Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

imagesБашар Хафез аль-Асад родился 11 сентября 1965 года в семье командующего сирийскими ВВС и ПВО, бригадного генерала Хафеза Асада. Башар Асад после смерти своего отца, покойного Президента Сирии, становится сам Президентом Сирии.[1] У Хафеза Аль Асада было пятеро детей. Родной брат Басиль скончался в 1994 году в автомобильной катастрофе. Башар рос в семье своего отца вместе с четырьмя братьями и сестрой. Слово асад переводится как лев. В отличии от детства своего отца, выросшего в бедности и лишениях, Башар вырос в достатке. Во времена Хафеза Асада Сирия была не очень комфортной страной для алавитов в условиях(суннитского большинства).

Теперь иное дело. Отцу Президента удалось репрессиями и интригами умиротворить большую часть элиты, истеблишмента, а народ был доволен конфессиональным миром, элементами уравнительного социализма и арабским популистским национализмом. В отличии от большинства арабских стран Сирия была отчетливо секулярным, нерелигиозным государством. Башар получил академическое образование, врач-офтальмолог, работал по специальности в госпитале в Тишринском военном госпитале, а затем в учился Великобритании, серьезно занимался информатикой. Был избран председателем Сирийского научного общества информатики, вводит информационные системы в управлении Сирии. Башар в дополнение к его родному арабскому, знал английский , французский и испанский языки. Как вы заметили это незаурядная личность.

О его предполитичекой биографии арабская википедия сообщает, как он сделал фантастически быструю карьеру, не будучи собственно военным, всего лишь офтальмологом. Он пригодился как глазной врач в сфере военно-медицинских услуг: с января 1994 года начинает со звания лейтенант, в июле 1994 года – капитан, а в июле 1995 года уже в звании майора, и в июле 1997 года в звании подполковника, а в январе 1999 года объявлен в звании полковника[2] Далее события шли еще форсированнее. Пришлось внести поправки в конституцию. В связи со смертью отца 10 июня 2000 года срочно нужно было сделать его законным наследником должности отца. Был снижен порог минимального возраста для участия в выборах Президента Сирии с 40 лет до 34 лет, а Партия арабского социалистического возрождения предложила его в качестве кандидатуры в Парламент на пост Президента страны. 27 июня 2000 года он был избран Президентом республики. Народ Сирии через референдум оказал ему поддержку по всей Сирии.

Башар Асаду не удалось преодолеть противоречий в политическом наследии отца. Попытки осуществить перезагрузку взаимоотношений с Израилем и США не удались. Он становится заложником политики отца. Он не смог изменить характер своего режима, ни отменить массовых репрессий, коррупции и подавления свобод. А шансы на политическую перезагрузку были. Требовалось перейти на полномасштабные рыночные отношения. Асад ограничился разрешением открывать счета во вновь открытых банках. Для улучшения социальной и потребительской ситуации в Сирии необходимо было отказаться от популистских антирыночных мер в духе уравнительного социализма. Поскольку это было связано с изменением политической системы – в этом случае нужно было отстранять от власти сверху до низу партию Баас. Требовалось подписать мир с Израилем, бороться с палестинской организацией ХАМАС, бороться со сторонниками Джихада, радикалами из Хезболла. Башар Асад не мог позволить себе эти шаги. Ему мешали, ему не позволяли сделать это. Таким образом, весь суннитский мир и их радикалы также были записаны ему во враги. Политика Башара Асада изначально стала вызывать неприятие и партизанскую войну. Одновременно Сирия становилась для Запада страной изгоем. Практически все арабские суннитские правительства предали Башара Асада анафеме. Главным официальным объектом стал сирийский режим.

А между тем “Вашингтонский обком” искал свой выход из кризиса. [3] Джеймс Джеффри в статье “Новый подход к работе с сирийским кризисом” от 4 февраля 2014 пишет: Менталитет американской администрации основан на двух предположениях: одной стороны, Башар аль-Асад, Москва и Тегеран , с другой – Западный мир, ненавидящий режим Башара Асада. Западный мир и иные враги с одинаковой лютой ненавистью относились к режиму Башара Асада – это например, исламские суннитские фундаменталисты. В Американской администрации понимали , в конце концов, что “нет военного решения, но нет и мирного решения”. США не хотели бы начать собственные наземные операции, а ковровыми бомбардировками и точечными авиа атаками война не закончится столь быстро. Придется убедить и переубедить Дамаск, Иран и Россию, пойти на позитивные действия по целой группе вопросов: в т. ч. по разгрому суннитского фундаментализма, который является наибольшим злом для США, Европы, Сирии, Ирака Саудовской Аравии и Арабских эмиратов. С точки зрения Вашингтона, важно не допустить усиления влияния Башара Асада и России, нельзя подставлять под ядерный удар Ирана Израиль. Да и с Израилем следует договариваться отдельно. Израиль сам может нанести превентивный удар по иранским ядерным объектам. Так уже было на Ближнем Востоке. Д-р Мохаммед Аль Зуби в статье “Сирия находится на перепутье … Где она окажется?” 20. 08.2014 отметил: Вот уже четыре года идет война. Значительная часть страны разрушена. Особенно ожесточенно шли сражения в городах Сирии. Гибнет гражданское население дети. Ужасно, но фундаменталистам удается вовлечь в бойню и детей школьного возраста. [4]

Сирийская политическая оппозиция слаба и разрозненна. Она не представляет серьезную силу и не может стать альтернативной силой. А массовые убийства и изнасилования продолжаются.

В арабском мире глубокий комплексный кризис. Этот кризис уже длится около 100 лет. Сирийский кризис отражает только часть кризисных явлений. Нужно время для осознания причин кризиса. Нужно время для исправления ситуации и выхода из кризиса. Для каждой страны это делает элита этой страны. Пока мы не видим составляющих выхода из кризиса. Значит кризису быть.

Рубрика: