Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

На вопросы Yenicag.Ru — Новая Эпоха отвечает бывший муфтий Дальнего Востока, бывший член Общественной Палаты Российской Федерации, Председатель правления Регионального общественного движения мусульман Хабаровского края «Содружество», исламовед Хамза Кузнецов:

— Давайте начнем с вашей биографии… читателям нашим мало, что известно о вас. Кто вы по национальности, в какой среде выросли? В ваших биографических данных подчеркивается, что вы родились в интернациональной семье. Кто из родителей оказал большее влияния на ваше воспитание? Смешанность крови, то есть ваша «русская сторона» не мешает вам быть правоверным мусульманином?

Хамза Кузнецов
— Я рос как обычный русский парень со всеми плюсами и минусами. Так как в Хабаровске нет мечети (её закрыли в 1927 году большевики) все татары здесь, за исключением единиц, обрусевшие. Впервые я осознал, что в моих жилах течёт татарская кровь тогда, когда застал свою бабушку, внимательно слушавшую речь Равиля Гайнутдина по телевизору в день Курбан-байрама. Он говорил на татарском, а она соглашалась с ним и кивала головой. Я ещё тогда, помню, пошутил над ней, мол, как-будто ты его понимаешь! Она ответила – «А как же! Конечно, понимаю. Я же татарка». Тогда я путём не сложных логических размышлений пришёл к выводу, что я тоже, получается, татарин. Мать моя – татарка, хотя и полностью утерявшая веру и язык. Отец – русский. Когда я начал учиться в ВУЗе я жил с бабушкой и от неё впитал татарство и, впоследствии, Ислам.

Русская сторона мне не мешала никогда быть правоверным мусульманином. А вот отсутствие элементарного мусульманского традиционного адаба иногда мешает русским, вновь принявшим Ислам, мусульманам. Например: один наш русский брат, помню, летом пришёл на пятничный намаз в майке и шортах. Ему имам сделал замечание. Тот ответил, что, мол, всё по шариату. аурат закрыт, шорты по колено.. Или я, например, мог, находясь в гостях у таджика, встать и пойти посмотреть его квартиру, как принято у русских, не задумываясь, конечно, что там в комнатах могут быть не прикрытые женщины и т.д.. Или здороваешься при встрече только с тем, в компании, кого знаешь и оставляешь без рукопожатия других мусульман. Из-за этого меня они считали высокомерным.. Это было первые 3-5 лет. Потом мне постепенно разъяснили все эти моменты.

— В 2002 году вы приняли Ислам и поступили в медресе г. Вятские Поляны Кировской области, где взяли новое имя Хамза, о чем внесли изменения в паспорт. После окончания учебы в 2005 году вернулись в Хабаровск и преподавали основы Ислама. В 2008 году возглавили первую в городе мусульманскую организацию от ЦДУМ в должности имам-хатыба. По-моему, карьеру вашу можно считать головокружительной. Что вы думаете по этому поводу?

— Тогда в Хабаровске катастрофически не хватало хазратов – священнослужителей. Да их, можно сказать, вообще не было. На безрыбии и рак рыба, как говорится. Поэтому на периферии всегда быстро получаешь должности, так как соперников в этом деле там очень мало.

— Вас кто-нибудь из русских, православных родственников, когда-нибудь упрекал в том, что вы выбрали Ислам?

— Очень часто, в начале. Однако потом смирились и привыкли. Они видели плюсы в том, что я начал вести здоровый образ жизни, бросил курить, пить и т.д.

Русские принимают Ислам. Хабаровск

— В 2014 году вас сняли с поста муфтия Духовного управления мусульман Дальнего Востока. Что вдруг произошло? Утратили доверие верхушки Духовного управления мусульман России или были другие причины?

— С муфтием Таджуддином не сошлись убеждениями. После целования им руки гр. Гундяеву, после целования икон и окропления святой водой я ещё оставался его послушником, хотя и скрипя зубами. Но когда Таджуддин публично провозгласил фетву об отмене обязанности женщинам носить хиджаб, я перестал его считать наставником, да и вообще, засомневался в его мусульманстве. Даже самые крайние околоисламские секты ни разу в истории никто не отменял сатр (хиджаб) у женщин. Так как покрываться женщинам — это прямой указ Аллаха в Коране.

— Что значит Ислам для России? Стоит ли русским бояться этой религии, сторонников и последователей которой с каждым годом становится все больше и больше, и не только в России, в том числе и во всем мире? Последнее время мы видим все больше людей с русскими именами и фамилиями, этнических русских, которые принимают Ислам. В Сети таких очень много. С чем связан этот ажиотаж? Тем более на фоне происходящих в мусульманском мире процессов, по логике желающих принять Ислам не должно быть так много.

— Принимают ислам толпами. Помню, в Хабаровске, по три человека на джума принимали ислам. Да, конечно, негатив на ислам присутствует во многих СМИ, однако нет ничего эффективнее «чёрной рекламы». С телевизора день и ночь мы слышим «ислам, ислам, ислам», конечно человек рано или поздно начинает интересоваться этой религией. Затем, уже познав ислам каков он есть на самом деле, принимают его.

Мы в 2009 г. проводили исследования по соцсетям и выяснялось, что в России на тот момент было около 200 тысяч русских мусульман. Сегодня это число ещё больше. Это сегодня и молодёжный тренд. С другой стороны часто русские мусульмане подвержены максимализму в вопросах шариата, джихада и т.д. Поэтому всех неофитов ФСБ ставит на контроль.

— Бытует мнение, что в Кремле разработан тайный план по «внедрению в ряды наиболее крупных и многочисленных мусульманских организаций и сект» агентов влияния, и такой план был разработан после войны в Чечне. Этим Кремль пытается создать свою сеть имамов в мусульманской среде, чтобы в нужный момент иметь рычаги влияния на мусульманские общины в стране. Что можете сказать по этому поводу?

— Думаю, никакого плана нет. В раздробленности российской мусульманской общины на муфтияты и управления есть великая польза для Кремля и огорчение для мусульман. Многие муфтии и имамы наперегонки бегут туда, в надежде стать этими «агентами влияния». Так что влияние на официальные мусульманские структуры у кремля имеются вне всяких сомнений. Другое дело, что молодёжь сегодня не очень то и жалует официальное духовенство, у которых слишком соглашательская позиция, иногда даже по антиисламским инициативам, за исключением немногих муфтиев, которые тверды в отстаивании интересов мусульман из-за чего и находятся в опале и практически отсутствуют в прогосударственном медийном пространстве. В основном, молодёжь, да и не только, смотрят и черпают информацию, обучаются религии из интернета. Исламского контента в сети хватает с лихвой.

Беседовал: Кавказ Омаров

www.yenicag.ru

Рубрика: