Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

atvblf     Господин  Даулбаев!

Данная форма обращения к Вам – вынужденная, поскольку Вы физически не в состоянии ознакамливаться со всей поступающей корреспонденцией. Но ответы, которые приходят в ответ на запросы, поражают своей некомпетентностью, что, кстати, подтверждается и Вашим недавним выступлением  на коллегии вверенного  Вам ведомства, просочившимся в СМИ. В нем открыто признается то, что давно является лишь секретом Полишинеля: прокуратура не справляется со своими надзорными функциями, не требует однообразия и правильного применения норм законов, позволяет своим бездействием  обращать действующее законодательство в недействующее.

Предлагая, в случаях изъятия земли для государственной нужды, оценивать её стоимость по кадастровой расценке, Вы тем самым подтвердили, что судами республики не исполняются многие нормы гражданского и уголовного права и признали в цифрах тот вред, который однозначно наносится имиджу и бюджету государства, населению страны вынесением необъективных судебных актов.

Господин Прокурор!  Для того, чтобы любой механизм работал без сбоев, необходимо его прежде отладить. Так и законы. Они не заработают, поскольку безнадзорно отданы на откуп “внутренним убеждениям” судей. Законы не станут исполняться, поскольку отделить деятельность судей, о независимости которых нас постоянно уведомляют в отписках представители прокуратуры, от деятельности акиматов и самой прокуратуры, невозможно. В качестве подтверждения обратимся к тем причинам спекуляции землёй, которые обозначены Вашим выступлением.

Вы сетуете на наличие большого числа перекупщиков земли, прежде их называли барыгами, не определяя, КОМУ выгодно возникновение такой категории в рыночных отношениях. Уточним КОМУ, исходя из наличествующей практики, в одном случае – акиматам, в другом – следствиям и судам, и все это под бдительным оком прокуратуры, в т.ч. и природоохранной.

Так, пример классический, поскольку данный факт в Генпрокуратуру и Финпол РК  “стучится” с 2006 г. Сельчанин Ураев в 2001 г. взял в аренду 162 га земли для ведения крестьянского хозяйства в Илийском районе Алматинской области. Соответствуют ли  размеры участка нормам их предоставления, закрепленным в Земельном Кодексе? Землю Ураев не осваивал. Это и понятно: человеку в возрасте, без создания КХ, наема работников, отсутствия агротехники, самостоятельно явно не осилить разработку 16200 соток. Однако в кадастровом деле записей о нарушении закона – отсутствии целевого, либо какого-то другого  использования её, не имеется по причине весьма тривиальной: уполномоченный орган таких проверок не проводил. И хотя ещё после двух лет нецелевого обращения с землей, договор аренды участка было необходимо расторгнуть, в 2006 г. г-н Ураев обращается с челобитной к акиму района Логутову о выкупе участка. Как он поясняет местному финполу, де, нашлись лица, заинтересовавшиеся этой землёй. Кадастровая стоимость участка на тот период составила порядка трёх с половиной миллионов тенге. Не берусь судить много это или мало, но то что государственная земля продана физическому лицу по 216 тенге за сотку – факт, подтверждаемый документально. В июне-июле 2006 г., он оформляет участок в личную собственность, а через месяц буквально, уже в августе перепродает его г-же Пупышевой. За цену, явно не кадастровую. Продавец прав, своим добром он может распоряжаться по своему усмотрению, ведь в законе не определён срок на запрет реализации земли после её приобретения. Положим, три года – дебаты по этому поводу, едва начавшись, благополучно затухли. Депутаты вошли в положение перекупщиков: – Три или пять лет это много, в землю вкладываются средства, а вдруг земля подешевеет – кто потерпит убыток? Правильно, перекупщик. И закон его защищает согласием по своему смотрению распоряжаться недвижимой собственностью уже через минуту после вступления в права собственности.

Ураев перепродает 16200 соток Пупышевой, Пупышева, и тоже через месяц, в сентябре 2006 года реализует землю г-же Мамытовой. За какую цену – нас не касается, сделка происходит между двумя физическими лицами, где предметом торга является не государственный, а частный товар. Мамытова обращается к акиму Логутову с просьбой изменить целевое назначение земли, с крестьянского – под ИЖС. Логутов соглашается и самолично подписывает разрешение, основываясь на решении Правительства РК, которое войдёт в действие только через … год. Мамытова по каким-то бюрократическим причинам не получает документа, или скрывает его, и лица, сдававшие деньги на приобретение участка, начинают нервничать. Они требуют переоформления 162 га на имя Бутабаевой, руководителя республиканского объединения многодетных семей. Бутабаева, став номинальным владельцем земли, уже по проторенной дорожке – в Илийский акимат и районный земком. Но не тут-то было. Или новая собственница не устроила акима, или просьба другого акима – капшагайского – о передаче земель ему под пасеку – смутила г-на Логутова, но прежде выданный  документ за его подписью оказался забытым. Бутабаевой было отказано и в перепрофилировании земли, и в разделе ее на наделы, что, между тем, противоречило техническим условиям участка. В акте сказано: делимый. Матери семейств, сдавшие  средства, узнав об отказе Логутова и уверившись в нем: их выставили с земли пинками, заламыванием рук и другими физическими действиями, обратились в финансовую полицию г. Алматы с жалобой на Бутабаеву, де, мол, землю им не передаёт, поскольку заявления в прокуратуру о самоуправстве Логутова остались без внимания. Финпол провёл тщательную проверку с выездом на место расположения участка, оценил по существу все договора, расходно-приходные журналы и сделав одно пояснение: раздел частной земли проводится уполномоченным государственным органом, отказал в возбуждении уголовного дела по ст.37, ч.1, п.2, с чем согласилась прокуратура г. Алматы.

atvblf

Только после вмешательства госорганов – 18 июля 2008 года Бутабаева получает законное разрешение на раздел участка на наделы-крестьянские дворы, подает в земком заявку на его проведение и … оказывается под арестом. Без отмены отказа в возбуждении уголовного дела финполом, СУ ДВД, в нарушение закона, возбуждает новое дело – по тем же обстоятельствам. И определяет наличие мошенничества, которое могло бы подтвердиться уликами из сейфа Бутабаевой или опровергнуть его. Могло бы… Однако, проводя выемку,  следователь Джекешев, ныне находящийся в местах заключения за получение взятки, “забывает” сейф с документами опечатать, ключ от него передаёт стороннему человеку и в итоге «улетучивается» не только документация по покупке участка, печать организации, её правоустановочные документы, крупная сумма денег, приготовленная для расчета с теми, кого не устроило целевое назначение участка, но исчезают и незаполненные бланки квитанций – на приём денег за продажу наделов. Таким образом, появляются десятки неведомых покупателей, которые тут же перепродают землю по липовым квитанциям: и виновата в этом Бутабаева, находящаяся в СИЗО, т.е. из-за недостатка обвинений против Бутабаевой, следствием не изымаются все журналы, а только один из них, и тот, не дошедший до суда. Обстоятельств мошенничества и сути его никто не выяснял. Вопрос, что в первом суде, что во втором стоял однозначно: – Берите деньги, наличие земли не подтверждено. Кем не подтверждено? Судами. В нарушение ст. ЗЗ ГПК РК суды проходили не по месту нахождения земли, а якобы по месту совершенного преступления, при этом ни один районный суд г.Алматы не запросил, если ли в Илийском районе земля, приобретенная Бутабаевой. Если по месту совершения преступления – почему Бостандыкский суд г. Алматы признаёт неподсудность дела самому себе и постановлением, с согласия прокуратуры, передаёт его по подсудности в суд Алмалинского района –  без отмены приговора, вынесенного незаконным составом суда. Опять-таки, с согласия прокуратуры г. Алматы, оба приговора по одному делу двумя кассационными постановлениями городского суда   признаются законными и вынесенными якобы в отсутствие нарушений уголовно-процессуального права. При том, что кассация на приговор Бостандыкского суда рассматривается через три года после вступления его в силу – без восстановления сроков обжалования – это раз; при том, что дело в первом варианте рассматривалось с нарушением подсудности – это два; без подачи кассационных ходатайств представителями как потерпевших, так и стороны защиты – это три; без выделения в отдельные производства дел перекупщиков, порожденных безответственность или целенаправленностью следствия – это четыре; без оценки действий представителей местной исполнительной власти, хотя Генеральная прокуратура в лице г-на Секишева вполне разумно отменила отказ местного финала о возбуждении уголовного дела в отношении ныне депутата Логутова и благополучно об этом забыла- это пять; без отмены отказа в возбуждении уголовного дела против Бутабаевой, что, согласно закона, вообще препятствует вторичному возбуждению – это шесть. Мало? О таких “мелочах”, как отказ представителям и потерпевшим в ознакомлении с протоколами и самим делом, немотивированные отказы исполнения ходатайств, определение статуса осужденной: Бутабаева физическое лицо или юридическое, поскольку суд отказывает в признании имеющейся регистрации КХ, в которое и была передана для общего пользования приобретенная земля, даже говорить не приходится. Зато теперь на землях КХ – как изъять то, чем по существу владеют сотни малообеспеченных семей?- самозахватом “трудятся” непонятно-понятно чьи племяннички …

Господин Генеральный прокурор, может быть Вы в состоянии пояснить исполнением каких норм закона разрешены вышеназванные нарушения, в т.ч. и наличие двух приговоров по одному делу? Поскольку в  мировой судебной  практике подобное не котируется,  полагаю вместе с Вашими пояснениями возможным направить эту информацию для размещения её в книге рекордов Гиннесса.  С каким ещё нестандартным  товаром выходить на мировую арену?

Тем более, что товар не штучный. Например, когда суд Алмалинского района г.Алматы своим решением позволил гор.акимату пролоббировать интересы частной компании ТОО “Global Building Contract”, прокурор ему не стал возражать. Со множественными процессуальными нарушениями был  изъят, якобы для исполнения государственной нужды, вместе с домишком, участок у вдовы ветерана Великой Отечественной Войны, ветерана труда ВОВ, пенсионерки К.Жердевой и передан … коммерческой организации, согласно договора между акиматом и ТОО “Global Building Contract”. Анализ нарушений, едва уместившийся на 10 (!) листах убористого текста, направленный Вам лично через администрацию президента, так и канул в лету. С согласия прокурора, суд, вопреки мнению эксперта, постановил социально уязвимой женщине произвести оплату по ценам,  ходившим на тот период на рынке жилья за два года до этого, т.е. по самой нижней но никак не рыночной планке.

Возникает правомерный вопрос: почему акимат производил изъятие в пользу частной структуры, о чем даже заключен договор? Почему изымал для коммерсантов землю по своей заниженной оценке, как, якобы, в пользу бюджета государства? И почему госструктура представляет в суде интересы частного коммерческого предприятия?

Ваши сетования, господин генеральный прокурор, прозвучавшие в докладе на коллегии, вряд ли можно отнести к основательным: во всех случаях нарушения закона и нанесения ущерба государству самое непосредственное участие принимают представители прокуратуры. Они никогда не возражают против правонарушений, допускаемых судьями и акиматами. Ещё пример. Прокуроры Алматинской областной прокуратуры Тлеубердинов и Уйсимбеков – двое сразу (!) поддержали внутренние убеждения судьи Ргебек, отказавшей в удовлетворении иска дехканину Юсупову. А ведь он ратовал за государственные интересы: за исполнение г-ном Перуашевым, в бытность его соучредителем ТОО «Жаймак и К» ст.14 Закона РК «О недрах и недропользовании». Последний не счел нужным получить лицензию на своё имя для добычи минеральной воды, однако самого Юсупова, на чье имя выписан соответствующий документ, из бизнеса выкинул, умудрившись при помощи своих доверенных лиц подписать договор цессии, вместо обычного договора купли-продажи части доли в уставном капитале. Суд и прокуратура полагают эти договора … равноправными, хотя закон толкует обратное и уводят рассмотрение дела далеко от исполнения Закона о недропользовании.

Множество непонятного по уголовному делу генерал-майора М.Сихимова. Ему в 2009 г. вменили в вину неисполнение секретного решения Совнаркома Каз.ССР от 1940 г. и на этом основании осудили, а у 84-ех алматинцев отобрали в пользу Минобороны территорию свалки, выданную им в качестве земельных наделов под ИЖС и числившуюся на карте г.Алматы как особая зона. Особая, но не принадлежащая военному ведомству, во – первых; в отсутствии оригинала самого решения1940 г, во-вторых; без признания Фемидой вступивших по этому же делу раннее вынесенных и неотмененных судебных актов,  позволяющих судам вводить перекупщиков в ранг добросовестных приобретателей, в чем им уже было отказано, это в – третьих и четвертых.

Суды по последствиям начались в 2010г., но только 01.10.2013г. прокуратура г.Алматы запросила для анализа дело от 20.02.2008г., при вынесении решения по которому вынесено и частное определение о необходимости проведения расследования по признакам мошенничества теми самыми перекупщиками, о наличии которых Вы негодуете, г-н генеральный прокурор.

Причина вынесения необъективных, незаконных решений и приговоров по всем, без исключения, вышеназванным делам проста: суды не применили соответствующих законов, защищающих права населения, проигнорировали Конституцию РК, а прокуроры всех инстанций согласились с законностью предвзятых актов. Напрашивается вопрос: за что прокурорско-следственно-судебные органы не уважают НАРОД своей страны? В противном случае Закон бы был исполнен и самостоятельными судьями, и надзорными органами, и теми структурами, которым предназначено по долгу службы анализировать и курировать их деятельность. В противном случае, господин генеральный прокурор, Вам не пришлось бы на коллегии своего ведомства беспомощно разводить руками и предлагать возложить на население материальное возмещение недоработок, ставших результатом, действующего, но увы, не в полной мере законодательства.

 

С надеждой на лучшее,

Нина Савицкая, журналист,

Сафуа Исакова, адвокат,

Баян Усен, правозащитник,

Константин Распопов, поверенный в делах –

от имени множества пострадавших

Рубрика: