Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Nomadez bagaturНесколько лет назад местный краевед Федор Шершнев нашел за ипподромом восточнее села Катон-Карагай старинный монгольский нож эпохи завоевательских походов основателя Монгольской империи, Потрясателя Вселенной Чингисхана.

– Нож лежал почти на поверхности земли, – рассказывает Федор Иванович. – Я принес его домой, а через два-три дня через наше село проезжала экспедиция археологов во главе с профессором Зайнуллой Самашевым, которым я показал находку. Археологи сразу сказали, что по форме он является именно монгольским. Через некоторое время я показал нож сотрудникам областного краеведческого музея, которые, сверив его с рисунками специального атласа, также сделали вывод о том, что он монгольский и относится к началу XIII века. Исследовав соответствующую историческую литературу, я понял, что найденный мною раритет лежал как раз на месте основной битвы Чингисхана с объединенным войском меркитов и найманов, состоявшейся летом 1205 года…

Мне посчастливилось прикоснуться к этому свидетельству древних монгольских сражений. Нож по размерам довольно-таки увесистый, его длина составляет 170 миллиметров, ширина лезвия – 25. Спинка клинка прямая, толщина обушка – от двух до шести миллиметров. 70-миллиметровый черешок, скорей всего, крепился к куску маральего или сайгачьего рога, который, конечно, после стольких лет полностью разрушился.

Сам же клинок, по-видимому, был сделан из отменной стали, коли за прошедшие восемь столетий, находясь близко к поверхности земли, почти сохранил свою изначальную форму. Значит, принадлежал он кому-то из представителей монгольской знати. Кто знает, может, даже самому Чингисхану, который в молодости и сам нередко бросался в гущу битвы. Ведь в те годы великий монгольский завоеватель еще не был Чингисханом, его все называли именем, данным при рождении, – Тэмуджин.

И вот этот нож в моей руке. В сознании всплывают картины великих сражений, слышится лязг кривых сабель, ржание лошадей, предсмертные крики воинов…
00001263
Война с меркитами

Известно, что после разгрома Тэмуджином в 1202 году татарских племен, повинных в гибели его отца Есугея, к нему начали стекаться воины из многочисленных разрозненных монгольских племен. Он начал создавать свою армию, установив в ней железную дисциплину. Одним из примеров “обкатки” этого войска стала его первая победа над кереитами в 1203 году и меркитами – осенью 1204 года.

Из истории мы знаем, что меркиты издавна славились своей воинственностью. Во время одного из меркитских налетов они даже захватили в плен жену Тэмуджина Борте. Позже, конечно, он ее отбил с помощью Тогорила (Ван-хана) кэрэитского, во время крупного сражения в селенгинской степи Буури-Хээрэ.
Однако будущий Потрясатель Вселенной все равно жаждал мести и не оставлял попыток преследовать меркитов. Даже несмотря на то, что мать Тэмуджина Оэлун происходила из этого племени. (Кстати, позже его второй женой стала также меркитка по имени Хулан-хатун).

Вторая битва состоялась осенью 1204 года в урочище Харадал-Худжаур в южной Бурятии. Тогда меркиты были разбиты, остатки племени вместе с их правителем Тохтоа-беки бежали в Баргуджин-Токум – легендарную страну у озера Байкал.

Собираясь весной 1205 года в очередной поход на меркитов, Тэмуджин, естественно, ни слова не сказал о своих планах ни матери, ни жене. Быстро собравшись, войско выдвинулось на северо-запад. Но, несмотря на то, что поход готовился в строжайшей тайне, кто-то сумел предупредить меркитов, и они вместе со стадами и обозами отступили подальше от гнева монгольского хана и поближе к центру Южного Алтая, где объединились с найма-
нами.

Однако вскоре Тэмуджин настиг беглецов в Катон-Карагайской долине. Ведь его рать шла налегке, воины с собой вели только запасных лошадей.

Несмотря на грозность монгольского войска, соотношение сил было далеко не в его пользу. Если у Тэмуджина было всего пять тысяч воинов, то объединенные племена меркитов и найманов выставили на битву порядка 15 тысяч. Замысел Тохтоа-беки и правителя найманов Кучулука заключался в том, что преследователей возьмут в “подкову”, окружат и уничтожат. Однако талантливый полководец опробовал в этой битве тактику, которая в последующем многократно приносила ему победы.

Сеча у Бухтармы

Для стратегии и тактики стали характерными тщательная разведка, внезапность нападения, стремление расчленить силы противника, устройство засад с использованием специальных отрядов для заманивания неприятеля, маневрирование крупными массами конницы и т.д. К тому же войско было очень дисциплинированным и уже закаленным в прежних битвах. Меркиты в очередной раз потерпели сокрушительное поражение, самое большое, после которого уже не смогли оправиться. Сам Тохтоа-беки погиб.

Выполняя приказ своего безжалостного повелителя, монгольские воины, как волки, преследовали оставшуюся часть неприятеля в которой в основном были уже лишь найманы, по левобережью Бухтармы, пока не догнали их у слияния с Иртышом. Зажатые на узкой полоске земли найманы дали преследователям последний отчаянный бой. Большинство погибло или утонуло в водах Иртыша. Павших на поле брани воинов попросту побросали в воду.

Кучулук со своими людьми сбежал к кара-китаям (юго-западнее озера Балхаш). Сыновья Тохтоа-беки направились к кыпчакам, взяв с собой отрубленную голову отца. Их пристанищем стало место, названное потом Мерке (ныне – станция, село и район в Жамбылской области).

Монгольские воины, забрав лошадей, по пролегавшей здесь Северной ветви Великого Шелкового пути ушли домой. Приближалась осень, Тэмуджин знал, что горные перевалы вскоре могут закрыться.

Через полгода после битвы у Бухтармы, весной 1206 года, на курултае у истоков реки Онон Тэмуджина подняли на белом войлоке и провозгласили великим ханом над всеми племенами, присвоив титул “Чингисхан”. Монголия преобразилась: разрозненные и враждующие меж собой кочевые племена объединились в единое государство. Вступил в силу новый закон – Яса Чингисхана.

zggM3ayaA5UW53G2N975z8T2hbmY6W

“Братская могила”

Надо сказать, что в ранней советской историографии о битве при Бухтарме говорилось довольно скупо. Более подробно изучил это грандиозное событие археолог Сергей Сорокин, проведший здесь раскопки в 1962-1965 годах. Именно тогда за Катон-Карагаем были обнаружены массовые захоронения меркитов и найманов. При раскопках кургана археологи наткнулись на длинный ров, в котором лежали останки воинов в два ряда, голова к голове, в пять слоев. Так Сергей Сергеевич определил численность разгромленного меркитско-найманского войска.

Кости во рву сохранились плохо, так как лежали практически на поверхности. Сверху они были покрыты лишь тонким слоем некрупных камней, из чего археологи сделали вывод о том, что погибших захоронили оставшиеся в живых женщины, старики и дети.

Там же, в “братской могиле” обнаружены целые россыпи наконечников монгольских стрел. Они отличались тем, что по бокам имелись крючки, и чтобы вытащить вонзенную в тело стрелу, рану приходилось разрезать. А если потянуть за древко, оно выдергивается, а наконечник остается, причиняя человеку, если он еще жив, дополнительные страдания. То есть все было сделано для того, чтобы надолго вывести неприятеля из строя. В данном же случае воины Тэмуджина просто вытащили из тел своих врагов древки, оставив наконечники. Ведь фрагментов древков в захоронении обнаружено не было. Это говорит о том, что они ценились больше, чем металлические наконечники, отливаемые из железа…

Шамиль Багаутдинов

Катон-Карагайский район

26 декабря 2014

Источник – Рудный Алтай
Постоянный адрес статьи – http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1419922380

Рубрика: