10 января, 2019 Нет комментариев

Мать погибшего в Сирии казахстанца: Мой сын по незнанию религии попал туда, как и все

На данный момент сноха Махатовой и двое ее внуков все еще находятся в Сирии, потому как не могут выйти из окружения.

Порядка 380 граждан Казахстана находятся сейчас в Сирии. Многие из них женщины, с которыми проживают до 500 детей. Об этом 10 января на брифинге в МИД, посвященном гуманитарной операции «Жусан» в Сирии рассказал начальник департамента КНБ, генерал-майор Нацбезопасности Бакытбек Рахымбердиев, передает корреспондент Zakon.kz.

В брифинге принимала участие одна из матерей, чей сын оказался среди террористов. Она рассказала историю своей семьи и выразила надежду, что никто не будет против возвращения в Казахстан ее внуков.

«Мой сын по незнанию религии попал туда, как и все. Дети тут ни при чем. Дети пошли с родителями. Я не знала, что мой сын едет туда. Он сказал, что едет учиться в Египет, в итоге через полгода оказался в Сирии. А так он учился в колледже на третьем курсе, просто просил читать намаз. Мы изначально был против, возраст не тот, чтобы читать. Говорили, окончишь школу, колледж, в армию сходишь, потому читать будешь. Но в итоге мы разрешили, может это была наша ошибка. Я его контролировала, и не видела его негатива в какую-то сторону», — рассказала она.

Однажды, ее сын поехал с другом в Алматы за товаром и уже не вернулся оттуда. А когда женщина узнала о том, где находится ее сын, сразу обратилась в госорганы. Но тогда (2012 год), по ее словам, никто не знал какие принимать меры.

«В 2016 году он погиб, я не знаю при каких обстоятельствах. Жена прислала видео как его хоронят. Там боевые действия, как я его заберу, мне никто не даст, — сказала она и добавила, — Наши недопонимали, чего от них хотят. Они заблудились по незнанию религии. Я разговаривала по скайпу с сыном, когда он оказался там. Всегда, когда вспоминаю, плачу (плачет – от авт.). Он говорил мне: «Мама, ты меня прости, я не знал, что так случится». Сейчас его нет. Мне хотелось, конечно, чтобы он был жив, приехал со всеми. Но мне его не ждать. Сейчас я жду свою сноху, внуков».

На данный момент сноха Махатовой и двое ее внуков все еще находятся в Сирии, потому как не могут выйти из окружения.

«Нам сказали, что они оттуда выбрались, но до места назначения, куда надо дойти, они еще не дошли, так как боевые действия. Они идут пешком. Они не знают куда бежать, там везде заминированные поля», — добавила она.

У женщин, чьи дети уехали в Сирию, существует свой Whats app чат. Всего там состоит порядка 120 мам-заявителей (те, кто сообщили госорганам, что их дети в Сирии — от авт.). У десятерых их них дети уже вернулись домой. Связь с детьми и родственниками в зонах конфликта женщины держат с помощью этого же мессенджера.

«Вербовщики, особенно иностранные, они начали обращаться посредством интернета к нашим гражданам. Это пропаганда велась и в социальных сетях и при этом расписывалась (жизнь-от авт.), которая якобы там существует. Говорили, якобы, что жизнь по справедливости, соблюдаются все религиозные каноны и тем самым завлекали людей. Они выезжали туда и убеждались, что на самом деле ситуация совсем не такая, что никакой справедливости там и в помине нет. Там мусульмане воюют с мусульманами. Одна группировка с другой и так далее. После того как они попадают туда, выйти оттуда практически невозможно. За это карают вплоть до смертной казни», — сообщил Бакытбек Рахымбердиев.

По его данным, таким образом несколько казахстанцев были казнены за попытку к бегству.

Татьяна Ковалева, Астана

https://www.zakon.kz/4953373-mat-pogibshego-v-sirii-kazahstantsa-moy.html

Загрузка...

Добавить комментарий

You must be logged in to post a comment.