5004mukhtarБездумное повышение налогов приведет к атрофированию казахстанской экономики, считает экономист Мухтар ТАЙЖАН (на снимке). Он рассказал, почему государственные расходы страны сегодня уходят как в бездонную бочку и чем может обер­нуться неумение правительства планировать расходы.

— Мухтар, вы согласны с депутатами, которые говорят, что идея правительства повысить налоги — это неуклюжая попытка залатать дыры в бюджете?
— Да, бездумное повышение налогов — это самая простая и опасная попытка пополнить госказну. Экономическая политика правительства должна быть направлена на то, чтобы были высокими не размеры налогов, а налоговые поступления. То есть нужна широкая налогооблагаемая база, а не высокая ставка налога. Добиться этого можно, наладив производство, работу предприятий, малого бизнеса, которые бы регулярно платили налоги, способствуя благоприятному экономическому климату. Если же просто повышать налоги, то абсолютные поступления в бюджет снизятся — это эмпирически доказано! Экономисты знают о кривой Лаффера, демонстрирующей снижение налоговых поступлений при увеличении налоговых ставок более чем на 30 процентов. Повышение налогов свыше этого предела приводит к атрофированию экономической жизни в стране, потому что хозяйствующие субъекты начнут избегать уплаты налогов. Более того, предпринимателям становится невыгодно работать, делать инвестиции, потому что их буквально душит высокий оброк.
Я считаю более разумным, например, включить налог на транспорт в стоимость бензина, как это делается в цивилизованном мире. Чем больше человек ездит, загрязняя окружающую среду и изнашивая дороги, тем больше он платит. Казахстан стремится попасть в тридцатку развитых стран мира, но почему-то не учитывает их лучший опыт. В то же время я согласен с идеей правительства поднять налог на роскошные дома. В Казахстане сильное расслоение общества по уровню материального благосостояния. По данным академика Кошанова, соотношение доходов десяти процентов самых богатых к десяти процентам самых бедных в Казахстане доходит до тридцати! Тогда как нормой считается 5-6. Пора выравнивать этот дисбаланс.
— А где гарантия того, что богачи не начнут укрываться от повышенных налогов или, что еще хуже, не переложат их на наемных работников, простых граждан?
— Да, пишут о фактах, когда «предприимчивые» граждане зачастую регистрируют в ЦОНах дорогостоящее жилье по низким ценам, чтобы избежать высокого оброка. Более того, роскошные дома и автомобили оформляют на подставных лиц — ветеранов, матерей-героинь, которые имеют налоговые льготы. Чтобы устранить этот беспорядок, фискальные органы должны повысить качество налогового администрирования.
— Вы как экономист можете привести цифры, демонстрирующие расслоение казахстанского общества на богатых и бедных?
— У нас средняя зарплата по стране составляет 113 тысяч тенге. Она вычисляется примерно по такому принципу: если у бомжа зарплата ноль тенге, у директора крупной компании 500 тысяч тенге, то средняя зарплата равна 250 тысяч тенге. Такой подход дает искаженную статистику. Ведь 40 процентов наших граждан получают ниже 56 тысяч тенге! А 95 процентов банковских вкладов принадлежит лишь одному проценту населения. Вот и делайте вывод о том, какое в Казахстане социальное неравенство.
— Так, может быть, у правительства другие ориентиры — куда уж о социальном равенстве думать?
— Боюсь, что да. Вспомните последние шаги правительства. Повышение пенсионного возраста женщин, урезание декретных, объединение пенсионных фондов в один якобы с целью снижения административных расходов. Это говорит об отсутствии четкой, экономически выверенной политики. Я уже молчу про внешний долг Казахстана — сегодня он превысил 4 триллиона тенге. То есть внешний долг почти равен годовому объему ВВП страны! Расходная часть бюджета составляет около 27 миллиардов долларов. На одну треть — 9 миллиардов долларов — она финансируется за счет прямых трансфертов из Национального фонда. Получается, наше государство тратит на треть больше, чем собирает в бюджет. Недостающую треть мы забираем у фонда будущих поколений.
— Значит, правительство не умеет планировать расходы?
— Большую часть бюджетных средств пожирают государственные программы, эффекта от которых ноль. На программу «Питьевая вода» было выделено 3 миллиарда долларов. Как признало само правительство, программа оказалась провальной, потому что деньги потрачены, а воды в отдаленных населенных пунктах как не было, так и нет. Приняли аналогичную программу «Ак булак» стоимостью 8 миллиардов долларов. Но из первого опыта уроки не извлечены — виновные не наказаны. Поэтому не исключено, что в реализации «Ак булака» будут задействованы те же чиновники, что и в «Питьевой воде». Значит, риск, что люди останутся без воды, очень велик. 60 миллионов долларов Казахстан потратил на покупку космического спутника в институте Хруничева. В итоге этот спутник приказал долго жить. Однако это не помешало властям вновь заказать спутник в том же институте Хруничева! В итоге он даже на 50 процентов от проектной мощности не функционирует. Значит, половина выделенных денег потрачена опять впустую. По данным Счетного комитета по исполнению республиканского бюджета, в Казахстане из 115 акционерных обществ 51 убыточное. Банк развития Казахстана выдал кредиты на десятки миллионов долларов таким предприятиям, как «Биохим», «Силициум-Казахстан», «Картонный комбинат». Сейчас эти кредиты признаны безвозвратными. Вот где нужно экономить — на крупных государственных расходах, а не на простом населении, повышая ему налоги или урезая декретные.
— Какие меры помогли бы увеличить доходную часть бюджета?
— Надо сокращать так называемое государственное предпринимательство. Государство теряет миллиарды долларов, когда начинает играть роль коммерческого банка или предпринимателя. Во всем мире это приводит к разорению, ведь чиновники не несут персональной ответственности за принимаемые решения. В кризис банкам второго уровня было выдано 10 миллиардов долларов. Президент недавно заявил, что эти деньги потеряны. Институты развития Казахстана выделяют сотни миллионов долларов, которые потом не возвращаются в казну. Вот куда уходят госсредства.
— На начало этого года, по официальным данным, внешний долг Казахстана составил 138 миллиардов долларов. Эта цифра в пределах нормы или уже является тревожным звонком?
— Как я уже отметил, внешний долг Казахстана приближается к уровню валового внутреннего продукта. В Европе нормой считается, когда долг страны не превышает 60 процентов от ВВП. В странах со строгой финансовой дисциплиной, например, в Австралии, Новой Зеландии, внешний долг колеблется на уровне 13 процентов от ВВП. Вот и представьте, в каком положении находится Казахстан. Средства для погашения задолженности будут высосаны из экономики страны, если львиную долю средств занимали казахстанские компании у иностранцев. Как правило, они используют хитрый механизм уклонения от налогов. Дочернее предприятие, получая у своей зарубежной «мамки» финансовую помощь для осуществления инвестиционной деятельности в Казахстане, имеет налоговые льготы. Они действуют, пока инвестиции не будут возвращены. Чтобы продлить себе налоговые преференции, дочерняя компания покупает все у «мамки» втридорога. Таким образом, продлевается льготный налоговый период, а внешний долг Казахстана увеличивается. Разобраться с этим должны фискальные органы.
— Недавно новый глава Национального банка Кайрат КЕЛИМБЕТОВ заявил, что девальвации тенге не будет. Но ведь цены на продукты, бензин неизменно растут, что уже говорит о снижении покупательной способности тенге.
— Все боятся резкой девальвации, которая грянула в 1999, 2009 годах. Тогда это произошло потому, что Нацбанк долго сдерживал курс, а потом буквально за одну ночь отпустил его, позволив тенге упасть аж на 25 процентов. Как национальная валюта поведет себя сейчас, зависит от нового председателя главного банка страны. А вообще резкие скачки курса коррупциогенны по своей сути. Ведь, воспользовавшись инсайдерской информацией, можно неплохо заработать на курсовой разнице.
— Как вы считаете, есть ли сегодня в Казахстане предпосылки для экономического кризиса, учитывая рецессию в Европе и прогнозируемый дефолт в США?
— Экономическая ситуация в Казахстане зависит от мировых цен на энергоносители и привлечения финансовых ресурсов. Американские индексы находятся на максимуме, значит, в ближайшее время падения мировых цен на энергоносители не предвидится. Причин для резкого ухудшения экономической ситуации в нашей стране я пока не вижу.

Лэйла БАСАРОВА, Алматы — Астана

17.10.2013

Источник — Время

Рубрика: