Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

AEEC3BA7-5BB6-43BE-BD9B-16AF46C34BFD_w640_r1_s_cx0_cy1_cw0Президент России пытался излучать уверенность на фоне многих нерешенных проблем.

В России 16 апреля в тринадцатый раз состоялась телевизионная «прямая линия» с Владимиром Путиным». Формат, придуманный еще в 2001-м году специально для главы государства, тогда находившегося в середине первого срока своих полномочий, предусматривает видео-конференцию с различными городами России, а также вопросы гостей в студии и с помощью различных средств связи. На этот раз «прямая линия» продолжалась 4 часа, и в ее ходе Владимиру Путину было задано несколько десятков вопросов, включая и достаточно острые: о расследовании убийства Бориса Немцова и невозможности допросить свидетелей по этому делу, скрывающихся в Чечне, о социально-экономических трудностях и «патриотизме-ксенофобии», который усилился в российском обществе с момента аннексии Крыма в 2014 году.

Санкции останутся, но оптимизм есть

Владимир Путин начал свое общение с российскими гражданами с нескольких существенных заявлений. По его мнению, «вряд ли сейчас стоит ожидать снятия санкций, потому что это вопрос чисто политического характера, это вопрос стратегического для некоторых наших партнеров взаимодействия с Россией, сдерживания нашего развития».

546892df3a218_sankcii1(1)

В то же время, по словам президента России, российская экономика должна восстановиться достаточно быстро: «То, что мы сейчас видим, – и с укреплением рубля, и с ростом рынков, и по некоторым другим позициям, – я думаю, может быть, это произойдет быстрее. Где-то в районе примерно двух лет».

«Вассалами не будем»

Президент России в ходе ответов на вопросы крайне жестко отозвался о внешней политике Соединенных Штатов: «Некоторым крупным державам, супердержавам, которые претендуют на свою исключительность и считают себя единственным центром силы в мире, союзники не нужны – им вассалы нужны, имею в виду США. Россия в такой системе отношений существовать не может. Она не только не может поддерживать такие отношения, даже существовать не может. И это все должны понимать».

Путин говорит, что не знает, есть ли заказчик у убийства Бориса Немцова

скачанные файлы (5)

Отвечая на вопрос политика и предпринимателя Ирины Хакамады о том, как, по мнению президента, идет следствие по делу об убийстве Бориса Немцова, Владимир Путин фактически заявил, что арестованные в ходе следствия люди являются исполнителями этого преступления: «Буквально через день, полтора максимум, следователям и ФСБ, и МВД, уже были известны имена исполнителей, вопрос был в том, где и как их арестовать».

Говоря о заказчиках этого преступления, Путин сказал следующее: «Вопрос, удастся ли выйти на заказчиков, есть ли заказчики, я пока не знаю. Это, конечно, станет известно в ходе той работы, которая сейчас ведется».

Владимир Путин не стал отвечать на вопрос главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова о том, почему следственные органы не могут допросить одного из свидетелей, скрывающегося «на территории России в одном из субъектов федерации» (речь идет о Руслане Геремееве, по сведениям российских медиа, скрывающемся на территории Чечни).

Пожары, неплатежи и очереди

Между тем, на фоне общего позитивного настроя, который Владимир Путин демонстрировал в ходе 4 часов телевизионного общения, настроение задающих вопросы часто было совсем не позитивным. Рыдающая женщина из Хакассии в своем видеообращении спрашивала: «У нас в деревне сгорело восемь домов, один дом отстояли. У нас такой вопрос: будет ли вообще какая-нибудь помощь людям, потому что у людей вообще ничего не осталось, им очень сейчас тяжело». Владимир Путин, очевидно, был смущен зрелищем неподдельного горя и даже попробовал поговорить с женщиной, не поняв, что это видео было записанным. В конце концов, президент России просто огласил суммы денежной помощи, которая будет выплачена пострадавшим от пожаров.

hak

Не слишком довольными выглядели и строители космодрома «Восточный», которые заявили Владимиру Путину, что без его личного контроля зарплату им могут и не выплатить. Ветеран Великой Отечественной войны сообщил президенту России, что, несмотря на все обещания власти, так и не получил жилищный сертификат. А когда речь зашла об аннексированном Россией Крыме, один из спрашивавших пожаловался на нескончаемые очереди на переправе.

На многие из заданных вопросов Владимир Путин не давал определенного ответа, хотя в нескольких случаях пообещал взять проблему под личный контроль.

Дмитрий Тренин: Путин повторил все уже известные тезисы

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин в интервью Русской службе «Голоса Америки» сообщил, что никаких особенно новых заявлений от Владимира Путина в ходе нынешней «прямой линии» он не услышал: «Я думаю, что это 4-часовое выступление президента перед народом своей страны вряд ли изменило хоть в чем-то базовую оценку Путина со стороны Вашингтона или в каких-то других столиц мира. Ничего принципиально нового здесь не прозвучало, никаких признаков, скажем так, неуверенности, задумчивости в отношении того, «правильным ли мы путем идем, товарищи». Более того – он подчеркнул и постарался доказать, что «вы на нас давите, а мы в результате становимся устойчивее».

Дмитрий Тренин говорит, что отношение к Западу и ухудшению его отношений с Россией Путин сформулировал очень четко: «Он ясно выразился в следующем стиле – не мы это начали, политика Запада заключается в том, чтобы нас давить, но мы выстояли и выстоим дальше. Возможен компромисс, но с учетом наших интересов».

Директор Московского центра Карнеги уверен, что Владимир Путин действительно считает многие страны Европы «американскими вассалами или по-другому там младшими партнерами с отношениями старшего и младшего, начальника и подчиненного, и Россия не собирается становиться в шеренгу тех стран, которые связаны с США неравноправными отношениями».

Екатерина Шульман: главный герой должен «излучать бодрость и утирать сиротскую слезу»

скачанные файлы (3)

Политолог, доцент Института общественных наук Академии народного хозяйства и государственной службы Екатерина Шульман в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» высказала уверенность, что никаких незапланированных неприятных неожиданностей во время подобных «прямых линий» не бывает: «Законы того сельского праздника, который стилистически представляет собой президентская прямая линия, предполагает, что главный герой будет не только излучать бодрость, шутить шутку и добродушно грозить врагам, но и утирать сиротскую слезу, самолично исправлять нерадивость местного начальства и вообще всячески разводить чужую беду руками. По законам жанра должен быть представлен как смех, так и слезы. И то, и другое с разных сторон демонстрирует возможности отеческой власти».

«Другое дело, что вторжение подлинной жизни – настоящего, не постановочного горя – такого, как мы увидели при включении из Благовещенска, – разрывает ткань декорации этих бесконечных «Кубанских казаков», где игрушечные проблемы и театральные ссоры главных героев разрешаются финальным хороводом. Но в принципе лидер нации обязан демонстрировать полный диапазон эмоций – от уверенности в себе до товарищеской простоты, от державного величия до начальственного гнева. Для этого нужны подходящие поводы», – считает Екатерина Шульман.

Кроме того, по мнению политолога, любой «острый вопрос» вполне укладывается в общую схему подобных мероприятий: «Каков бы ни был вопрос, власть всегда в руках отвечающего, а не задающего вопрос; он может сказать что угодно, и вопрошающий не сможет ему возразить ему: «Да вы на мой вопрос не ответили». Лучшие интервьюеры в свободных СМИ выигрывают именно тем, что они могут свой вопрос повторить, переформулировать и таким образом загнать отвечающего в угол. В формате «один вопрос – один ответ» такой возможности нет, и герой представления всегда может сказать, что автор вопроса сам дурак, или что вообще начать рассказывать что-то свое, к вопросу отношения не имеющее. Перед публикой он все равно будет выглядеть победительным остроумцем, потому что его положение изначально выгоднее».

Екатерина Шульман с иронией отмечает, что «прямая линия» Владимира Путина является, по сути, не «театром одного актера», а продуманным шоу всей российской власти для различных зрителей: «Если отвлечься от тягостной провинциальности всего мероприятия (стоит признать, элемент пошлости всегда присутствует в публичной политике, хотя наш нынешний формат многочасового шоу с шутками специфически латиноамериканский), интересно то, что наш политический режим вовсе не такой персоналистский, каким пытается предстать».

«Российская политическая система – не спектакль одного вождя, а находящийся в сложном динамическом равновесии конгломерат бюрократических кланов, перманентно балансирующих свои разнонаправленные интересы», – полагает политолог. По ее словам, эта система «довольно гибка и адаптивна, и демонстрирует выдающуюся выживаемость».

«Имеющийся в ней элемент патернализма состоит вовсе не в том, что отец нации управляет всем сущим в ручном режиме. Россия просто слишком велика и разнообразна для такого способа управления. Вообще хорошее рабочее правило для понимания режимов, подобных российскому: если вам пытаются что-то продемонстрировать, скорее всего, это неправда. Полуавторитарные комбинированные режимы на фейке сидят и фейком погоняют, их задача – перманентно производить впечатление и наводить иллюзию. Они не просто «посылают месседж» – им всегда нужно казаться тем, кем они не являются», – подчеркивает Екатерина Шульман.

Рубрика: