Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Логоти3Подлинное и полное возвращение тюрков на родные территории и просторы Сибири, безусловно, в первую очередь, будет связано с восстановлением их численности, количественным разрастанием этносов, лишенных во времена «Малого Октября» самой возможности существования. И здесь необходимо принять во внимание, что переход кочевников к оседлости производился колонизаторами не просто силовым способом, когда людей насильно заставляют покидать родные места и переселяться в более худшие с точки зрения их привычного кочевого образа жизни природные условия. Стандартное для оседлого общества жилье (деревянные и каменные дома) в поселках, деревнях и городах тогда было недоступно, а в землянках кочевники нормально жить так и не научились, вымирая от туберкулеза и сырости.  Это было похоже на насильственное изгнание с родных мест, на то, как при депортации и переселении неблагонадежных народов на новые места, когда людей привозили в степь и бросали на произвол судьбы. Иными словами, это было фактическое уничтожение народа – этноцид, сопровождающийся изгнанием с земли и экспроприацией всей собственности (скота), повлекшей голодомор 20-30 годов ХХ века, а также, истреблением всего цвета нации – самых передовых ее представителей, элиты.

Во вторую очередь, возвращение тюрков связано с возрождением и укреплением традиционной социальной структуры. В этом смысле, органичность и целостность тюркской культуры и цивилизации, сохраняющаяся в традиции разрастания и укоренения родовой структуры, ризомы (по выражению Ж.Делеза и Ф.Гваттари), является определяющим фактором формирования и развития форм государственности на всем евразийском пространстве. И как таковая, она должна мощно подпитываться внутренними центростремительными актами, действиями и проектами расширяющейся и разрастающейся тюркской ойкумены. Ее интеграции, в том числе и, наверное, прежде всего на территории независимых тюркских государств, на территории современных тюркских национальных автономий Российской Федерации, которая является основной  крупнейшей территорией расселения тюрков, и на территории тюркских национальных автономий в Украине  (Автономная Республика Крым – 12%), Молдавии (Гагаузия – 82%) и Узбекистане (Республика Каракалпакстан – 94%).

Тюрки

       В-третьих, многим кажущаяся неорганизованной и стихийной, трудовая миграция с региона ЦА, захлестнувшая российские города, руководство которых было к этому не готово и сегодня борется с нею силами не только полицейских, но и войсковых и, даже, МЧСовских подразделений, на самом деле, вполне организована и планомерна. С точки зрения исторической тенденции периодического переселения, вернее, кочевания  тюркских родов и этносов на собственные «трудодефицитные» территории. Обеспечивающая в былые времена сохранение кочевого скотоводства на определенном уровне, т.е., в условиях флуктуации или периодического изменения условий среды обитания для кочевников, миграция была самым гармоничным способом существования людей и животных. Примерно, по такому сценарию сегодня перемещаются трудовые ресурсы с южной в северную Европу. Формируя европейский рынок труда с моделями поиска его оптимального (гармоничного) значения[1]. Поскольку безработица в Испании, Греции, Португалии и Италии подталкивает безработных искать  работу на севере единой Европы, прежде всего в благополучной Германии. В США же, вообще начали процесс по легализации мигрантов, поскольку это позволит в течение 10 лет увеличить ВВП страны на 1.4 триллиона  долларов.

В США высокая конкуренция на трудовом рынке достигается именно высокими уровнем трудовой миграции, благодаря чему американская экономика в целом сохраняет статус высокоэффективной и конкурентоспособной.

В этих условиях, Россия должна учитывать действие данных факторов, в  том числе, и как исторических традиций возвращения тюрков на свои исконные земли вследствие возобновления/появления там главного условия для жизни этноса – работы. В этом смысле исторические притязания тюрков вполне оправданны. Тем более, что именно российские власти в силу их постоянных имперских амбиций в истории сами поощряли миграцию, как способ социальной ассимиляции или социализации подданных разных национальностей.

фильт

       Другое дело, Россия, испытывая настоятельную потребность в трудовых мигрантах, в современных условиях сама не в состоянии удовлетворить экономические и социальные права мигрантов, поскольку она не может организовать по настоящему федеративный (межнациональный и межсубъектный) рынок труда на основе современных мировых стандартов путем межгосударственного сотрудничества. Как это делают европейские государства в Европейском Союзе. Россия относиться с явным недоверием к своим возможным партнерам, подозревая их в недобросовестном с точки зрения бывшей метрополии, партнерстве. Желая оставаться федерацией, Россия так и не выработала никакого иного, помимо господствующего командно-административного (силового),  способа достижения межнационального федеративного консенсуса и не имеет полноценно развивающихся механизмов налаживания равноправного (демократического) сотрудничества и партнерства внутри страны. Ведь взаимодействие регионов и государственных структур также проходит под влиянием лишь политических импульсов центра.



[1] Кстати, за исследования рынков с моделями поиска Питер Даймонд (США), Дэйл Мортенсен (США) и Кристофер Писсаридес (Великобритания) в 2010 году получили Нобелевскую премию в области экономики. Суть их открытия проста: поиск работы коррелирует с  длительностью безработицы и для того чтобы человек удовлетворял свои потребности в той мере, в какой это ему необходимо, он должен бегать за работой (как и поступали кочевники, ухаживая за скотом и разводя его).

Рубрика: