Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Поделиться впечатлениями от увиденного и услышанного во время “прямой линии” с президентом России DW попросила корреспондента телерадиокомпании WDR Кристину Нагель.

 

В начале разговора о “прямой линии” с Владимиром Путиным корреспондент немецкой телерадиокомпании WDR Кристина Нагель (Christina Nagel) восхитилась великолепной физической формой российского президента. Но этим похвала и ограничилась. Без малого пять часов вопросов и ответов – это зрителю у телевизора трудно выдержать даже по долгу службы. Радиожурналистка Нагель с 2007 года работает в московской студии WDR. И она могла сравнить нынешнюю “прямую линию” с предыдущими.

DW: Вы уже давно работаете в Москве. Это не первая “прямая линия” Путина, которую вы смотрели. Было ли что-либо новое в этом году?

Кристина Нагель:На мой взгляд, да. Хотя бы уже то, что начали с критичных вопросов. Кудрин говорил о половинчатых реформах, потом был задан вопрос о коррупции в министерстве обороны. У меня сложилось впечатление, что была дана установка: на сей раз допускается больше критики. Организаторы с самого начала хотели продемонстрировать, что можно задавать и критичные вопросы, что это не просто самоинсценировка.

– А может быть, Кудрин понадобился, чтобы продемонстрировать: вот, он либеральный финансист, а я, президент Путин, должен о простых людях заботиться, о социальной справедливости?

– Я пошла бы еще дальше. У меня сложилось такое впечатление, что известные люди, которые были в публике, в частности руководитель радиостанции “Эхо Москвы” Венедиктов, для того и нужны были, чтобы, так сказать, единым пакетом выдать критичные вопросы, чтобы одним махом от этих вопросов избавиться. Венедиктов ведь все свалил в кучу: неправительственные организации, ужесточение законов, Pussy Riot, Навального. Все это было упомянуто походя, чтобы потом такие вопросы уже не звучали.

– Во время прямой линии я никак не мог разобраться, кто это на экране: президент, премьер-министр, менеджер акционерного общества “Россия”, последний либерал среди кровожадного народа, царь-батюшка….

– Ну, конечно, президент Путин выступал в роли президента. Но он старался отвечать образу того человека, которого избрало большинство россиян, то есть человека, который по доброй царской традиции самолично заботится о каждой мелочи в стране, который все знает, у которого на все есть ответ. Эти бесконечные цифры, проценты… Где-то показатели еще не те, но мы над ними работаем. Если есть проблемы, то это вина чиновников, но чиновники тоже люди. А вообще все работают только на благо.

– Но должен ли президент великой страны знать, сколько свинины импортировано в прошлом году?

– Нет, конечно. Думаю, зрителям эти цифры ничего не говорили, ведь даже журналисты не могут с ходу сказать, верные это цифры или нет. Мне кажется, что важно было создать образ Путина, который все знает и обо всем информирован.

– Владимир Путин уже третий срок на президентском посту с небольшим перерывом, когда он занимал кресло премьер-министра. Услышали ли россияне отчет о проделанной работе?

– Мне этого и не хватало. Скажу больше: если вспомнить все его выступления, то многие вопросы и ответы можно наизусть рассказать. Проблемы те же, сделано мало. Чтобы это завуалировать, президент и сыплет цифрами, которые якобы что-то доказывают.

А по сути проблемы все те же: ЖКХ, образование, социальная сфера. Или возьмем зависимость от нефти и газа. Кудрин ведь практически прямо сказал, что за все эти годы так ничего и не сделано.

– Вы давно живете в Москве. Эта картинка на телеэкране соответствовала тому, что вы сами каждый день видите в России?

– Скажем так, в вопросах простых людей, где речь шла об их личных проблемах, отражались и будни, и то, что правительство должно гораздо больше делать для их решения. Но тут я возвращаюсь к вашему вопросу, какую ответственность несет президент, должен ли он лично отвечать на эти вопросы. Может быть, просто нужна иная, более эффективная система, которая не нуждается в ручном управлении?

Смотрите, вот страна, которая претендует на важную роль в мире – политическую и экономическую. И вдруг открытие клиники преподносится государственным телевидением как из ряда вон выходящее событие. Вот, мол, онкологический центр, где применяют самые современные методы. А на самом деле это давно должно стать нормой по всей стране.

– Канцлера ФРГ Ангелу Меркель часто упрекают в том, что она политику-то проводит хорошую, но плохо разъясняет ее гражданам в Германии и в Европе. Может, ей взять пример с Путина? Возможна ли в Германии такого рода “прямая линия”?

– Нет, я думаю, никто бы это и смотреть не стал. Представляете этот эпический формат? У нас на телевидении это вряд ли возможно. Кроме того, Ангела Меркель гораздо чаще, чем президент Путин, отвечает на вопросы, будь то в новостях или политических передачах. И вопросы ей задают совсем другие, гораздо более критичные. Так что такая инсценировка в Германии бы не прошла.

inopressa.ru

Рубрика: