bez-nazvaniya-3В архиве Президента РК есть не мало интересного из политической биографии Кунаева. Отец Динмухамеда Кунаева 13 летним мальчиком начал работу в Торговом доме купца Габдулвалиева. Вначале помогал на конном дворе, затем на кухне, потом трудился по торговой части в магазине Габдулвалиева (возможно приказчиком) и проработал там до 1918 года.[1] В советское время работал в советских и хозяйственных учреждениях. Для социализма была характерна нехватка всего и вся- всеобщий дефицит самых необходимых вещей и продуктов. У Кунаевых всегда была полная чаша. Для советского режима были характерны репрессии. Но репрессии сталинского режима не затронули ни отца, ни сына Кунаевых и мобилизация на фронт их также чудно миновала. К слову скажу, дед и отец автора этих строк — отсидели и отработали бесплатно на благо того режима, из остальных моих родственников – кто расстрелян, кто -погиб на фронте. Итак, Кунаевы не имели судимости. Ну слава богу, что хоть эту семью миновала лихая .

И в Советском Союзе, да и в современном Казахстане национальность не имела и не имеет особого значения. Все этносы и этничности- суть равны перед законом. И Кунаев не исключение: происхождение Кунаева было «микс» — казахско-татарское. Но его национальное сознание довольно долго было татарским. Я об этом узнал от И. Юсупова. Мне удалось узнать ряд деталей, хотя они местами спорны, но все же заслуживают публикации. Первое, оба – и Кунаев, и Юсупов учились в уйгурской школе. Для Кунаева это мог быть русский класс в той же школе. Кунаев писал по-русски безупречно, без ошибок. Юсупов, учившийся на уйгурском, писал по-русски с ошибками. Тем не менее, он был секретарем комсомольской организации. В школе хранилась учетная комсомольская документация, в т. ч. комсомольца Кунаева. Исмаил Юсупов утверждал, что по комсомольским документам в графе национальность у Кунаева значилось – «татарин». Всегда, когда я приходил домой к Кунаевым,- отмечал Юсупов, в доме у них слышалась татарская музыка. И. Юсупов и Д. Кунаев долго поддерживали по жизни друг друга: во-первых, оба были критиками Шаяхметова (Кунаев был выдвиженцем Шаяхметова), обоим благоволил вначале Пономаренко, а затем Хрущев. С Хрущевым отношения Кунаева впоследствии разладились. Тандем Кунаев –Юсупов действовал до тех пор, пока карьерная конкуренция не сделала их врагами. Позднее Кунаев добился доверия Брежнева, а Юсупов –нет. Возможно они подсиживали друг друга. [2] В книге Абдукерима Ганиева «Исмаил Юсупов: «С чистотой помыслов» говорится: «Когда я пришел к руководству республикой, «мои черноглазые друзья» говорили, что к вершине Казахстана поднялся уйгур. Если это так, то почему этого не сказали о Кунаеве. Он же по национальности татарин. Об этом я, как бывший руководитель Казахстана, заявляю с полной ответственностью. Кунаева и его родителей никто лучше меня не знает. Потому что ….вместе учились в уйгурской средней школе имени Сопи Зарвата. Когда встал вопрос о выдвижении руководителя Казахстана из числа национальных кадров, Кунаев в одну ночь уничтожил свой паспорт и получил новый с подтверждением его национальности, как казах. О его хитроумном лукавстве я хорошо знал».

Другой факт -жена Динмухамеда Ахметовича, Зухра Шариповна была дочерью купца Ялымова, за которым тянулся еще и «контрреволюционный» след. Кто был купец Ялымов из Атбасара? Так, в 1973 году на кладбище в Атбасаре появился памятник из черного и розового мрамора родителям его супруги — Зухры Шарифовны. В заметке в «Комсомольской правде» под названием «Антипамятник» за 3 марта 1990 года В. Комарова читаем: «В 1919 году в Акмолинске, ныне Целинограде, колчаковская администрация проводила выборы городской гласной думы. От купцов, именитых граждан в ее состав вошел Шариф Ялымов — тот самый, что громил Советы, лично расправлялся с борцами за новую власть. Как известно, от папаши Зухры пострадал и Сейфуллин — классик и гордость нашей литературы и один из первых руководителей правительства Советского Казахстана… Этот акмолинский купец, ненавидя большевиков, … содействовал аресту Сейфуллина… бил писателя. Но следователь Сулеймен Хажи без ведома Ялымова отпустил Сакена через черный ход на волю. Оказывается, Сейфуллин когда-то помог этому следователю: и тот на добро ответил добром».[3]

Кунаев был первым руководителем Казахстана, имевший высшее образование и склонность к научной работе. Побывав руководителем Коунрадского и Риддерского рудоуправлений он защитил кандидатскую по профильной теме, свою докторскую диссертацию он защитил в 1968г. в весьма комфортных условиях, будучи Первым секретарем ЦК КП Казахстана.

Враги- коллеги Кунаева. Первый удар Кунаев получил от своих коллег, с которыми он работал в Коунраде. Коллеги написали коллективное письмо в ЦК, указывая на недостатки в его работе. Кунаева сняли с работы в связи «со слабостью руководства в должности управляющего». Он вернулся в Алматы, женился. Его снова направили начальником, но Риддерского рудоуправления. Его крышей был Шаяхметов. В прежней статье я писал о неком «татарском следе», указывая на происхождение мамы и жены Кунаева и жены Шаяхметова- они татарки. Я также писал о женах татарках как о параллельном отделе кадров по подбору и расстановке кадров в этот период в Казахстане. Но эти сведения односторонни и не верифицированы. Шаяхметов «вышел» на Скворцова. Тот обратился «выше». И все получилось. [4]Несомненно Кунаев приобрел административный талант руководителя. И он становится начальником Восточно-Казахстанского рудоуправления. Теперь его покровителями становятся и Скворцов, и Шаяхметов. Скворцов и Шаяхметов назначают его Зампред Совнаркома КазССР. О своем непосредственном покровителе Шаяхметове Кунаев в своих воспоминаниях практически упоминает только вскользь.

Шаяхметов покровительствовал Кунаеву. Впервые Кунаев- студент познакомился с ним, по моим предположениям, в Москве, когда Шаяхметов был послан на учебу, где Шаяхметов проучился всего один семестр, но не успел сдать экзамены, а был отозван в Алматы. Позднее, когда Шаяхметова сняли, Кунаев был в числе критиков Шаяхметова.

«Враги» Кунаева не дремлют.(Степень враждебности последних не установлена). Таковыми оказываются Н.Ундасынов, Председатель Совмина Каз ССР, другой — Зампред Совмина Каз ССР А.Заговельев. Они указывают, что Кунаев «в практической работе недостаточно внимателен в подготовке материалов и оформлении документов, нуждается в подсказывании по оперативным вопросам, входящим в его обязанности». Замечен и другой грех Кунаева- «недостаточная требовательность к подчиненным». Коллеги добиваются его понижения- Кунаев уходит с должности зампред Совмина Каз ССР Президентом АН Каз ССР. Ситуация резко меняется, когда только что вновь назначенный первый секретарь ЦК КП Казахстана П.К. Понамаренко убирает Тайбекова и Ундасынова и ставит, «пострадавшего от Шаяхметова» Кунаева и он, Кунаев возвращается в Совмин Каз ССР в качестве Председателя. [5]Шаяхметов проявил себя как «скрытый националист, противник освоения целинных и залежных земель». И в Москве зареклись националов на первые должности в Казахстане не ставить. Разве что полукровок или уйгуров. Если уж Шаяхметов проявил национализм, чьи руки по локоть в крови от истребления «байско-мульских группировок». То, кому доверять? И все же с доверием к националам не нужно спешить.

С начала 20 века в казахском истеблишменте и элите было много казахов северного и центрального Казахстана- казахов — аргынов, выходцев из одного из многочисленных племен. Они же комплектовали значительную часть просветительской интеллигенции. Немалая часть алаш-ординцев были тоже аргыны. Сталинские репрессии 1930-х существенно сократили их численность, дальнейшее развитие образования среди казахов в значительной степени выровняли представительство этнических трайбов казахов по регионам и в Алматы. После ухода Шаяхметова казахские интеллектуалы и истеблишмент стали больше ориентироваться на науку. А после «свержения Кунаева» у казахской образованной молодежи появился новый интерес к журналистике и публичной политике и общественной деятельности, связанной с политикой.

Интересно складываются взаимоотношения между Кунаевым и Ж. Ташеновым. Д. Кунаев участвовал в продвижении Ташенова на должность Председателя Совмина Каз ССР. Это произошло 1960 году 26 января. Ташенов пришел на место Кунаева. Несколько дней ранее Кунаев «избран» Первым секретарем ЦК КП Казахстана. 26-26 декабря 1962 года Кунаев освобожден от должности Первого секретаря ЦК КП Казахстана и уходит в Председателем Совмина Каз ССР. Первым секретарем «избирают» Юсупова. И наконец,7 декабря 1964 года Кунаева снова «избирают» первым секретарем ЦК КП Казахстана. Постановление ЦК КП Казахстана гласит: освободить Кунаева в связи с уходом на пенсию. Летом 1987 года Кунаева выводят из состава ЦК КП Казахстана за «серьезные недостатки, допущенные республиканской партийной организацией в бытность Первым секретарем ЦК КП Казахстана».[6]

Сразу же после избрания Колбина в Алматы начались Декабрьские События 1986 г. Автор этих слов, в силу своего малодушия, не принял участия в событиях на площади в Алматы. Но тем не менее я едва не был уволен с работы. Сокращали преподавателей вузов — казахов, решили начать увольнять молодых преподавателей, я попал в этот список. Но меня спас мой заведующий кафедры, ныне покойный Сыргабай Закирович Нарматов, который заявил: отдам под увольнение любого, кроме Азимбая. И я был спасен. В период предзащиты докторской диссертации я имел много препятствий. Мою защиту поддержал Кенес Нурпеисович Нурпеисов. И это стало решающим словом. По значимости эти события главные для меня : дважды меня выручали казахи Старшего, Великого жуза. Я не был им ни земляком, ни родственником, я даже не додумался обратиться к ним со слезной просьбой.

Декабрьские выступления казахов в Алматы не были выступлением в поддержку Кунаева, это не было и сепаратизмом, а это было статусным восстанием. Это означало: Мы хотим равенства, мы хотим уважения как нация. Словом, это была революция достоинства. Недавно демократическая общественность России отметила 85 летие Горбачева, как «великого демократа». Именно Горбачев решал вопрос о мерах против декабрьских активистов и вообще в специальном партийном документе гласно и негласно решались вопросы реализации ущемления казахов по национальному признаку. Позже Горбачев высказал идею отторжения северных территорий Казахстана. «Великого демократа», так почитаемого на Западе, Алматы встретит градом камней как это произошло в Декабре 1986 года. Горбачев об этом знает, и он никогда не сможет приехать в Город Яблок.

У казахов исчез трайбализм, как дескриптив. Исчезает вчерашний день. Исчезает живая этнография. Казахи стали урбанизированной нацией и теперь мы будем иметь новые напасти. И будет нам нелегко. Да здравствует завтрашний день, мы не боимся тебя!

……………………………………………………………

1.Архив Президента РК (Далее- АПРК), фонд 708, опись 131, дело 234, лист 11

2. Мадат АККОЗИН Динмухамед Кунаев. Как был фальсифицирован его образ еще при жизни 30.11.2009 http://rus.azattyq.org/con…/dinmukhamed_kunaev_/1875988.html; Азимбай ГАЛИ Исмаил Юсупов в руководстве Казахстана: сокрытое и не сокрытое https://www.altyn-orda.kz/14 февраля, 2016; Қазақстанның кеңес дәуіріндегі бірінші басшылары (Первые руководители Казахстана советской поры) Академия государственной службы при Президенте РК. Астана. Научно-информационный центр.Астана.2001.67с.-На казахском языке.

3. Алипа Утешева, «Юридическая газета», 08.11.2010 http://www.nomad.su/?a=15-201011080011

4. АПРК, д.708, оп.131, д. 234, лл.23-25

5. АПРК, д.708, оп.131, д. 234, лл.46-48

6. АПРК, д.708, оп. 131, д.234,л.70

Азимбай ГАЛИ, доктор исторических наук, Алмат

Рубрика: