Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

64648Через год после оглашения приговора участницам Pussy Riot их маленькие дети с трудом привыкают к мысли о том, что их матери в тюрьме.

Сын участницы панк-группы Pussy Riot Марии Алехиной Филипп.

Сын участницы панк-группы Pussy Riot Марии Алехиной Филипп.

Прошел год с тех пор, как участницы группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, Мария Алёхина и Екатерина Самуцевич были приговорены к двум годам тюремного заключения за антикремлевское выступление в московском храме. Екатерина Самуцевич была освобождена условно, но другие две участницы панк-коллектива, обе матери маленьких детей, всё еще остаются за решеткой. Корреспондент Радио Азаттык поговорила с родственниками девушек о том, как дети справляются с тем, что их матери находятся в тюрьме.

«СИЛЬНО СКУЧАЮТ ПО МАТЕРЯМ»

Прошлый год для участниц группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой и Марии Алёхиной выдался нелегким.

С момента вынесения приговора 17 августа 2012 года за исполнение панк-молебна «Богородица, Путина прогони!» в московском храме Христа Спасителя обе женщины отбывают двухлетний срок в одних из самых жестких тюрем России.

Вдобавок к ежедневным лишениям тюремной жизни участницы феминистской протестной группы в стиле панк-рок пережили жесткие тюремные выговоры, одиночные заключения, голодовки и отклоненные апелляции — усугубляя международное возмущение делoм, которое многие называют абсолютно неадекватнoй реакциeй Кремля.

Надежда Толоконникова, участница группы Pussy Riot, с дочерью Герой.Надежда Толоконникова, участница группы Pussy Riot, с дочерью Герой.

Прошедший год был не менее мучительным для маленьких детей заключенных женщин: пятилетней Геры — дочери Толоконниковой — и шестилетнего Филиппа, сына Алёхиной.

Родственники девушек говорят, что Гера и Филипп сильно скучают по матерям и всё еще не могут смириться с тем фактом, что их мамы отбывают срок в тюремных лагерях особого режима.

«ОН ЗАКРЫЛСЯ»

Отец Филиппа, Никита Демидов, говорит, что он предпочел не скрывать правду от своего сына после ареста Марии Алёхиной в марте 2012 года.

Никита Демидов говорит Радио Азаттык:

— Родственники мне советовали, что Филе говорить, а что не говорить. Я рассказал ему правду: что мама громко спела в храме Христа Спасителя, это кому-то не понравилось, пришла милиция и забрала ее в тюрьму.

Никита Демидов живет с Филиппом и матерью Марии Алёхиной в ее квартире в Москве и говорит, что после этого разговора Филипп редко спрашивал об этой ситуации.

Участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина (слева) и Надежда Толоконникова в зале суда. Москва, 10 октября 2012 года.Участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина (слева) и Надежда Толоконникова в зале суда. Москва, 10 октября 2012 года.


— Может быть, он закрылся, — говорит отец.

Во время предварительного заключения Марии Алёхиной было разрешено увидеться с семьей только спустя несколько недель. Следователи, ведущие ее дело, усугубили ее боль и тревогу угрозами забрать у нее Филиппа и отправить его в детский дом.

Ее первая встреча с сыном произошла через стеклянное окно и была очень эмоциональной.

Рассказывает Никита Демидов:

— Он был напуган, и Маша тоже. Первые 30 минут они даже не могли говорить друг с другом. Маша начала плакать и отворачиваться. Вначалe ей было очень трудно говорить или даже писать о Филиппе. Когда я начинал о нем заговаривать, она отвечала, что ей очень трудно об этом говорить.

НАЧАТЬ ОБЩЕНИЕ ЗАНОВО

С тех пор как Марию Алёхину официально приговорили в прошлом августе, ее семье разрешили быть с ней в тюрьме несколько раз по три дня.

Более длительные посещения и возобновившийся физический контакт наконец позволили Марии Алёхиной и Филиппу начать общение заново — с того места, где они остановились после ее заключения.

Мария Алехина с сыном Филиппом.Мария Алехина с сыном Филиппом.

25-летняя Мария Алёхина в настоящее время отбывает срок в тюрьме около Нижнего Новгорода, в 400 километрах от Москвы. Она наблюдает за тем, как растет ее сын на расстоянии — настолько близко, насколько это было возможно.

Она шлет ему письма и регулярно звонит Никите Демидову, чтобы обсудить учебу Филиппа, а также занятия спортом и творчеством или чтобы решить возникающие иногда проблемы со здоровьем сына.

Но Никита Демидов говорит, что каждое посещение тюрьмы напоминает ему, как сильно мальчик скучает по своей матери:

— Когда мы приехали в первый раз к Маше в колонию, я очень удивился: Филя бегал, радостно шумел, играл в футбол. Он увидел маму, и ему стало здорово. Он очень по ней скучает.

В прошлом месяце суд отказал Марии Алёхиной в удовлетворении ее просьбы об отсрочке наказания для ухода за Филиппом. Подобная попытка Надежды Толоконниковой тоже была отвергнута судом.

СКАЗКА С ДОБРЫМ КОНЦОМ?

Жизнь маленькой Геры тоже перевернулась с тех пор, как ее маму посадили в тюрьму.

23-летняя Надежда Толоконникова отбывает наказание в тюрьме в 500 километрах на восток от Москвы — в отдаленном регионе Мордовии, известном своими суровыми тюремными лагерями советских времен.

4 марта Гера справила свой второй день рождения без мамы.

Петр Верзилов, муж Надежды Толоконниковой, с дочерью Герой и вдова Джонна Леннона Йоко Оно. Нью-Йорк, 21 сентября 2012 года.Петр Верзилов, муж Надежды Толоконниковой, с дочерью Герой и вдова Джонна Леннона Йоко Оно. Нью-Йорк, 21 сентября 2012 года.

В отличие от Филиппа, Гера охотно говорит о заключении своей мамы — возможно, благодаря активному участию в медиакампании, развернутой ее отцом Петром Верзиловым за освобождение заключенных женщин.

Пётр Верзилов говорит, что его дочь придумала разные сценарии освобождения Надежды Толоконниковой:

— Для пятилетнего ребенка, который смотрит мультики и читает сказки, эта ситуация — типичная сказка. Есть главный злодей, и силы добра борются с ним и его помощниками. Этот злодей упрятал Надю под замок, и теперь Гера должна придумать способ спасти ее. Так Гера воспринимает ситуацию.

Надежда Толоконникова, говорит Верзилов, переживает разлуку гораздо сильнее.

«Место, где я живу, окружено высокой, толстой оградой с колючей проволокой. Скоро ты… придешь и спасешь меня в моей крепости. Мне разрешат быть с тобой в одной комнате и говорить. Потом они заберут меня. Но ничего страшного, нам придется подождать еще немного, и меня отпустят домой к тебе навсегда», — написала Надежда Толоконникова Гере в январе перед тюремным посещением.

Надежду Толоконникову, как и Марию Алёхину, должны освободить 3 марта, если всё будет в порядке, как раз к дню рождения ее дочери.

В подготовке материала участвовали Клэр Бигг и Айшет Андрухаева.

 Радио Азаттык

Рубрика: