Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Полагаю, отыщется немало скептиков, как в нашей стране, так и за ее пределами, кто рассмеется прямо в лицо, если сказать им, что в не столь отдаленной перспективе, (если казахи будут правильно использовать представляющееся им возможности), Казахстан может нагнать развитые государства Европы и Азии.

И этих скептиков можно понять. А между тем, в истории есть прецеденты, когда страны, находившиеся еще в середине XX столетия в гораздо худших условиях, сумели взобраться к началу XXI века на самую вершину экономического могущества. Причем, я думаю, если бы тем же японцам и немцам, после жесточайшего поражения, понесенного этими народами в ходе Второй мировой войны, кто-то сказал, что назавтра их страны войдут в десятку наиболее развитых государств планеты, то реакция неверующих в успех бошей и самураев была бы схожей. Смех сквозь слезы. Скептики во все времена и во всех странах одинаковы. Поэтому, лично мне больше по нраву мечтатели и оптимисты.

Так в чем же секрет того же японского чуда? Ведь островная Япония не обладает ни месторождениями углеводородов, ни особыми природными богатствами?

На стороне японцев оказались благоприятная конъюнктура послевоенного рынка, и сделанная ими ставка на выпуск новых технологических изделий, обладающих привлекательными для потребителя свойствами. Японцы поставили на передовые технологии и инновации. И практически, победили, выйдя на третье место в мире по уровню Валового Внутреннего Продукта. По этому показателю они уступают сегодня только Соединенным Штатам Америки и Китаю…

А что же мы? Скептики могут возразить – но то ж Япония. Там государство заинтересовано в поддержке науки и изобретателей. А у нас основной массе чиновников и дела нет до проблем отечественной науки….

Хотя Сакен – ага тут и не причем….

Так – то оно так, но кое – что в Казахстане все же делается. И даже дает неплохие результаты. К сведению, в нашей стране разработана и принята к исполнению программа «Инновационный Казахстан». В рамках нее год назад был проведен первый конкурс среди молодежи по выявлению наиболее перспективных научных разработок и изобретений. Результат превзошел все ожидания. Как выяснилось, креативной и ищущей молодежи в стране предостаточно. На конкурс было подано молодыми изобретателями более двух тысяч заявок. Двадцать одна разработка объявлены призерами. А обладатели двух первых мест получили денежные гранты.

И вот уже сделан следующий шаг. Слово руководителю Департамента инновационной политики при фонде «Самрук-Казына» Галыму Амрееву: «В этом году мы уже исходили от потребностей дочерних компаний фонда «Самрук – Казына».  Подключились производственники. Конкурс среди изобретателей был объявлен непосредственно на решение тех технологических задач, над решением которых бьются лучшие конструкторские умы в национальных компаниях. Ведь у каждой компании есть свои технологические трудности и проблемы, которые надо решать. Были определены сто сорок три такие задачи. Конкурс стал предметным. Поэтому все разработки, которые получат положительное экспертное заключение, будут востребованы. Словом, то, чем заинтересуются наши компании, однозначно будет взято в работу. Как минимум, компании выйдут на сотрудничество с изобретателями, а  лучшая работа, отмеченная экспертами, получит финансирование. Будет предоставлен грант на ее внедрение.  Уже сейчас очень интересные проекты нами рассматриваются в нефтегазовой отрасли, в области энергетики, альтернативной энергетики,  энергосбережения. Всего же на конкурс подано более сто пятидесяти заявок».

А между тем, уже витает в воздухе идея создания в не столь отдаленной перспективе, на основе подобных конкурсов, некоего общеказахстанского Инновационного Центра, призванного объединить по интересам руководителей национальных компаний, производственников и изобретателей.

Это когда производственник или предприниматель подает заявку в такой центр, объясняя, в чем его предприятие нуждается, а изобретатель, заходя на электронный сайт Инновационного Центра, может с легкостью выйти на контакт с руководителями указанных предприятий и компаний, предлагая им свои наработки.

Таким образом, появляется своеобразный рыночный механизм, соединяющий напрямую изобретателя, с конечным потребителей его услуг. Ближайшая аналогия такому центру – Станция Технического Обслуживания, где производственник – это водитель автомобиля, стремящийся форсировать мощность двигателя своего железного коня, а изобретатель – некто вроде слесаря – моториста, Сакен-ага, творящего с движками чудеса.

Только вот «выхлоп» для страны от подобного инновационного «СТО» обещает быть в тысячу раз мощнее. А мы говорим – наука у нас в загоне. Науке нужно только дать приоритетное финансирование…А умные головы у нас отыщутся.

Мозги и идеи в стране есть…

«Да, полноте», – может возразить на это наш ничему не верующий скептик – оппонент: «А есть ли нам с чем выходить на рынок международных инноваций? Разве что домбру попытаться усовершенствовать. Да и остались ли у нас в стране подвижники – изобретатели? Ведь все сейчас на базаре. Не поздно ли спохватились?»

А между тем, подвижники такие есть. И я сам на днях одного такого лицезрел. Не уехавшего на Запад, и не подавшегося на базар торговать радио запчастями.  Кандидат технических наук Вадим Георгиевич Некрасов – вот тот человек, которого абсолютно, на мой взгляд, не интересуют ни деньги, ни служебная карьера. Его самое большое увлечение в этой жизни – занятие любимым делом, изобретательством. На конкурс Вадим предложил идею газификации твердого топлива – как это звучит в оригинале заявки. Тогда как на самом деле он предлагает коровий навоз перерабатывать в биогаз, и затем отапливать таким «благоухающим» метаном дома в сельской местности. И это притом, что такого «добра» на селе, как навоз, пруд – пруди. Девать некуда. А ведь это тоже источник дармовой энергии, пропадающий втуне.

Другой вопрос: – А знают ли наши господа – скептики, что томографы, используемые сегодня с успехом в мировой медицине, были впервые изобретены у нас в Казахстане, и использовались вначале для выявления дефектов на трубопроводах? И только потом кто-то на Западе догадался подобный томограф задействовать для диагностирования пациентов клиник, заработав на этом Нобелевскую премию.

А ведь таких изобретений в нашей стране, явно тянущих на Нобелевку, между тем, не одно и не два, а десятки. Казахстан имеет сегодня все возможности для совершения технологических прорывов на самых разных направлениях развития научной мысли. За один только короткий день, что мы потратили на объезд казахстанских инноваторов, мы увидели с десяток великолепных научно – технических разработок, способных уже назавтра вывести Казахстан в число стран –инновационных лидеров. Впечатлила технология выработки нефти из остаточных нефтяных запасов. По сути, дающая возможность, едва ли не вдвое увеличить добычу нефти из уже существующих месторождений.

В институте горного дела имени Кунаева нам рассказали о разрабатываемом ими перфораторе, способном проламывать бетонные стены и разбивать уголь в забое, внедрение которого поставит жирный крест на всех существующих нынешних устройствах подобного типа. Поскольку подобный перфоратор, если его сравнивать с существующими нынешними аналогами, смотрится как современный пневмомолот в сравнении с каменными топорами. И там же нам поведали об идеи создания оптического компьютера, после появление которого на рынке все нынешние компы и ноутбуки уйдут в прошлое. Они просто не смогут с ним конкурировать. И ведь это все наше, свое, казахстанское…

И еще кое-что из увиденного. Оказывается, существуют и уже работают казахстанские ветроагрегаты, способные составить конкуренцию лучшим зарубежным аналогам.

Модель казахстанской ветроэнергостанции

Ведь что представляет из себя зарубежная ветреная энергостанция? Мы видели ее по телевизору. Это столб, на вершине которой установлен трехлопастной винт. Вращение винта приводит в действие генератор, вырабатывающий ток. Однако стоит только ветру изменить направление, и винт перестает вращаться. А если вдруг случится ураган, то винт и вовсе может обломиться. Казахстанский же ветроагрегат лишен всех этих конструктивных недостатков, поскольку изначально устроен иначе. Рассказывает доктор технических наук Буктуков Николай Садвакасович: «При одинаковой мощности с зарубежными аналогами, наша установка в два раза дешевле, но работает в два, в два с половиной раза дольше. А значит, и электроэнергии вырабатывает больше, где-то в три, в три с половиной раза. Почему? Потому что зарубежные ветроэнергостанции работают в диапазоне скорости ветра от трех до двадцати метров в секунду, при больших скоростях – не работают. Их останавливают, иначе они развалятся. Наша же установка работает при скорости ветра от двух – трех метров в секунду, и без ограничения. Хоть до семидесяти метров в секунду.  А еще зарубежные ветроагрегаты дорогие, из-за того, что их лопасти делаются на специализированных заводах, с высоким классом точности. Нашу же конструкцию можно изготовить в обычной школьной мастерской.  Что сказывается на ее конечной цене».

К сожалению, в одной статье обо всех казахстанских прорывных наработках не поведаешь. Расскажу вкратце только о двух инновациях, способных в недалекой перспективе совершить революцию в сфере энергетики и новых технологий. Первое – это поплавковая мини – Гэс, способная вырабатывать ток для чабанских, крестьянских и фермерских хозяйств, если поблизости есть небольшая речка, река, или озеро.  И второе – это биометрическая программа, вводимая в компьютер, гарантированно перекрывающая доступ к секретной информации для любого компьютерного хакера.

У нас системы нет…

А между тем, я бы сказал неправду, если бы не рассказал о тех претензиях, которые адресуют казахстанские изобретатели нашим отечественным чиновникам. Самая большая наша беда, считает профессор Буктуков, в том, что наши чиновники не доверяют казахстанским ученым. Мы отправляем свои разработки в зарубежные научные центры на экспертизу, а затем удивляемся, почему наши изобретения появляются вначале за рубежом. Идеи в научном мире воруются, и это ни для кого не секрет. Существует целая армия промышленных шпионов. А что же мы? А мы верим свято в непогрешимость западных экспертов.  А, мы, получается, сами, добровольно, передаем свои научные наработки иностранным ученым. Мол, нате, пользуйтесь, с нас не убудет. Ведь тот же иностранный эксперт может заявить, что казахстанская разработка не перспективна в принципе, закрыв эту тему в Казахстане. А сам, между тем, задействует нашу идею, и после поимеет с нее неплохие дивиденды.

Профессор Буктуков: – Мы свято верим в непогрешимость западных экспертов

Другая проблема. По словам академика МАИН Петра Харитонова, мало сегодня изобрести новый прибор, создать промышленный образец. Надо еще ноу-хау продать на рынке. А этим у нас никто не занимается. Предприниматели и производственники предпочитают приобретать старые, уже опробованные западные технологии, чем вкладываться в инновации у себя в стране.

А, значит, со стороны государства следует изменить подходы по отношению к тем предпринимателям, кто пытается внедрить в производство отечественные разработки казахстанских ученых. Может быть, такие предприятия стоит вообще освобождать от налогов.

Потом, очень сложно зарегистрировать в Казахстане патент, трудно найти в стране предприятие, способное создавать промышленные образцы и модели новых инновационных изделий по приемлемой цене, не просто пробиться сквозь многочисленные бюрократические преграды. А, следовательно, необходимо менять законодательство, сделав его таким, чтобы оно поощряло изобретателя, а не било его по рукам.

Академик Харитонов: Мало изобрести новый прибор. Надо его еще уметь продать….

Словом, если мы стремимся выйти на новые рубежи развития Казахстана, если мечтаем сделать его передовым и инновационным, нам еще предстоит на этом пути преодолеть немало преград, доставшихся нам в наследство от прежних времен.

Хотя с другой стороны – дорогу осилит идущий. И первые шаги в этом направлении уже делаются…

Рубрика: