Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Логоти3        Я со своими коллегами уже неоднократно говорил, что Китай и Россия являются, образно выражаясь, Сциллой и Харибдой нашей новой исторической судьбы. И для сохранения статуса самостоятельного государства с относительно независимой внешней и внутренней политикой, имеющего амбиции превращения в региональную державу, необходимо подготовить условия. Для того, чтобы не быть зажатыми между этими двумя  гигантами в экономическом, военном, политическом и культурно-цивилизационном отношениях.  С другой стороны, политика интеграции в ЕЭП с предварительным обособлением Беларуси, Казахстана и России в Таможенном Союзе, привела к тому, что Китай еще больше осознал важность Казахстана и Центральной Азии, как цивилизационного буфера с Россией на пути удовлетворения его растущих потребностей в углеводородном и ином сырье, которым так богат  регион. А также в транзитном и культурном потенциале. Ведь именно тюркский мир – мир тенгрианско-мусульманской культуры, который раньше не замечали и игнорировали, является связующим звеном между миром славянской (православной) и китайской (буддийско-конфуцианской) культурами.

тюрки

       Поэтому, Казахстан и в целом регион Центральной Азии, благодаря формату ШОС сегодня приобрели и еще больше укрепляют статус геополитического и геостратегического центра  континента в силу особой специфики интересов России и Китая. Имперские   политические интересы России и прагматические экономические интересы Китая придали    Казахстану и ЦА дополнительные возможности для развития. Используя Россию и Китай, как полюса магнита, Казахстан и регион «раскручиваются» самыми высокими политическими и экономическими темпами, превращаясь в прямом и переносном смысле в центр социально-экономической модернизации, в центральную ось континента, в стержень на котором держатся «мировые небеса» Евразии (по аналогии с Хан-Тенгри). Последние международные события (приезд в Казахстан Премьер-министра Великобритании Д.Кэмерона, активизация казахстанско-американских и узбекско-американских связей, достижение уровня стратегического партнерства между Казахстаном и Узбекистаном  и др.) свидетельствуют о кардинальном возрастании роли ведущих держав региона – Казахстана и Узбекистана. Локомотивов политико-экономического развития тюркского и центрально-азиатского сообщества в модерации  и медиации самых актуальных проблем безопасности Евразийского континента. Предстоящий вывод войск западной коалиции из Афганистана и последующие процессы возвращения страны на рельсы мирного развития, как и успокоение всего региона Южной Азии, будут осуществляться при непосредственном участии Казахстана и Узбекистана, при полной военно-политической и экономической поддержке США и ЕС, включая передачу основной части оставшегося вооружения этим двум странам.

тюрк

        Иными словами, формирование  Большой Центральной Азии как общего и открытого пространства, военно-стратегическую и геополитическую конструкцию которого, как известно, продвигал американский стратег геополитики Ф.Старр, выпадает, в частности, на долю именно тюркских этносов, которые, как и прежде, готовы разделить ответственность за судьбы континента и мира. Это историческая миссия тюрков: быть организаторами и охранителями социального порядка на континенте. В целом же, данный вызов, сопоставимый по своему историческому значению с возникновением новой планеты в солнечной системе, по сути, является процессом возрождения высокопассионарной тюркской суперэтнической целостности, тюркской цивилизации, исторической задачей которой, как и прежде, станет перерождение человеческого сообщества на основе универсальных философских принципов, заключенных в современной номадической философии.

Такая общая география «открытого пространства» раньше позволяла легко проникать тюркам в самые отдаленные уголки всей северной Евразии и считать ее своим ареалом обитания. Эти огромные и не защищенные с точки зрения естественного географического ландшафта территории становились относительно легкой добычей любого мало-мальски централизованного государства (самые яркие примеры – это Тюркский Каганат и Золотая Орда).  И если в условиях кочевого скотоводства было возможным сохранять социальную гармонию, основанную на этических кодексах и стандартах ордынского народного поведения,  то сегодня эта малозаселенность пространства, вкупе с транспортно-логистической неразвитостью, вытекающей из этого дороговизной перевозок, являются основными причинами сохранения бедности и неэффективности государств. Как  России, так и Казахстана, по сравнению с развитыми странами мира.

Данный факт свидетельствует, чтобы удержать страну, недостаточно, к примеру, разбомбить ее территорию, пройтись солдатским сапогом по ней с края и до края, важно ее заселить культурно-историческими индивидами и социально-экономически обустроить. А именно с этим не все в порядке как в Казахстане, так и в России. Но если в Казахстане геополитическое направление развития государства на северо-запад уже реализуется. И наряду с церквями, в центральных и северных областях страны активно строятся мечети, соборы и синагоги, то в России имперская заброшенность окраин видна и проявляется повсеместно. Поскольку все ресурсы и силы консолидируются на центральном направлении (только на Москву приходится почти половина финансов страны) и переправляются далее посредством оттока капитала в развитые страны. Запустение сибирского региона и разрушение церквей и поселков свидетельствует о том, что данный регион необходим только сырьевым корпорациям, извлекающим недра, но ни в коем случае не нужен для обустройства жизни этносов, населяющих его. Фразу М.Ломоносова о том, что «богатство России будет прирастать Сибирью», в современной России понимают буквально, т.е. сугубо меркантилистски.

Поэтому социально-политическая (в интеграционных формах) и миграционная (по мере расселения тюрков (казахов, узбеков, татар, кыргызов, башкир и т.д.)) экспансия на север, в Сибирь, является  в долгосрочном геополитическом отношении весьма актуальным и привлекательным проектом. Легально и легитимно расширяющим ареал обитания тюрков до западных границ  Сибирского и Казанского  ханств середины XIV- начала XV века, которые таким образом составляли (определяли) западные ареалы обитания тюрков, составляли западные территории тюркского мира. Иными словами, граница между Московским, с одной стороны, и Сибирским и Казанским (Крымским и т.д.) ханствами, с другой стороны, составляла границу тюркского и славянского (православно-христианского) мира.  Тем более, если учесть, что реальной альтернативой этому процессу может быть только дальнейшая китаизация районов Сибири и Дальнего Востока. Так что перед Россией стоит выбор – или заселять эти обширные территории давними соседями русских – дружественными узбеками, казахами, киргизами, туркменами, и сохранить свою государственность, или добровольно передать территории Сибири и Дальнего Востока Китаю….Другого выбора история русским не представляет.

 

 

Рубрика: