске принадлежат «Козы Корпеш и Баян сулу». Эти золотые подвески археологи датируют ІV-III вв. до н. э.

Коныр. Корипкел, святая мать. Её именем названо местечко Байконыр, на котором находится космодром. Жандели (Жандай). Девушка-батыр из найманского рода Тортуыл. Гаухар. Жена Кабанбай батыра, сестрёнка аргынского батыра Малайсары. Настоящее имя – Майсара. Назым – дочь Кабанбай батыра, девушка-батыр.

Айбике. Известная казахская девушка- батыр в своё время прославилась на больших сборищах как палуан (борец). Жена и спутник Колбай­улы Буланбая (1747 –1845): он был в составе посольства Абылай хана, отправленного им лично в крупнейший на тот момент город мира – Пекин. Бдительная и зоркая разведчица, Айбике предотвратила многие нападения калмыцких отрядов в тот период, когда казахские роды населяли Тарбагатайский округ и побережья Иртыша (85. 570).

Мамыр Байгазыкызы. Главная героиня дастана Шакарима Кудайбердыулы «Калкаман – Мамыр». Жертва любви, убитая Кокенай батыром за то, что полюбила близкого по крови джигита Калкамана Айтекеулы.

Енлик Ысканкызы. Главная героиня дастана Шакарима Кудайбердыулы «Енлик – Кебек». Дочь Карабатыра Ыскана из ветви Байконды Торткара Матаев. За то, что нарушила традиции сватовства и полюбила джигита по имени Кебек Туйебайулы, в 1750 году их обоих приговорили к смерти и казнили, привязав к хвостам лошадей.

Кулан ханым. (И. Кабыш­улы называет её и Кулан, и Кулын) – четвёртая жена Чингисхана (XIII в.). Дочь младшего брата меркитского хана Токтарбека Тайыра. Когда войско Токтарбека стало проигрывать Чингисхану, Тайыр, чтобы найти с ним общий язык и породниться, отправился к Сотрясателю Вселенной вместе с дочерью Кулан. Тайыр встретился с Най нояном в сопровождении нукеров. Най ноян, заботясь об их безопасности, послал вперёд разведчиков и задержался на пару дней. Узнав о том, что они задержались в дороге, Чингисхан заподозрил, что что-то произошло между Наем и Кулан, набросился на Ная со словами: «Почему вы задержались?» – и дал приказ допросить его.

Тогда вмешалась Кулан: «Наверно, мы остались живы только благодаря встрече с Наем, дорога была очень опасной. Чем допрашивать Наяна, не лучше ли проверить моё целомудрие и убедиться в его невиновности?» Так мудрая девушка сохранила жизнь Ная (112. 189 стр.). «Историки признают, что среди многих жён Чингисхана самой мудрой была девушка из Танир-Уйсунов Кулан» (30. 102). Чингисхан с того дня на протяжении всей жизни прислушивался к словам Кулан.

Торкин бике – Тореене ханым – байбише Укитай хана, родом из найманов (по сведениям Джувейни), мать Великого хана Куйика. Сохранился документ, подтверждающий, что после кончины мужа Укитая на протяжении пяти лет она исполняла обязанности секретаря Монгольской империи и подписывала бумаги «Еке ханым Тореене». Этот документ был написан 10 апреля 1240 года и на нём поставлена печать Великого хана Укитая. Тореене – это её имя было связано с занимаемой ею должностью. Подвластные ханше найманские роды после крушения их союза стали отдельным родом под названием Торе1. (26 а. 24-25). К Торе относятся роды Елата, Кара Керей, Каратай, Садыр, Матай. (26 а. 135).

Саркыт ханым (Саркуктани) – жена младшего сына Толе, керейка. Мать четырёх ханов – Манги, Кубылай, Арыкбука, Кубагул (Хулагу).

Айганым Саргалдаккызы (1783–1853). Из рода Кожа. Знала несколько восточных языков – арабский, персидский, чагатайский и др. (95. 1-126). После смерти Уали хана Абылайулы (1819) российские власти признают наследником престола не сына Уали (кстати, династию Уали продолжали несколько сыновей от четырёх жён), – предпочтение было отдано именно Айганым, его 37-летней вдове. Первой среди казахских женщин она исполняла обязанности хана – в течение 13 лет. С этой поры уже она лично ставила оттиски печати своего мужа Уали хана на письма, отправляемые в адрес царской администрации. В них она просила помощи в строительстве жилья, школ, мечетей, бань для приучения народа к осёдлости, «выбивала» (как мы бы сказали сегодня) средства на приобретение орудий земледелия и посевного материала. Царь Александр І удовлетворил просьбы Айганым и издал специальный указ об оказании помощи. Когда в 1822 году согласно нового указа о сибирских казахах была упразднена ханская власть, созданы округи и утверждалась власть старших султанов, Айганым была избрана старшим султаном. Когда её возраст приблизился к пятидесяти годам, она передала должность любимому сыну Шынгысу. Скончалась в 1852 году в возрасте 70 лет (80-10. 25-54).

Аккатша Тенелбаева двадцать раз подряд избиралась волостной (найманка, баганалы). Аккелин десятки лет была волостной, после её смерти волости присвоили её имя – Аккелин болосы (об этом поведал в своё время Габит Мусрепов).

Уйрек ана – Тыныштык. Она была происхождением из простой семьи, богатого жениха себе не искала, вышла замуж по любви, выбрав себе ровню. В 14 лет она стала невесткой в доме с девятью сиротами-сыновьями, но благодаря ниспосланным ей Аллахом личностным качествам поднялась до руководителя рода Каракерей-Мурын.

Акбикеш и Макпал. В казахском народе было немало выдающихся умом и сердцем матерей, сохранявших единство и согласие среди соплеменников. К таким женщинам относится и проживавшая в Улытау дочь домбриста Ербатыра Акбикеш. Она была выдана замуж за сына человека по имени Тангулы из аргынской ветви Айдерке Солтана. Всё в руках Бога: в течение восьми-девяти лет Акбикеш не могла родить детей. Эту печаль умницы Акбикеш разделяли не только близкие, но и все сородичи. Как-то раз она что-то замыслила и с разрешения родителей мужа отправилась к своим родным. В дороге её сопровождал племянник мужа. Перед неблизким путём она сказала провожающим: «Если даст Бог, уеду вдвоём, вернусь втроём». Родители мужа не поняли смысла этих слов, но, разумеется, благословили в дорогу. Приехав в родной аул, она объяснила значение этих слов своим родителям: «Слава Богу, меня ценят в доме мужа, носят на ладонях. Одна лишь печаль – нет ребёнка. И вот я пришла к вам с надеждой осуществить свою заветную мечту. Может, отдадите в дом, куда выдали меня, и мою сестру Макпал. Я хочу сделать её второй женой своего мужа Солтана, чтобы она родила нам ребёнка. Очень надеюсь на ваше понимание и благосклонность». Услышав эти слова, мать Акбикеш залилась слезами. А отец Ербатыр вдруг встал и, собрав весь дух, произнёс: «Милая, сам Создатель вложил в твоё сердце эту мысль! Благословляю! Там, куда пришла ты, и положение Макпал будет не ниже других. Мать, утри слезы, готовься, отправим детей по-доброму, со своим благословением». Всё получилось, как она сказала: уехала вдвоём, вернулась втроём, порадовав родню мужа. Прошло какое-то время, и Бог внял её просьбам, Акбикеш и Макпал обе родили в одно время, ещё более обрадовав всех. От двух матерей осталось большое потомство (85. 572-573).

Амантай

ДАНДЫГУЛОВ,

публицист

Дат. № 32

 

(Продолжение следует)

Загрузка...

(14) Комментарии

  1. Аноним says:

    ираноязычные племена, эти «историки» лгут.

  2. Аноним says:

    ираноязычные племена, эти «историки» лгут.
    ________

    «ираноязычные» племена? Эти «историки» лгут.

  3. ?! says:

    Историки пишут книги,доказывая что без знания истории ты недочеловек:))), политики обещают светлое будущее для тебя и твоих детей:))) А ты живешь здесь и сейчас,думая о прошлом(которое не вернуть) и будущем(которое неизвестно). Нельзя быть добрым,честным,любящим сейчас, без оглядки в прошлое и без туманных грез о будущем?:)))) Но тогда ты увидишь и прозреешь,что жизнь мимолетна и лучше в ней обойтись без историков и политиков:)))

  4. Лохмаатинец сағадам says:

    …Но тогда ты увидишь и прозреешь,что жизнь мимолетна и лучше в ней обойтись без историков и политиков:)))

    А когда ты в конце своего мимолетного жизненного пути окажется что, тебе нечего передать своим потомкам, они будут вынужденны из за нигилизма тебе подобных повторить повторно пройденную историю .

  5. ?! says:

    2 Лохмаатинец сағадам Вот и передавай одну(?) из многих версий истории:))))и доказывай,что только ты знаешь истину:)))) А я передам потомкам любовь,теплоту и заботу к близким, уважение к достойным,уважение к себе невзирая на то,что было или придумано 1000 лет назад:))))

  6. ?! says:

    P.S В слово НИГИЛИЗМ некоторые:))) и я в том числе вкладывают иной смысл,чем отрицание обсасывания теорий и умозаключений ИСТОРИКОВ о 1000летней давности:))) Кто я и мой народ СЕЙЧАС? Вот вопрос интересующий меня.

  7. АКМ says:

    Всем известно,
    что мною
    дрянь
    воспета
    молодостью ранней.
    Но дрянь не переводится.
    Новый грянь
    стих
    о новой дряни.

    Лезет
    бытище
    в щели во все.
    Подновили житьишко,
    предназначенное на слом,
    человек
    сегодня
    приспособился и осел,
    странной разновидностью —
    сидящим ослом,
    Теперь —
    затишье.
    Теперь не народится
    дрянь
    с настоящим
    характерным лицом.
    Теперь
    пошло
    с измельчанием народца
    пошлое,
    маленькое,
    мелкое дрянцо.
    Пережил революцию,
    до нэпа дожил
    и дальше
    приспособится,
    хитёр на уловки…
    Очевидно —
    недаром тоже
    и у булавок
    бывают головки.
    Где-то
    пули
    рвут
    знамённый шёлк,
    и нищий
    Китай
    встает, негодуя,
    а ему —
    наплевать,
    Ему хорошо:
    тепло
    и не дует.
    Тихо, тихо
    стираются грани,
    отделяющие
    обывателя от дряни.
    Давно
    канареек
    выкинул вон,
    нечего
    на птицу тратиться.
    С индустриализации
    завел граммофон
    да канареечные
    абажуры и платьица.
    Устроил
    уютную
    постельную нишку.
    Его
    некультурной
    ругать ли гадиною?!
    Берет
    и с удовольствием
    перелистывает книжку,
    интереснейшую книжку —
    сберегательную.
    Будучи
    очень
    в семействе добрым,
    так
    рассуждает
    лапчатый гусь:
    «Боже
    меня упаси от допра,
    а от Мопра —
    и сам упасусь».

    Об этот
    быт,
    распухший и сальный,
    долго
    поэтам
    язык оббивать ли?!
    Изобретатель,
    даешь
    порошок универсальный,
    сразу
    убивающий
    клопов и обывателей.
    В.Маяковский.

  8. Аноним says:

    Если знаешь историю своих предков, то ты знаешь какие закодированные качества носишь в крови, зная себя легче моделировать поступки и эмоции.

  9. Рашид says:

    Пока цивилизованный мир строит будущее для своих потомков, развивает науку и технологии, готовится к полётам на Марс, а в это время казахи с упоением ищут вчерашний день)))

  10. найман says:

    Мифы в нас,мы в мифах.—это очередной псевдоисторик.

  11. Аноним says:

    Если знаешь историю своих предков, то ты знаешь
    _______________________

    А ты знаешь историю своих предков?

  12. Историк says:

    А где красавица Хорлан? /только не надо -«
    Корлан «) а ещё Бопай было в истории две — другая сестра Кенесары и на самом деле Бопай это уменьшительно ласкательное имя , придумано от Батима Это была Батима ханым , извольте так ее величать

  13. Akskl says:

    Павел Степанович Назаров. Русский, родился в Оренбурге, с детства знал казахский язык и казахский традиционный образ жизни, высокообразованный человек, закончил МГУ в царские времена, боролся с большевиками в Туркестане, затем скрывался у казахов (в книге — у киргизов), узбеков (в книге — у сартов), кыргызов (в книге — у кара-киргизов), бежал в Китай, оттуда на Запад.

    http://www.amazon.com/gp/product/0192803689/qid=1146106880/sr=1-3/ref=sr_1_3/102-9439073-7362564?s=books&v=glance&n=283155

    Paul Nazaroff «Hunted Through Central Asia» Oxford University Press 1993
    First published 1932

    с.286-288
    На бескрайних просторах Азии, где рассеяны кочующие казахи, их образ жизни и их своеобразная культура развивались сквозь тысячeлетия существования в открытой степи, и были едиными и в пространстве и во времени. Эти кочевники свободно передвигались по равнинам по своей собственной воле, и так же как в открытом море, казахам ничто не препятствовало перемещаться от Тянь-Шаня в степи Сибири, Урала или Волги, кроме, разумеется, сегодняшнего большевистского правительства.
    Эта свобода и мобильность кочевников степи выработали их своеобразную культуру, характер и образ жизни, и сыграли очень важную роль в истории Азии, которая еще как следует не оценена историками и недостаточно ими изучена. Она глубоко повлияла на судьбу России, и даже Западная Европа, без сомнения, не избежала ее влияния. Жгучие пески Египта, долины Месопотамии, Палестины (мириады всадников Гога и Магога) и Индии, и долины России и Центральной Европы и даже Шалон, Каталаунские долины Франции, Эллады, а также и Рима — все они видели предков наших сегодняшних казахов — хотя и под другими именами — такими как скифы или массагеты, гунны, половцы, кипчаки, куманы, печенеги, аланы, тартары и т.д. Везде их вторжения оставили свои следы — не только разрушительные, но иногда они изменяли курс исторического развития и повлияли на кровь, язык, характер, манеры и обычаи народов, с которыми они входили в контакт. Так же как норманы распространили свое влияние на Запад, эти кочевники степей Азии сделали то же самое на Востоке. Широкий пояс травянистых долин вдоль Старого континента, который дал рост своеобразному типу тюрков-кочевников и их неразлучному товарищу — степному коню, оказал громадное влияние на судьбы оседлых народов и самой цивилизации.
    Все дальние вторжения и «переселения народов» стали возможны благодаря единственному фактору до сих пор игнорируемому историками — и этот фактор — степной конь. Это животное обладает наиболее ценными качествами, такими как преодоление усталости, бесконечная выносливость, и способность к тяжелой работе с питанием только на зеленом корме, т.е. просто пасясь, в то время как другие породы на это не способны, будучи зависимыми от наличия зерновых. Эти выдающиеся качества степных лошадей были высоко оценены и широко использовались великими военными лидерами Азии — завоевателями Чингиз ханом, Тамерланом и другими (см. Иванов «О военном искустве монголо-татар» — малоизвестная, но чрезвычайно интересная работа, и две мои статьи «The Scythians Past and Present» «The Edinburgh Review» July 1929, pp.108-122, and «The Sons of Gog» «The English Review» March 1930, pp.345-353), которыми объясняется секрет их успеха.
    Пределы достижения и завоевания бесчисленных орд Азии зависели не от силы сопротивления подчиненных народов, не от их армий — они определялись только лишь пределами распространения влажных пастбищ — холодной сыростью на севере и тропической жарой на юге долин Индии — которые были смертельными для коней казахов.

    с.86
    …Знаменитым примером влиятельного положения, которое могут занимать женщины среди этого народа, является Курманжан Датка (Kurban Djan Datkha), императрица Алая, которая скончалась сравнительно недавно. В 70-х годах прошлого (т.е. 19-го) века она была главой кипчаков, или горных казахов (Kipchaks or Mountain Kirghiz) Алая и Памира. Под ее правлением эти горные кочевники оказали очень стойкое сопротивление генералу Скобелеву, знаменитому завоевателю Ферганы. Только превосходство современного вооружения и методов обеспечило победу этому русскому генералу. Впоследствии ее сыновья занимали официальные посты в российском правительстве как главы волостей. В начале нынешнего (т.е. 20-го) века Курманжан Датка, к тому времени уже болеее чем 90-летняя, получила в качестве подарка от Царя Николая Второго великолепное бриллиантовое ожерелье, которое должно быть стоило десятки тысяч рублей…

    с.87
    В истории тюркских народов выдающиеся женщины играли важную роль. Нет ни малейших причин, в том, чтобы сомневаться в рассказе Геродота о царице массагетов Томирис, которая победила завоевателя Азии — персидского императора — самого Кира. Историки считают всю эту историю мифом, но она идеально вписывается в то, что мы знаем о кочевниках Азии. Нет никаких сомнений, как считает профессор Мищенко, что скифское племя массагетов были ничем иным как предками сегодняшних казахов Тургайской области, где до сих пор сохранились такие названия как река Массагатка и гора Муссагат.
    Не будь у нас колоссального примущества в вооружении, возможно наш великий герой генерал Скобелев разделил бы судьбу Кира. Имя Томирис, как и другие скифские имена — тюркского происхождения. Это имя означает «сокрушающее железо» или «согни железо» — от «темир»; оно напоминает другого знаменитого завоевателя из Азии Темурленга, Хромого Тимура или Тамерлана — отдаленного потомка своей знаменитой соотечественницы Томирис. Если внимательно читать у Геродота описание амазонок и их происхождения, то приходишь в неизбежному заключению, что эти амазонки — жены все тех же тюркских кочевников, чье мужское население ушло на военную экспедицию в некий отдаленный район. Первый слог самого слова есть тюркское слово, передающее саму идею женщины. В то же время его замечательное описание скифов, их манер и обычаев не оставляет ни малейшего места сомнениям, что он описывал предков сегодняшних казахов, которые с древнейших времен античности населяли степи Южной России и Западной Сибири.

    с.144
    …Многие из этих рек являются золотоносными.
    В ущелье одной из них — Таласа — на срезе обрыва есть таинственные письмена, написанные алфавитом непохожим ни на один из известных азиатских — ни древних, ни современных. Я позже узнал о том, что он был таким же как и знаменитые Орхонские письмена на далеком Енисее. Они были в конце концов расшифрованы датским археологом, профессором Томсеном, который доказал, что это был уйгурский язык — древний язык тюркских народов, которых мы сейчас называем казахами. Интересная вещь, то что буквы орхонских письмен идентичны с одной стороны тамгам казахов — т.е. племеннным знакам, используемым для клеймения их скота, хотя с другой стороны они очень сильно напоминают старый арамейский алфавит, которым писали на языке, на котором разговаривали в Палестине во времена нашего Господа, и который заменил иврит в качестве местного языка. Трудно сказать, были ли эти тамги заимствованы из арамейского, или они еще древнее. Отпечатки отдельных тамг далеко не редки на скалах в стране казахов и относятся к очень древней эпохе. Тюрки сами являются народом самой древней культуры, и нельзя забывать, что древнейшая из известных цивилизаций — более древняя чем ассиро-вавилонская — это шумерская, а шумеры, считаются, имеют тюркское происхождение.
    Вот какие мысли и воспоминания и далеком прошлом человечества может вызвать лишь один вид простой тамги — всего лишь клейма владельцев на боку казахской лошади!…

  14. Akskl says:

    Часть 1.

    Амазонки были народом воинов. Красивы и жестоки. Великие поэты писали свои истории. Древняя сказка — до сих пор не доказанная наукой. Но сейчас исследователи занялись этой загадкой. На юге России находят они могилы женшин-воинов. Есть ли дочери амазонок сегодня?

    Кладовая в степи. Могила полная сюрпризов.
    Степь между Волгой и Уралом на юге России была 2500 лет назад ареной драматических событий. Тогда на бесконечных просторах жили воинственные кочевники. Сегодня только курганы являются свидетелями прошлого. Т.н. курганы — точки ориентира не знающей отдыха кочевой жизни. Год за годом, поколение за поколением, хоронили племена тут своих умерших.

    Тайные надежды.
    Сегодня степь — рабочее место ученых. Археолог Леонид Яблонский пригласил свою американскую коллегу Жанин Дэвис-Кимбел. На месте раскопок они нашли 6 пустых дыр(нор), которые не могут быть об’яснены археологически. Примерно 90 лет назад ученые исследовали этот курган — и нашли только следы грабителей. Но Яблонский предполагает, что все они до сих пор кое-что упустили. Размер и положение могил будят надежды, что находка могла бы быть ключом к решению загадки амазонок, которой Дэвис-Кимбел занимается уже долгие годы. В могиле они находят хорошо сохранившийся человеческий череп. Но это только начало. Следующая находка — зеркало — в символической культуре кочевников знак священника или священницы.

    Могила полная золота.
    Ученые боятся, что грабители были тут с одной целью — ничего не тронули, искали только золото. Если это было так, то они все же не нашли его, так как могила полна золота. Десятки золотых жемчужин — часть одного украшения или богато украшенного снаряжения? Тонко сделанные броши и аппликации — остатки роскошной одежды. Питьевой сосуд из чистого серебра. Невзрачная могила в российской степи оказывается настоящей кладовой. Даже для опытного археолога как Леонид Яблонский такие сокровища непривычны. Но о чем говорят эти находки? Кто лежал в этой могиле? Яблонский и его сотрудники натыкаются на незаметный, но очень важный объект. Они находят серьгу — украшение женщины. Для Жанин Дэвис-Кимбел это находка, которая обещает многое. Еще есть предположение, может быть только тайное желание, что эта могила в степи могла бы помочь наконец раскрыть мифы и правду истории амазонок, которая уже тысячелетия окрыляет фантазию людей.

    Изогнутые кости.
    Свойства найденной кости дают предположить — это была женщина. И еще одно важное указание — бедра предполагаемой женщины сохранились. Они имеют необычную форму — они изогнуты, а копчик ушиблен. Это могло бы означать что она много ездила верхом. Но сражалась ли она? Существовал ли в южнороссийских степях 2500 лет назад кочевой народ, который посылал своих женщин на войну? Однажды одна находка подпитала эту теорию. В июле 1994 команда Дэвис-Кимбел обнаружила скелеты в похожих могилах в 300
    км на юго-восток. Находки обозначили начало 10-летнего исследования.

    Ценные артефакты.
    В некоторых могилах лежали мужчины — но приблизительно столько же было и женщин. К тому же ценные артефакты и оружие. Были эти женщины образом амазонок? Предположение стало подозрением, когда кости были датированы. Их возраст 2300 лет и происходят они из той эпохи, когда миф об амазонках как пожар распространился по тогда известному миру.

    Часть 2.

    Миф на проверке.
    ДНК-Тест костей.

    Народ жестоких воинов в борьбе с греческими героями за будущее цивилизации. Прежде всего Гомер зафиксировал Амазонок в преданиях греков. Стоит за легендами реальная история? Анализ ДНК должен выяснить пол находок. Через 200 лет после смерти Гомера (жил в 8 веке до н.э. в ионической Малой Азии) преумножили сотни авторов, художников и скульпторов предание к бесчисленным мотивам и метафорам, историям и слухам. Квинтус Смирнеус пересказал историю римлянам: «Безжалостные Амазонки приходили на своих боевых конях. Они нападали, победоносно. Греки проигрывали, измученные и жалобные в смертельном бою.» «Считается, что их Царица — дочь
    могущественного бога войны. Вот почему никто из женщин не может с ней сравниться. Если она женщина, а не богиня»

    Связь
    Большинство авторов локализуют амазонок в Малой Азии, современной Турции — на конце света в эллинистическом представлении. Тем самым далеко от тех степей, где сегодня ищут археологи амазонок. Может ли быть связь между популярным мифом и этой загадочной степной могилой? На месте раскопок новая находка могла бы принести решающее указание. Исследовательская команда
    находит филигранно выполненные артефакты — более 110 наконечников стрел. Это была бы важнейшая находка в могиле женщины. Большое количество наконечников стрел позволяет предположить, что речь идет о выдающейся женщине-воине. Которая жила в то время, когда истории об амазонках быстро распространялись. Доказанным кажется то, что предполагает Девис-Кимбел после первой находки. У степных кочевников женщины воевали наравне с мужчинами — на высоких позициях.

    Совершенная находка.
    Курган был воздвигнут только для одного человека, предводительницы племени — предполагают исследователи. В других случаях они находят пустые норы. Следующий указатель — положение, в котором была похоронена покойница.
    Археологи интерпретируют положение скелета как «поза нападения». Совершенная находка, но еще не хватает Девис-Кимбел тесной связи с
    дошедшими до нас легендами об амазонках. Их описывали как имевших большой рост и блондинок. Как же выглядели они в действительности?
    В лежащей к северу от места раскопок Самаре, городе на Волге в центральной России, Девис-Кимбел хочет начать один эксперимент. Так как не хватает окончательного доказательства. При всех раскопках ученые определяли пол на глаз, рассматривая кости. Он или она — решение взгляда. Обычный метод, но молекулярный антрополог доктор Йоахим Бургер из Германии знает: в более чем 10% случаев вывод неправильный.

    Затруднительная задача
    Археолог Александр Хохлов должен помочь еще раз исследовать старые и новые находки из степи чтобы быть уверенным на все 100%. Сотни скелетов находятся в университете — среди них может быть много женщин-воинов — непроверенные или ошибочно принятые за мужчин. Если кости хорошо сохранились, доктор Бургер может извлечь наследственную информацию, проще ДНК. И с помощью нее определить пол и происхождение покойника из кургана. Исследователи подготавливают эксперимент очень тщательно. Так как задача трудная. Доктор Бургер один из немногих экспертов в мире, которые могут извлечь надежные образцы ДНК из такого старого костного материала. Даже малейшее воздействие — кашль, отпечаток пальца может испортить последующий биохимический анализ. Доктор Бургер берет пробы глубоко из чуствительной внутренней части кости. Так как если остатки ДНК сохраняются, то только там, даже после тысячелетий. Шансы выглядят не так уж плохими, как предполагалось. Йоахим Бургер, специалист по ДНК, говорит о качестве проб: «Пробы
    выглядят очень хорошо, они очень белые и пахнут при пилке, это значит что там есть много органического материала. И это после 2500 лет лежания в кургане.»

    Часть 3.

    Переводил с помощью переводчика, так что извиняйте если что (я корректировал местами)

    Героини Геродота.
    Пик культа Амазонок.
    Где источники легенды об амазонках? Что — поэзия, изобретение, преувеличение? В Мюнхене американская исследовательница Жанин Девис-Кимбел хочет проверить находки из России другими историческими признаками. Кимбел встречает историка доктора Винцента Бринкманна от Государственного собрания древностей, Мюнхен. Музей имеет некоторые из самых значительных изображений амазонок из античности. Как » раненая амазонка «, боец из мрамора. Удивительно красива, легко одета и огромна.
    Love-Story античности
    Античное изображение Трои дает, вероятно, применимое указание. Это самая известная, самая трагическая история амазонок. Борьба греческого полубога Ахиллеса против Penthesilea, королевы амазонок. Королева амазонок и ее бойцы спешат на помощь осажденным троянцам — для последней битвы против греков, осаждающих город. С горящей броней и золотыми волосами описывал их поэт
    Квинтус — Penthesilea — как молния, светла и сильна. На поле сражения она якобы убила большинство греческих солдат. Тогда она ставит греческого героя Ахиллеса к последней дуэли. » Таким образом ты должен учиться, какая сила оберегает грудь амазонок: война течет в моей крови. » В античном сочинении загорается финальная борьба героя против зла в форме женщины. Исход дуэли предопределен. Все же, что же произошло тогда? Следует самая захватывающая » Love-Story» античности: «Ахиллес снимает шлем противницы и сразу влюбляется в Penthesilea. Все же амазонка умирает, когда ее лицо открывается. И остается недостижимой — это миф.

    Поэзия и правда. Позже, с 500 г. до нашей эры, число изображений амазонок резко увеличивается. Даже ранние историки подхватывают эту тему. Как Herodot (ок. 490-425 до нашей эры) — так называемый » отец историографии «. При Herodotе расплываются границы между поэзией и правдой. Так как он считал мифы так же реальными как и наблюдаемые события его времени. Его тексты смешивают часто неотъемлемо и то и другое. По изображению Геродота оставшиеся в живых амазонки убегают после поражения через Черное море. Бойцы двигаются по неизвестной стране — в руки опасного варварского племени, скифов. Herodot пишет: » Однако, намерение Скифов
    было, что эти амазонки должны были рожать им детей. » Амазонки вошли якобы как матери и жены в новый род, который Геродот называет савроматы. Дочери амазонок. По его сообщениям те Савроматы жили северо-восточнее Черного моря в степи между Волгой и Уралом.
    Легенда и миф. Недостающая связь. С сегодняшней точки зрения Herodot примиряет старые, недоказуемые сказания с исторической реальностью его времени. Тогда греческие посты на Черном море атаковались снова и снова кочевниками. Воинами — женщинами и мужчинами. Где точно у Herodotе проходит граница между поэзией и правдой, остается далее неясным. Все же, с его изображением легенда становится мифом: старые пересказы двигаются в близость доказуемости. К Herodot-овскому время, больше чем 400 лет до нашей эры, этот миф получает ту глобальную популярность, которая существует до сегодняшнего дня.

    «Amazonomachie». Под впечатлением постоянных конфликтов с так называемыми варварами изображения амазонок так возрастали в греческом искусстве, что из этого собственная художественная форма стала: «Amazonomachie». И эти амазонки больше не выглядят как греческие героини. Одежда на иллюстрациях соответствует точно тому, что нашли в России в могилах. Это очень однозначные признаки. На иллюстрациях амазонки носят тонкие сапоги для верховой езды — как при соответствующем найденном предмете из могилы. Высокая шляпа амазонок — такая же как и те которые носили кочевники . Амазонка носит шкуру пантеры. В могилах находили соответственно стилизованное изображение пантеры. Жрицы могли носить это. Это из чистого золота. Все соответсвует до самых мелких деталей. Воины кочевников степи вдохновили многочисленные формы мифа амазонок. Исторические источноки и найденные предметы из раскопок подтверждают эту связь — что еще расшифровывают артефакты? Что стало с «настоящими амазонками»?

    Часть 4.

    Живая традиция. Оружие воинов-кочевников.
    Взволнованная история воинов степей ведет Кимбел Дэвис далеко на восток.
    Гордые племена Савроматов и другие кочевые народы исчезали в течение столетий с географической карты. Они входили в более могущественные народы. Ничего не осталось кроме могущественной легенды. Таким образом кажется. Все же, в отдаленном месте в пограничном районе с Китаем, Россией и Казахстаном история жива, вероятно, еще сегодня. И если да, тогда Кимбел Дэвис хочет выследить это. Жаннин Девис-Кимбел, археолог, о ее исследовательских поездках: » Если я смогу найти потомков воинов степей, то
    это будет поучительнее чем любая научная библиотека. Я должна видеть этих людей. Тогда история станет живой. Поэтому я здесь.»

    Поездки по Монголии. Степи Монголии лежат по ту сторону области, по которой амазонки когда-то бродили. Даже если не разъезжать на лошади, поездка в Монголию остается приключением. После длящейся сутками поездки на поезде по транс-монгольской железной дороге, далее самолетом в направлении северо-запада. В поисках потомков амазонок степей исследовательница путешествует в отдаленный пограничный район. Ulgii — центр этой провинции. Единственное большое поселение посреди страны кочевников. Здесь заботятся о
    традиции бойцов со столетий — сегодня как спортивное соревнование. Все же, оружия — старые. Вдвойне согнутый лук является традиционным оружием — такой, каким пользовались бойцы степей . Пробивная способность огромна — также на большие удаления. Вы можете атаковать им любого врага. Оружие совпадает вплоть до самых маленьких деталей со старыми изображениями амазонок. Жаннин Девис-Кимбел о поразительном соответствии с могильными обнаружениями: » Также наши амазонки носили раковины на поясах. Мы нашли их также в могилах. Женщины этого не осознают, но за всем этим скрыта волнующая традиция . »
    Музей как палата сокровищ. Имеется еще другое место, в котором потерянная история воинов степей сохраняется. Маленький, неизвестный музей в Ulgii оказывается для Davis-Kimbal неожиданно палатой сокровищ. Женщины музея показывают, что предоставили им семьи кочевников. Для них куски одежды — это часть местной истории — для Davis-Kimbal дальнейшие доказательства для
    ее предположений. Жемчужины в шляпе являются точно такими же, какие были найдены в степных могилах. Образ жизни амазонок степей мог пережить, возможно, шторма истории: их традиционные сапоги для верховой езды. Головное украшение. Типичные, остроконечные шляпы воинов. Сохранились такими, как греки приписывали позже амазонкам. Шляпа отделана жемчужинами — точно такое же украшение, которое нашли в могиле в степи — из чистого золота. И его смысл теперь раскрывается. Жаннин Девис-Кимбел о музейных экспонатах в Ulgii: » Это такое вознаграждение находить все это здесь. Этими предметами одежды мы можем показать, что здесь продолжилась тысячелетняя традиция . »

    Часть 5.

    Требуются амазонки.
    Федеральное управление уголовной полиции расследует. Теперь нужно доказать, что бесчисленные легенды об амазоноках вдохновлялись реальной историей. Напрашивается вопрос, который звучал до сих пор слишком фантастически. Не могут ли потомки » настоящих амазонок» существовать сегодня? В отдаленных горах Монголии Жаннина Давис-Кимбаль ищет последнее доказательство. В скрытно расположенном ауле кочевников, летнем лагере, посетители очень редки. И особенно для детей это максимально желанное разнообразие. Так как сегодня эти люди живут едва ли иначе, чем 2500 лет назад. Жаннина Давис-Кимбаль, археолог, о ее посещении юрты: » Как будто бы я прошла ворота в прошлое. В юрте можно открыть много соответствий с образом жизни воинов степей, как мы могли реконструировать их из могил. »
    Надежные данные. Кочевники могут быть больше чем просто хранители традиции — все же, для этого Кимбел Дэвис нуждается в совсем других доказательствах. История этих племен передается только устно. Прежде всего, если мужчины рассказывают, воинственные женщины играют большую роль. Однако, не описывали ли греческие поэты амазонок как дочерей Бога Ареса? Большими и — так сказать, европейскими. Если речь идет о внешности, то амазоноки и кочевники в Монголии не имеют, пожалуй, никакого общего происхождения. Все же, Davis-Kimbal нуждается в надежных данных. В университете Майнца специалист по ДНК доктор Иоахим Бургер и его команда 6 месяцев устанавливали в лаборатории генетический код воинов степей: В 14 из 15 проб костей ученые смогли подтвердить желанную ДНК. И генный код дает однозначные — и максимально благоприятные результаты. Иоахим Бургер, специалист по ДНК, о положительном результате: » Первое хорошее сообщение нашего исследования : речь идет в самом деле о женщинах-воинах, которые дали, возможно, почву для мифа об амазонках. В исследованиях видно, что находится только Х-хромосома.» В десятках тысяч так называемых ДНК-Базах Бургер находил особенный Haplotyp — крайне редкая наследственная информация, которая была до тех пор только четырежды найдена во всем мире .
    Неповторимый след кочевых амазонок.
    Виртуальная амазонка. В федеральном управлении уголовной полиции Висбаден, отделение идентификации людей, работают признанные во всем мире эксперты по реконструкции лица. Они возвращают лицо неидентифицированным мертвецам, даже если случаю уже 2500 лет. Специалистам достаточно измерение черепа и данные ДНК-анализа.
    Банк данных Федерального ведомства уголовной полиции имеет примерно 15.000 признаков лица. Таким образом из одной загадочно обнаруженной степной находки появляется амазонка, на вид, из мяса и крови: женщина с сильными, почти мужскими чертами. На первый взгляд скорее европейский тип. Жаннин Девис-Кимбел получает результаты по е-мэйлу — и сначала разочарована . Так как картина амазонки имеет с кочевниками едва ли что-то общее. Все же, в конечном результате ДНК, а не внешний вид надежное доказательство родства. Все же Жаннин Девис-Кимбел надеется на случай со зрительным соответствием.

    Часть 6.

    Майрамгуль, маленькая амазонка. Идентичные структуры ДНК. Последний этап в поисках дочерей амазонок идет на высоте почти 4000 м. Неизвестный район около китайской границы. Те кто здесь живут, становится ясным для исследователей, борются каждый день за существование во враждебной человеку среде. Эти кочевники живут как воины — и хоронят все еще таким же образом: Курганы, могильные холмы указывают путь.
    Смешанные племена. Юрта, около китайской границы. Семья кочевников живет одна — здесь больше нет никакого большого лагеря. Она переезжает вместе с жильем на лучше защищенное место — на шаг вперед жестокой зиме. Все же, всегда есть время приветствовать гостя. Эти кочевники не монголы, они сами называют себя КАЗАХАМИ. Столетиями они смешивались с другими племенами. И случается, говорит мать, что время от времени у них рождается ребенок, который выделяется на фоне других. Белокурая девочка.
    Разнообразные влияния. Несет ли она в себе то доказательство, которое ищет Жаннин Девис-Кимбел? Является ли она потомком кочевых амазонок? Майрамгуль, 9 лет, провела свою жизнь в степи. И она научилась уже многому из того, в чем нуждаются здесь для выживания.
    Jeannin Devis-Kimbel, археолог, о необычном виде маленькй кочевницы: » ее глаза имеют скорее ореховый цвет, не настолько глубоко черный как у монголов. Впрочем, ее лицо имеет монгольские черты. В ней объединяются много влияний. Ее белокурые волосы внушают что-то вроде европейского происхождения, возможно, даже от воинов степей 2500 лет назад. Этот внешний вид действительно удивителен сегодня. «Светлые волосы девочки будят мечтательные спекуляции. Все же, внешний вид не является по себе никаким доказательством. Если имеется генетическая связь между Майрамгуль и амазонками, это докажет ее ДНК. Хотя дочь и мать выглядят очень разными, они обладают той же самой наследственной информацией. Женская линия несет ДНК от поколения к поколению — и делает генный код таким образом через тысячелетия доказуемым. Генетическое сравнение. Снова нужны специалист ДНК доктор Иоахим Бургер и группа в лаборатории Университета Майнц. Ценные старые пробы кости дали уже генетический отпечаток амазоноки. Теперь исследователи хотят знать, продолжает ли жить эта наследственность в маленькой Майрамгуль. Девочка и ее мать дали с пробой слюны больше чем достаточно поддающегося исследованию материала. Через несколько дней группа начинает оценку сложных ген. кодов. Результат является даже для опытного специалиста как Иоахим Бургер ничем не меньше, чем научная сенсация. Иоахим Бургер, специалист ДНК, об удаче: » Это почти невероятно что мы нашли, а именно ДНК девочки из Монголии идентична с ДНК амазонки. Это маленький лотерейный выигрыш, так как это значит, они родственны друг с другом не только культурно , но также генетически, что означает: они имеют общих предков. »
    Амазонка живет. Майрамгуль — это потомок воина степей. Тех женщин, которые вдохновили миф 2500 лет назад. Когда-то скрытый в легендах, в скупой земле евразийских степей. Они существовали: те женщины-воины, которые заслужили это имя. И существуют сегодня. Открытие, о котором Жаннин Девис-Кимбел не решилась бы никогда мечтать.
    Жаннин Девис-Кимбел о «ее» открытии: » Даже для ученого это совсем волнующий момент. Наблюдать эту девочку, которая делает историю степных воинов снова живой. «

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.