Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

 

Ежедневно, на разных диалоговых площадках и СМИ обсуждается предстоящее событие – подписание главами Казахстана, России и Беларуси договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Интеграционное объединение, ставшее в последние полгода темой № 1, приковывает к себе внимание, как своими перспективами, так и потенциальными проблемами, которые, по мнению некоторых, могут угрожать национальным интересам Казахстана.

Одним из заблуждений скептиков ЕАЭС является утверждение, что данный союз представляет собой политическое межгосударственное объединение, с чем нельзя согласиться. Так как евразийская экономическая интеграция, в которой принимает активное участие Казахстан, представляет собой сугубо торгово-экономический проект, не предполагающий никакой политической составляющей. Об этом недавно заявил первый вице-премьер Бахытжан Сагинтаев, выступая на пресс-конференции в Службе Центральных Коммуникаций. «Евразийский экономический союз не является политическим объединением – это само главное. Предметом договора являются вопросы исключительно экономического сотрудничества. В ходе переговоров наша команда полностью отстояла позицию о недопустимости политизации союза и обсуждение в его рамках вопросов, затрагивающих национальную компетенцию и государственный суверенитет», – отметил он.

В своем выступлении замглавы кабинета министров подчеркнул, что в проекте Договора о Евразийском экономическом союзе полностью отсутствуют любые положения, затрагивающие неэкономические полномочия государств. «Образование, здравоохранение, культура – все это остается суверенными сферами каждой страны», – добавил Бахытжан Сагинтаев.

Кроме этого активно растущий товарооборот подтверждает цели стран-участниц ЕАЭС. Так, с 2009 по 2013 годы объем взаимной торговли в Таможенном союзе увеличился в 1,8 раз, достигнув 64,1 млрд. долл. США. В бюджет Казахстана при распределении общей ввозной таможенной пошлины зачислено порядка 1,6 млрд. долл. США.

Действительно, созданный с участием трех стран Таможенный Союз, уже принес немало выгод казахстанской экономике, в том числе и в отношении привлечения внешних инвестиций. Так с момента создания Таможенного Союза почти вдвое возросли объемы иностранных инвестиций в обрабатывающей промышленности Казахстана, до 3,4 млрд. долл. США в 2012 году против 1,8 млрд. долл. США в 2009 году. В свою очередь общие объемы прямых иностранных инвестиций (ПИИ) выросли на 34 процента и достигли 28 млрд. долл. США. Как отметил Бахытжан Сагинтаев, с появлением Таможенного Союза инвестиционная привлекательность Казахстана значительно выросла. Таким образом, с появлением Таможенного Союза инвестиционная привлекательность Казахстана значительно выросла.

Вместе с тем развеивая очередной миф о том, что Казахстан, вступая в ЕАЭС, проиграет торговую конкуренцию, замглавы правительства привел веские аргументы. «Простой пример: у нас увеличился экспорт  кондитерских изделий, шоколада в три раза, в 17 раз повысились объемы поставок в Россию и Беларусь наших грузовиков, в 16 раз увеличился экспорт цемента. И таких примеров масса», – подчеркнул он. Наблюдаются положительные тенденции в развитии производства в Казахстане транспортных средств, готовых изделий из черных металлов, пластмассы, резины, бумаги, бытовой техники.

Становится очевидным, что создаваемый на базе ТС Евразийский экономический союз представляет для экономики Казахстана многоплановый торгово-экономический интерес.

Очередным опасением пессимистов интеграции Казахстана в ЕАЭС, является слух о введении в рамках данного межгосударственного объединения единой валюты. Кроме этого в ряде СМИ распространялась информация о том, что Евразийский Центробанк будет расположен в Санкт-Петербурге, а новую валюту назовут алтын, которая будет введена с 1 января 2015 года. В данном случае необходимо отметить, что к 1 января 2015 году запланировано лишь вступление в силу Договора о Евразийском экономическом союзе, и вопросы о введении валюты в Договор не включены. Таким образом, единой валюты не будет. На данный момент открытым остается вопрос создания Наднационального органа по регулированию финансового рынка государств-членов ТС и ЕЭП ведется активное обсуждение. При этом, в соответствии с решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 9 декабря 2010 года №72 месторасположение данного Наднационального органа определено в Республике Казахстан. В настоящее время Стороны договорились, что создание данного органа целесообразно по завершению процесса гармонизации законодательств Сторон, но не ранее 2025 года.

Также известно, что Астана в рамках подготовки к подписанию договора о Евразийском экономическом союзе не обсуждала вопрос о введение единой валюты. В этом плане симптоматично выглядит ответ Бахытжана Сагинтаева, который, опроверг информацию о возможном введении единой валюты Евразийского союза. «Я не знаю, откуда эти слухи берутся. Мы эти вопросы о единой экономической валюте – вообще не обсуждали и в проекте договора ее вообще нет. То есть не будет никакой единой валюты. Тенге у нас остается», – подчеркнул он.

Таким образом, становится очевидным, что создание ЕАЭС, как сугубо торгово-экономического интеграционного объединения удовлетворяет национальным интересам Казахстана, не ограничивая суверенитет страны и не нарушая обязательств Астаны перед другими иностранными партнерами в лице отдельных стран, международных организаций и бизнес-структур.

 

Андрей КОРОЛЕВ, Алматы

Рубрика: