скачанные файлы (4)Если к власти придут националисты, то русское население просто «проголосует ногами». Украинский кризис дал основания многим экспертам полагать, что крымская эпопея может повториться и в Казахстане. Об этом говорят отдельные эпатажные политики и общественные деятели в России и Казахстане. При этом некоторые полагают, что русские и славянские организации могут стать главными организаторами отделения Северного и Восточного Казахстана. Что думают об сами руководители подобных организаций, рассказал директор информационно-аналитического центра «Институт Евразийской политики», член Всемирного координационного совета российских соотечественников, председатель республиканского славянского движения «ЛАД» Максим КРАМАРЕНКО.

— Максим, сколько сейчас русских организаций в Республике Казахстан?

— Точное число сказать не могу, но точно более 100 организаций. — Чем они все занимаются? — В основном – культурно-просветительская деятельность, связанная с организацией культурно-массовых мероприятий, направленных на сохранение в русской диаспоре обычаев и традиций русского народа, русской культуры, а также пропаганда русского языка. Есть и другие виды деятельности – правозащитная работа, защита этнокультурных прав русскоязычного населения, общественно-политическая деятельность и различные социальные проекты.

— Не много ли организаций?

— В Казахстане восемьдесят шесть городов, плюс небольшие населенные пункты, в каждом из которых живет какое-то количество российских соотечественников и зарегистрированы русские организации. В это же число входят казачьи организации. Организаций не очень много, но вполне достаточно для Казахстана.

— Разве у граждан Казахстана русской национальности ущемляются их права?

— Я имею в виду этнокультурные права русских и русскоязычных граждан Казахстана. Это, например, нарушения установленных законом норм использования русского языка в публичной сфере, на что обращал внимание сам президент Назарбаев в своих выступлениях. Мы помогаем пресекать нарушения языкового законодательства, чтобы не создавать конфликтные ситуации в обществе, не допускать возникновения этнических конфликтов.

— Как это происходит?

— Мы обращаемся в государственные органы, сотрудничаем с Ассамблеей народа Казахстана. Например, в 2011 году к нам поступило множество жалоб на то, что в государственных органах используется визуальная информация только на казахском языке. И мы обратились с заявлением в Ассамблею народа Казахстана, создали совместную комиссию, провели ряд проверок и отправили документы в Генеральную прокуратуру. Все нарушения были устранены и с 2012 года в наших государственных структурах в равной степени используются и русский и казахский языки. В том же 2011 году в интернете кто-то опубликовал проект закона «О языках», в котором русский язык был исключен для использования в публичной сфере. Мы выступили с официальным обращением от имени движения «ЛАД» о недопустимости подобных проектов. После нашего обращения появилось открытое письмо национал-патриотов, в котором они стали на защиту этого анонимного законопроекта. Но спустя пару дней все подписанты, а их было почти 180, заявили, что они не подписывались под этим обращением. Только Айдос Сарым подтвердил свою подпись. Думаю, благодаря и нам, этот законопроект не попал на рассмотрение в парламент.

— Вы говорите, что русские организации занимаются социальными проектами. Что вы под этим подразумеваете?

— Мы оказываем помощь инвалидам, людям, пострадавшим от чрезвычайных ситуаций, и бедным с доходом ниже прожиточного минимума. Кому-то деньгами, кому-то продуктами, медикаментами и вещами первой необходимости.

— Похоже на простое освоение бюджетных денег, выделяемых из Российской Федерации для русских организаций Казахстана…

— Все русские организации живут за счет самофинансирования. Российская сторона выделяет средства лишь на проведение отдельных культурных мероприятий: концерты, фестивали и интеллектуальные олимпиады для детей.

— А откуда вы деньги берете? Как в том анекдоте — из тумбочки?

— Нет, конечно, не из тумбочки. Финансирование осуществляется за счет членских взносов и помощи представителей русского бизнеса. В экстренных случаях — личные пожертвования российских соотечественников, допустим, когда необходимо оплатить лечение.

— Перейдем к политической составляющей вашей деятельности. Некоторая часть казахского населения рассматривает русские организации как потенциально опасные. После украинских событий общество фактически раскололось на две части: одни поддержали действия России, другие — осудили. Многие считают, что именно активисты русских организации станут ополченцами в случае развития в Казахстане украинского сценария.

— Разделения казахстанского общества не произошло. Раскол произошел на экспертном уровне, среди тех, кто пишет о политике. Мне постоянно приходится общаться с простыми людьми и на юге, и на севере страны, и с казахами, и с русскими — в основном граждане Казахстана поддерживают действия России. Причем казахи говорят: «Мы вернули Крым!». А это показатель отношения населения к украинским событиям. Что касается того, что русские организации могут стать ядром ополчения в Казахстане, то это вообще надуманное мнение, притянутое за уши. На Украине ни одна русская организация, аналогичная нашей, не воюет в ополчении. Никто из общественных деятелей из организации «Российских соотечественников» не замечен там в организации ополчения или в участии в боевых действиях. Насколько мне известно из российских СМИ, там воюют казаки из России. Та информация, которая распространяется некоторыми казахстанскими общественными деятелями – это просто нагнетание страха, это «игра» против русского населения и опосредованно против России, потому что Россия поддерживает организации российских соотечественников в Казахстане. Точно так же, как Казахстан поддерживает аналогичные организации в России. Нет никаких оснований считать русских Казахстана пятой колонной, которая якобы попытается здесь устроить хаос и нарушить мир.

— И еще раз уточню: вы считаете, что среди простого населения Казахстана разделения нет?

— Абсолютно нет. Нет этого на бытовом уровне. Идею раскола несет оппозиция, выступающая против Нурсултана Назарбаева. Это определенные политические группы, поддерживаемые извне, тесно связанные, к примеру, с евро-атлантическими силами. Простые люди в этом вопросе практически не участвуют.

— Многие российские эксперты перед событиями на Украине говорили о том, что стоит РФ только захотеть, Украина расколется и весь юго-восток отойдет к России. Сегодня на различных сайтах типа портала «Медуза» публикуются сценарии раскола в Казахстане, в которых обсуждается присоединение Усть-Каменогорска к России. Как понимать такие публикации?

— На мой взгляд, автор этой статьи Илья Азар попытался сделать вид, что он объективный журналист. Это провокационная статья. Насколько мне известно, портал «Медуза» должен был финансировать г-н Ходорковский – опальный олигарх, бежавший из России после того, как его раньше времени отпустили из тюрьмы. Такие материалы подрывают интеграционные процессы. Это нагнетание страха, попытка посеять хаос в данном случае со стороны либеральной российской оппозиции, противников путинского режима. Америке не нужен конкурент, она боится формирования общего экономического евразийского пространства. Вот и публикуются такие материалы, которые могут развалить воссоздаваемый Евразийский союз, в том числе и с помощью российских оппозиционеров. Россия не заявляла, что она может отделить или присоединить юго-восток Украины, я никогда такого не слышал от официальных лиц РФ. Россия не принимала участия в отделении юго-востока. Ситуация на юго-востоке Украины возникла из-за желания местных олигархов использовать русскую карту и таким образом защитить свой бизнес от радикального запада Украины и от режима Петра Порошенко. Инициатива шла не от Москвы, а, еще раз подчеркну, от местных олигархов. Они стали говорить о федерализации страны, подняли «русский вопрос» и потом уже обратились с призывами о помощи к России. И из-за желания олигархов спасти свой бизнес пострадали жители этого региона.

— В Казахстане возможен такой сценарий?

-Я думаю, нет. В Казахстане совсем другие отношения между русскими и казахами. Мы встречались с представителями Международного кризисного бюро из Бельгии, которое сейчас в Казахстане исследует этот вопрос. По их наблюдениям, тоже оказалось, что в Казахстане украинский сценарий в принципе невозможен. У нас люди не делятся на граждан-неграждан, у нас никогда не говорят, что неказахи — это граждане второго сорта. А на Украине ситуация была именно такая. Там было насаждение украинского языка, открыто проводилась антирусская, антироссийская этно-политика, поэтому и возникли конфликтные зоны, прежде всего на юго-востоке. Подобное наблюдаются и на западе Украины, где есть русинское меньшинство, которое очень страдает от этой политики. В Казахстане совсем другая ситуация

— То есть совсем исключаете такой сценарий?

— Если гипотетически представить, что к власти придут националисты и устроят гонения против русских Казахстана, то русское население просто «проголосует ногами», то есть мигрирует в Россию.

— Экономисты подсчитали, что Таможенный и Евразийский союзы убыточны. Зачем такая интеграция?

— Я таких данных не встречал. Процесс только начался, открываются совместные предприятия, а ряд российских компаний переводят свои производственные базы и центральные офисы в Казахстан, потому что у нас более льготное налогообложение Для Казахстана это очень выгодно, ведь налоги будут идти в наш бюджет, а это хорошие деньги. Формирование единого экономического пространства только началось и на первых этапах такой экономической кооперации расходы всегда превышают доходы. Все ведь надо делать с нуля, восстанавливать кооперационные связи Советского Союза, а лучше создавать новые. И это не дешево. С другой стороны, надо понимать, для чего нужна евразийская интеграция России. Экономика Российской Федерации спокойно могла развиваться самостоятельно, взаимодействуя с Казахстаном и Беларусью в рамках приграничной торговли. Но Россия, создавая союзы, строит оборонительную линию, то есть идет борьба за «буферные государства» вокруг России — либо они будут экономически привязаны к РФ и зарабатывать за счет этого деньги, либо их перекупят геополитические оппоненты России и разместят на их территориях военные базы, начнут создавать военную инфраструктуру, которая будет угрожать безопасности России. А ради своей безопасности Россия готова нести даже экономические потери.

— Получается, что Таможенный и Евразийский союзы – это политические союзы?

— Нет. Я говорю, что Россия ищет не экономические выгоды, а в первую очередь выстраивает оборонительную линию.

— Безопасность – это уже не политика?

— Под политическим союзом подразумевается несколько другое, в нем должно быть делегирование некоторых политических полномочий и утрата части политического суверенитета. Но здесь такого нет. Россия готова платить каждой из стран, окружающей ее границы, за то, чтобы они не стали площадками для баз НАТО.

— Получается, военно-экономический союз, так?

— Да. Здесь происходит синхронизация экономических процессов с оборонительными инициативами. Если посмотреть список стран, входящих в ОДКБ, и список стран, входящих в Евразийский союз, или стран, готовых в него войти, то они полностью совпадают. В этом и просматривается синхронизация оборонной интеграции с экономической. Ни в коем случае Россия не собирается покушаться на суверенитет Казахстана или другой какой-нибудь страны, вошедшей в ЕАЭС. РФ как раз выступает за то, чтобы ни одной из стран не навязывать свои стандарты, чтобы сохранялось политико-культурное многообразие в противовес пропаганде демократии по-американски, которая уничтожает культурный суверенитет других стран.

— Расскажите о программе переселения российских соотечественников, работает ли она сейчас?

— В 2012 году президент России Владимир Путин сделал эту программу бессрочной.

Теперь граница срока ее окончания не обозначена.

— Много ли граждан воспользовалось этой программой? Увеличился ли приток в Россию?

— В прошлом году по программе переселения российских соотечественников лидировали Казахстан и Узбекистан. И эти страны постоянно менялись местами, то одна выходила в лидеры, то другая.

— В этой программе участвуют только русские или есть и другие национальности?

— Татары, чеченцы, казахи — все. Казахи являются пятой по численности коренной нацией в России, поэтому много казахов участвуют в этой программе, даже те, кто имеет российское гражданство, а в Казахстане — вид на жительство. Ведь человек получает не только российское гражданство, но и рабочее место. А в зависимости от выбора места переселения ему выплачивают различные суммы подъемных. — Все-таки хотелось бы услышать статистику по миграции в цифрах. — Отдельной статистики по программе переселения нет, есть общая статистика, согласно которой в прошлом году из Казахстана в Россию на постоянное место жительства выехало почти 20 тысяч человек.

— Каковы основные причины переезда?

— То, о чем мы уже говорили — нагнетание обстановки определенными силами, разговоры о том, что в постназарбаевский период могут произойти ухудшения и в экономической сфере, и в сфере межнациональных отношений, поэтому русскоговорящие люди действуют превентивно, не ожидая, когда гром грянет. Они заранее переселяются в Россию, чтобы устроится там и интегрироваться в российское общество. Вызывает опасение программа разбавления «русских областей» казахским населением.

— Что вы имеете в виду?

— Я говорю о программе по переселению людей с юга Казахстана, в первую очередь оралманов, в Северный Казахстан. Причем этим людям будут даваться льготы, для них будут создаваться новые рабочие места — это очень пугает местных, и не только русских, поэтому они уезжают в Россию. В средствах массовой информации писали, что до 2025 года будет осуществляться такая программа. А мы об этом узнаем от людей, которые приходят в «ЛАД» за консультацией о переезде в Россию. На вопрос о причинах переезда, они упоминают именно эту программу. В Кокшетау, Петропавловске и ряде других городов Северного Казахстана в вузах уже создаются подготовительные отделения для оралманов. А ведь оралманы приезжают из стран с совершенно с другим менталитетом, с другим культурным кодом, многих пугает, что эти люди не владеют русским языком, но главное опасение вызывает возможное ухудшение в социальной сфере — криминализация общества. Казахи, приезжающие из Монголии, Пакистана, имеют совершенно другой культурный тип и на этом фоне могут произойти противоречия со сложившимся укладом. Ну и еще один фактор переселения наших соотечественников – это переименование городов и улиц. Этот факт воспринимается нами как стирание русских страниц в истории Казахстана. Русские здесь развивали науку и культуру, строили и благоустраивали поселки и города, а сейчас это все стирается, и это коробит русских людей. Большинство это воспринимает как изменение отношения к русским. Они считают, что их здесь рассматривают как квартирантов, поэтому русские выбирают России.

— Русские в России такие же оралманы…

— В культурном плане расхождений с жителями России нет, как показывает практика, происходит нормальный процесс интеграции переселенцев-соотечественников в России, там нет таких проблем.

-И все- таки, существует ли угроза Казахстану со стороны России?

— Угрозы исходят от «наших заокеанских друзей», как говорит российская политическая элита. Запад не хочет, чтобы здесь произошла сборка нового центра политической и экономической силы, каковой они считают Евразийский союз. Поэтому они будут предпринимать все усилия, вплоть до инициирования цветной революции, чтобы ситуация дошла до вооруженных столкновений и даже до гражданской войны. Надо опасаться деятельности именно прозападных структур в Казахстане. Они попытаются раскачать ситуацию на любом уровне и в любой сфере: политической, социальной, даже экологической. Будут создавать разные общественные структуры: вроде «Антигептил» или «Антипротон», которые говорят об экологии, но на самом деле это площадки для дискредитации правящего режима. И конечно, эти же силы будут пытаться усилить подпитку так называемого радикального ислама, сторонников и представителей которого уже отправляют на обучение в горячие точки на Ближнем Востоке.

Анна Калашникова

http://www.ratel.kz/

Рубрика: