Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

ayajanalemi213В Брюсселе, в здании Европейского парламента, депутаты, члены Еврокомиссии, представители институтов моды разных стран обсуждали развитие креативных отраслей – моды, архитектурного, графического и ландшафтного дизайна, дизайна интерьера. На дискуссию была приглашена основатель и креативный директор казахстанского бренда AIKA ALEMI Аяжан Жаксыбай.

Модельер Аяжан Жаксыбай рассказала Forbes.kz, почему в Европе на таком высоком уровне обсуждают роль креативных отраслей в экономике и стоит ли Казахстану поддерживать своих «креативщиков».

«Будущее за креативным отраслями»

F: Аяжан, как вы оказались на слушаниях в Европарламенте 26 марта?

– Я часто езжу в Европу, общаюсь с людьми, показываю свои коллекции. В Брюссель я поехала по приглашению EU40, группы молодых депутатов Европарламента и лично депутата Катарины Неведаловой.

F: Наши депутаты ничего подобного не обсуждают. Почему же европейцам интересна эта тема?

– У них же нет нефти и газа, для них креативные отрасли — важные экономические составляющие. В Бельгии, Нидерландах, Франции, Италии существуют целые индустрии дизайна. Например, в Нидерландах три министерства занимаются модой и дизайном. МИД заинтересован в этом, потому что мода – лучший посол, минкультуры, потому что мода –  проявление культуры, а минэкономики нужно, чтобы создавались новые рабочие места, совершенствовались технологии, появлялись инновации.

F: О чем были сами дебаты?

– О новом подходе к креативным отраслям. Раньше на них смотрели лишь как на культурную составляющую, на способ национальной идентификации, но не как на отрасль экономики. Они поняли: идет война концепций, в этой плоскости страны будут конкурировать между собой, и будущее — за креативным отраслями. Я бы даже сказала, что это уже наполовину настоящее. Сейчас на многих вещах написано designed in N, потому что понятно: всё делают китайцы, главное теперь – кто придумал.

F:То есть Казахстану надо запрыгнуть в этот уходящий поезд?

– Нам хотя бы надо у них учиться, как выстраивать систему образования, как государству регулировать и стимулировать эти отрасли, как защищать интеллектуальную собственность, как использовать это в качестве странового пиара. Невозможно же нефть и газ рекламировать, нужно нечто креативное. Я знаю, что на Гоа живут наши дизайнеры, которые выполняют заказы западных компаний, то есть они уже экспортируют казахстанский дизайн. Только государство с этого ничего не имеет, не использует их имена для привлечения внимания к стране.

F: Как в Европе поддерживают творческих людей?

– В Нидерландах есть город Эйндховен, где очень сильная школа дизайна. Если говоришь, что ты выпускник этой школы, то итальянцы падают ниц и начинают на тебя молиться. Городская администрация оплачивает половину аренды помещений, в которых находятся бюро, мастерские, шоурумы дизайнеров. Таким образом власти заинтересовывают дизайнеров, чтобы они не уезжали в Париж или Лондон. В Европе можно получить грант на образование в области дизайна, архитектуры и т.п., можно выиграть грант, когда ты уже работаешь в креативной сфере. У нас вообще этого нет.

«К легкой промышленности так и относятся – легко»

F: Что вы говорили во время дискуссии в ЕП?

– Я сказала, что у нас очень талантливая страна, но мы только в начале пути, что у нас образование у дизайнеров больше технологического плана, и это надо менять, надо развивать у них арт-составляющую и бизнес-навыки – по брендированию, маркетингу, созданию экспортного продукта. Мое выступление восприняли очень живо, подходили, говорили, что мы должны поднять казахстанскую индустрию моды и дизайна, обещали помочь в этом.

F: А в Казахстане вы общались на эту тему с кем-нибудь на высоком уровне?

– Меня приглашали в Национальное агентство по экспорту и инвестициям KAZNEX INVEST, которое помогает производителям выходить на международный рынок. Они мне сказали: «Нам приятно, что ваши коллекции продаются за рубежом. Но у нас приоритет – машиностроение».

F: Почему так отреагировали — из-за непонимания или нежелания заниматься креативными отраслями?

– Желание есть. Но есть сила инерции, доставшаяся нам от советского прошлого, когда к легкой промышленности так и относились — легко. Для нас до сих пор «машиностроение», «добыча урана, нефти и газа» звучит солидно. От всего остального пока не видят эффекта, хотя и понимают, что за креативными отраслями будущее. В KAZNEX INVEST мне сказали, что готовы ехать на мастер-классы, ведь у них нет специалистов, которые понимают, как в этих секторах создается добавочная стоимость, какая здесь должна быть государственная политика.

«Мы уже можем конкурировать на международном рынке»

F: Казахстану есть что показать на международной арене?

– Есть, но мало. Мы не верим в себя, и образование нам не позволяло выходить на международный рынок. Но многие отучились в западных институтах, и мы уже можем конкурировать на этом поле. В Казахстане национальный состав очень разнообразный, это обогащает нашу культуру, а дизайн, искусство зиждутся на национальных особенностях. У нас люди талантливые, им просто надо дать нормальное образование, нужно простимулировать, им нужны примеры. Многие, глядя на меня, стали тоже придумывать коллекции, ездить с ними за рубеж. Я собираюсь два раза в год вывозить в Европу молодых дизайнеров, чтобы эксперты посмотрели их портфолио и сказали: «Вот это у тебя хорошо получается, а с цветом тебе надо работать и работать». Молодых надо учить видеть тренды, находить тонкую грань между тем, что нужно миру, и тем, что хочет выразить сам дизайнер. Нам надо пройти этот путь, по которому Европа идет уже последние 30 лет.

…Аяжан рассказала, что в Европарламенте продемонстрировали ее коллекцию весна-лето White Plenty-2014. Показ был воспринят на ура, собравшиеся стоя аплодировали «Белой роскоши» от AIKA ALEMI.

Рубрика: