Sorry, this entry is only available in Орыс Тілі For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

азекеВ прошлом Директор Научно – исследовательского института Академии Госслужбы и Госуправления при Президенте Республики Казахстан, руководитель первой в независимом Казахстане Кафедры политтехнологии, политолог Азимбай Гали свободно общается на английском, казахском, арабском и русском языках. Что позволяет ему читать отечественную и иностранную периодику без переводчиков.  А независимый характер и острый аналитический ум исследователя делают его оценку текущей политической жизни и ее интерполяцию во времени практически на сто процентов достоверной. Сегодня он гость нашей редакции.

Серик Малеев:  – Азеке,  как Вы считаете, ситуация  с Украиной является опасной для Казахстане?

Азимбай Гали: – Во-первых, эта ситуация опасна и для Европы. И эта опасность с каждым днем осознается все больше и больше. Евросоюз в НАТО  должен был отчислять 4,5 процента от бюджета на военные расходы, а отчислялось  в последние годы 1,5 процента и то неохотно.

С.М.: – То есть существовало мнение, что войны не будет…

А.Г.: – Сейчас просыпается военно-промышленный комплекс, точнее гражданские сферы (машиностроение и т.д.). Они начинают выходить на выпуск второй, непрофильной продукции. А это, в принципе, нетрудно, потому что, к примеру, в США одни и те же корпорации выпускают военную, гражданскую продукцию и еще производят ракеты для  освоения космического пространства в частном порядке.

С.М. – То есть мы сегодня после продолжительного периода перезагрузки сталкиваемся с новой гонкой вооружения…

А.Г.: – Это был, скорее всего, период попытки перезагрузки после продолжительного периода снижения интереса к военно-промышленному сектору. А сегодня во всем мире начинается оживление в военно-промышленном секторе.

С.М.: – В этой связи, наверное, и нам надо увеличивать расходы на оборону?

А.Г.: –  Да, начнут выпускать больше пушек вместо сливочного масла. А это означает неочевидное сокращение социальных расходов.

С.М.: – Мы столкнулись с ситуацией необходимости смены Премьер-министра. У нас  кресло  главы Правительства недавно занял Карим Масимов. Известно, что он долгое время работал в Китае, а одно из его профильных образований – Пекинский институт языков. То есть это, наверное, означает, что на нынешнем этапе мы  будем проводить в сфере экономики и политики постепенную переориентацию на Китай?

А.Г.: – Возможно. Экс-премьер  Серик Ахметов считался ставленником Евразийской группы, которая имеет большие интересы в России. Поэтому его можно условно считать пророссийски ориентированным. А теперь мы имеем несколько другую ориентацию, так как  для таких, в смысле экономической и военной мощи, малых государств, как Казахстан, ориентация на соседние страны-гиганты имеет немаловажное значение.

С.М.: – Естественно…К тому же назначение Серика Ахметова  на должность главы оборонного ведомства страны, это тоже означает усиление ведомства, согласитесь?

А.Г.: – Да, повышение инвестиций и расходов для военно-промышленного сектора означает, во-первых, большие денежные потоки, которые надо  умело регулировать. Во-вторых, увеличиваются возможности для коррупции, а ее расширения допустить нельзя.

С.М.: – Пока Серик Ахметов не был замечен в коррупционных делах.

А.Г.: – Да, не замечен.

С.М.: – Он хороший хозяйственник, но не политик.

А.Г.: – Да, но он и не должен быть политиком. И все равно он, как глава оборонного ведомства, пророссийски ориентирован. Это, наверное, было одним из определяющих условий его назначения на пост министра обороны. В Ак Орде мне приписывают выражение, что в нашей кадровой политике все назначения, якобы, согласовываются с Кремлем. Это мнение мне приписывают, будто  я его озвучил года четыре назад. Я от этих слов не отказываюсь, это действительно возможно…

С.М.: – Наверное, будет активизироваться работа российских агентов влияния…

А.Г.: – Я думаю, что у нас раздолье для работы агентов влияния и прямых агентов, как минимум, трех сил: с одной стороны США, Евросоюза и Канады, с другой – России, с третьей – Китая.  Ведь после распада СССР  в Казахстане был ряд важных объектов для наблюдения: урановая отрасль, шахты для запусков баллистических ракет. Пока мы их не отдали в 1994 году, и т.д. Казахстан был в сфере взаимного контроля больших держав. Так сказать, местом встречи резидентов.

С.М.: – И теперь о Китае. Мы говорили, что Карим Масимов поставлен на китайское направление. Наверное, Казахстан от саммита СВМДА, который должен состояться в мае этого года, ждет очень больших подвижек со стороны нашего соседа Китая.  Для нас это было бы очень важно, а подвижка может быть только одна – это  предоставление твердых гарантий безопасности странам Центрально-Азиатского региона. Может Китай пойти на этот шаг, как Вы думаете?

А.Г.: – Я думаю, что отношения США, Евросоюза и НАТО с  Россией испорчены основательно. В связи с этим меняется геополитическая ситуация. Казахстан вынужден будет несколько сместить ориентиры, сменить риторику. Возможно,  будет искать еще одну твердую опору. Одно дело – опора на дальнего  мощного соседа, это США, Евросоюз,  которому не до тебя. И услужение России, которое чревато неприятностями. И, наконец,  Китай – достаточно мощный сосед, который пока еще показывает только свои экономические мускулы.

Возможно, будет некоторая переориентация, однако Россия будет стараться не допустить ее. Поэтому, скорее всего, будет начало новых маневров с Китаем, даже некоторое, скажем так, политическое кокетство.

С.М.: – Но Россия сама вынуждена сегодня двигаться в сторону Китая. Если решения европейских государств, принятые в Брюсселе в плане отказа от российского газа, пусть даже в долгосрочной перспективе, будут выполняться, то придется  искать замену российским энергоносителям в Европе. Тогда России надо будет девать куда-то свой газ, а тут Китай недалеко…

А.Г.: Да. Ведь Россия сломала соглашения по вооружению, по балансу войск в Европе, перечеркнула и растоптала Будапештский меморандум и другие соглашения по Украине. Таким образом, она настроила против себя все 28 государств Евросоюза, США, не поленилась персонально поссориться с Канадой. И причем продолжает ежедневно поддерживать враждебные отношения с ними путем воинственных заявлений первых лиц государства.

С.М.: – То есть Россия ведет не дальновидную политику…

А.Г.: – В первое время украинско-российского конфликта действия России в тактическом отношении были безупречными, имеется в виду операция по Крыму. Но потом были допущены столь же значительные стратегические ошибки. Россия, напав на Украину, не получила таких же блестящих тактических результатов, т.е. опять произошла стратегическая ошибка.

С.М.: – Но в Крыму была другая ситуация, там была российская военная база, 20 тысяч российских солдат…  

А.Г.: – … и было 58 процентов русского населения.

С.М.: – Да, у России в Крыму был мощный плацдарм, а в восточной Украине такого плацдарма у нее нет, хотя она хочет создать его, но пока это плохо получается…

А.Г.: – …да, пока плохо получается.  А далее усиливается финансовое давление. Фондовые рынки падают не только в Украине, но и в России. Они уже упали на 12 процентов. Российский фондовый рынок падает уже в течение нескольких недель, и практически не отскакивает. Нормально, когда падение составляет 2 процента, но потом происходит отскок на 0,5 процента. Но сейчас волотильность слабая, наблюдается только падение, то есть ситуация в российской экономике очень и очень плохая. А ведь еще и зарубежные кредиты российским предприятиям надо в конце года возвращать. Это около шести ста пятидесяти миллиардов долларов. Сумма превышающая все золотовалютные запасы России.  А перекредитоваться будет очень трудно.

Да еще на Западе обещают более суровые экономические санкции по отношению к Москве, чем те, что были приняты ранее. Если раньше  европейские первые руководители делали недовольные лица, когда Евросоюз объявлял санкции России, то теперь произошла военно-политическая консолидация глав западных государств и каждый из них заявляет: «вот, я давно говорил, что надо   поставить на место Кремль», «мы изначально опасаемся России».

А Казахстану нужно дистанцироваться, стараться не зависеть ни от России, ни от Китая, ни от Запада. То есть у нас должна быть равноудаленность ,  должны быть возможности для экономического и геополитического маневрирования. Мы ведь до сих пор не вошли в ВТО, в этом плане едва ли не последними остались в Центральной Азии, что вообще удивительно. Зато мы вошли в Таможенный союз, теперь уже собрались в Евразийский союз – это непоследовательное поведение.

С.М: – А теперь давайте посмотрим,  как отреагируют мировые державы США, ЕС,  на наше  вступление в Евразийский экономический союз?

А.Г.: – Однозначно, негативно отреагируют.

С.М.: – Но у них будет понимание, что у нас ситуация вынужденная?

А.Г.: – Нет, это будет выглядеть неубедительно. И мы можем попасть в некоторые списки, то есть часть наших чиновников, за исключением первого руководителя,  попадет в некоторые списки, как это было в Украине и России.

С.М.: – Давай считать, что не попадут, а могут попасть… А теперь вернемся к Китаю.

А.Г.: – Мы можем допустить мысль, что Китай, который всегда был очень осторожным, консервативным, может вдруг  проявить некоторую креативность, геополитическую активизацию. Ведь на евразийском пространстве меняются  экономические и финансовые потенциалы. В прошлом году шло ослабление России (только 1,3% роста ВВП), а до этого был экономический кризис. Потом недавнее вступление России в ВТО  также обернулось падением экономики из-за структурной перестройки. В этом году прогнозируется падение российского ВВП на  1-5 %. Все это означает стагнацию российской экономики.

Тогда как прогноз 7,5 % роста ВВП Китая в нынешнем году многие считают негативным. Но это неправда.  Потому что совокупная величина ВВП Китая растет, не может ВВП страны ежегодно расти на 8-9 процентов. У него есть еще и внутренние резервы. Китай пока еще является развивающимся государством, но он уже дозревает до развитых стран. У него начинается рост за счет внутренних ресурсов, не только за счет экспорта. Это новое явление. И теперь быстрый рост Китая способствует появлению у него не только геоэкономических, но и геополитических амбиций.

Ослабление России не пройдет бесследно. Сегодня  в одном регионе происходит ослабление одного игрока и усиление второго. И это обязательно скажется на геополитическом уровне. Мы  будем наблюдать усиление значимости китайского геополитического фактора.

С.М.: –  У нас много говорят о привязке тенге к рублю, но мы видим, как рубль стремительно падает, летит вниз…

А.Г.:- … вместе с фондовым рынком.

С.М.: – Из-за рубля мы пережили две неожиданные девальвации…

А.Г.: – …да, из-за украинских событий и падения рубля.

С.М.: – А вот за 1 доллар в 90-е годы давали в Китае 10 юаней, а сейчас 6,3 юаня. Представляете, как сильно укрепился юань…

А.Г.: – Это, вообще-то. не совсем выгодно Китаю…

С.М.: –  Я имею в виду, если бы у нас была сильная привязка к юаню, то мы сейчас не  были бы в таком скверном положении, как с Россией.

А.Г.:-  Правильно то, что мы с самого начала  были привязаны к доллару.

С.М.: – А то, что нам сегодня пытаются навязать переход к единой валюте с Россией, о чем постоянно твердит председатель Государственной думы Сергей Нарышкин, по-моему, для нас смерти подобно.

А.Г.: – Для Казахстана большой плюс, что была проведена  праволиберальная реформа в период с середины и во второй половине 90-х годов. Затем, в период кризиса в 2007-2010 гг. у нас было ручное управление экономикой, то есть использование административного ресурса для решения экономических вопросов, и была проведена реструктуризация экономики.

А теперь у нас начинается вторая волна приватизации. Сегодня Казахстан имеет свыше 80%  частного сектора, это пояс нашей  выживаемости, пояс экономической безопасности. У нас имеется неуклюжий госсектор, банки и активы с  государственной долей акций. Теперь намечается их распродажа, то есть мы приблизимся к 85% частного сектора, и это облегчит развитие экономики. Если это будет выгодная распродажа, такая же, как проведенная легализация капитала (скорее позитивная, чем негативная), то она станет фактором, новым импульсом для развития экономики.

С.М.: – Уже объявлена вторая легализация…

А.Г.: – Да, но она немного жесткая, может быть, ее смягчат. Это будет импульсом, который составит 1-1,5 % роста нашей экономики. А в целом мы должны выйти в этом году на 6 % роста ВВП. Что тоже не плохо.

Казалось бы, что это невыгодно для госсектора, но он неуклюж, негибок, а эти два новых шага – приватизация и легализация – приведут к оживлению экономического развития страны. В первую очередь будут распродаваться непрофильные активы, затем «голубые фишки».

С.М.: В связи с кризисом в Украине, вероятно, и нам придется пережить тяжелые времена?

А.Г.: – Нет, это нельзя назвать «тяжелыми временами». Но в целом предстоит период милитаризации и для Казахстана, и для региона, и для всего мира. Это означает, что в некоторые социальные программы будет вливаться меньше инвестиций, потому что возрастут военные расходы. И Казахстан – не исключение.

С.М.: – И последний вопрос. Что Вы думаете о недавнем заявлении министра иностранных дел России Лаврова, который считает, что «параллели между Крымом и Казахстаном неуместны»?  Также Лавров сказал, что ему стыдно за скандальные выходки Жириновского и Лимонова, что  высказывания этих «персонажей» недопустимы и что официальная позиция руководства России не имеет никакого отношения к подобным заявлениям.

А.Г.: – Думаю, что это попытка немного смягчить нынешнюю агрессивную политику Кремля, который сегодня сломал мировой порядок и основательно испортил отношения с мировым сообществом. Кстати, заявление главы МИД РФ прозвучало в преддверии заключения Евразийского экономического договора, что также наводит на мысли о стремлении России улучшить свой внешнеполитический имидж перед этим событием. Чтобы не дай бог, не сорвать создание ЕАС, войти куда желающих особо  не находится. Кроме Казахстана, как инициатора, и Беларуси, как сателлита России по Союзному государству.

С.М.:  Спасибо, Азеке, за интересный разговор.

Беседовал Серик МАЛЕЕВ.

 

 

 

 

 

Рубрика: