Почему такая историческая память не угодна нынешней российской власти? Генеральная прокуратура РФ подала иск в Верховный суд о ликвидации правозащитной организации «Международный мемориал», обвинив ее в систематическом нарушении законодательства об «иностранных агентах». Об этом говорится в заявлении правления «Мемориала», опубликованном 11 ноября.

«Мы считаем, что никаких законных оснований для ликвидации «Мемориала» нет. Это политическое решение об уничтожении общества «Мемориал» – организации, занимающейся историей политических репрессий и защитой прав человека», – отмечается в сообщении.

Судебное заседание по делу «Мемориала» состоится 25 ноября.

Международное историко-просветительское и правозащитное общество «Мемориал» занимается сохранением памяти о политических репрессиях в СССР в XX веке. Одним из его основателей был советский диссидент, лауреат Нобелевской премии Андрей Сахаров.

В 2016-м «Мемориал» был внесен в реестр «иноагентов». В российском министерстве юстиции заявляли, что организация соответствует критериям «иностранного агента», так как получает иностранное финансирование и участвует в политической деятельности в России. После этого «Мемориал» неоднократно штрафовали, обвиняя в неуказании в материалах статуса «иноагента». (https://gordonua.com/news/worldnews/v-rossii-hotyat-likvidirovat-mezhdunarodnyy-memorial-1580993.html)

Благодаря деятельности «Мемориала» в годы горбачевской перестройки в СССР открылась вся правда о всех ужасах массовых сталинских репрессий.

И. В. Сталин правил Советским Союзом на протяжении без малого тридцати лет, нередко выступал с трибун, его изображения были развешаны и печатались на всю страну многомиллионными тиражами.

Сталин создал знаменитый тоталитарный советский режим с его репрессиями и ГУЛАГ-ом 1930-50-х годов. Именно Сталин инициировал так называемое «дело врачей», по которому под предлогом заговора против советских лидеров преследованиям подвергся ряд талантливых специалистов.

Среди прочего, Черчилль спросил Сталина, когда тому было тяжелее: сейчас, во время войны, или же раньше, во время коллективизации. Сталин признался, что коллективизация была «страшной борьбой», тяжелее для советского руководства, чем война с Германией. Откровения Сталина любопытны тем, как вождь пытался оправдать (в своих глазах или же в глазах заморского гостя) свою репрессивную политику:

«Это длилось четыре года, но для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами… Когда мы давали трактора крестьянам, то они приходили в негодность через несколько месяцев. Только колхозы, имеющие мастерские, могут обращаться с тракторами. Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам, но с ними было бесполезно спорить…».

Именно Сталин своими жестокими приказами с угрозами, в первую очередь по адресу партийных руководителей с требовал «поднять на ноги партийные организации…», «усилить борьбу с кулацкой опасностью» начал проводить среди советских народов насильственную и бесчеловечную коллективизацию, из-за которой в Казахстане и Украине погибло больше половины местных жителей.

Сильнейший удар по казахскому хозяйству нанесла политика насильственного перевода скотоводов-кочевников и полукочевников на оседлость, хотя кочевое хозяйство еще не исчерпало свой экономический потенциал и оставалось во многом целесообразной системой в условиях Казахстана. Тем не менее, силовая политика по оседанию, а вслед за оседанием — по вовлечению их в колхозы была проведена в кратчайшие сроки. К февралю 1932 г. в Казахстане 87 % хозяйств колхозников и 51,8 % единоличников полностью лишились своего скота.

На 1 января 1933 г. край, считавшийся крупной базой животноводства на востоке страны, насчитывал всего 4,5 млн. голов скота против 40,5 млн. голов накануне коллективизации. Через архивные данные я раскрыл всю жестокость и бесчеловечность сталинской политики, когда рушились многовековые национальные устои, менталитет казахского и других народов бывшего СССР и формировался так называемый гомо советикус или совок.

Он был просто винтиком, рабом всей советской государственно-экономической системы, который не имел никаких стимулов в своей работе, что и привело к кризису всей советской системы в середине 80-х годов 20 века и его сельского хозяйства, да и всей экономики в целом. На примере статьи «Некоторые моменты коллективизации в Актюбинской области» наглядно видна вся преступная сущность сталинского режима и его политики во всех областях человеческого общества в СССР, Казахстане и Актюбинской области в конце 20 – начале 30 гг. 20 века. 

Агрессия Сталина обусловлена его паранойей, причинами которой стали как среда жизни и воспитания, так и его физические недостатки. Паранойя сидела глубоко в вожде. А агрессия, которую она несла, выходила наружу и проецировалась как на близких Сталина, так и на совсем незнакомых ему людей. Паранойя, взращенная на безнаказанности и вседозволенности, требовала все новых жертв, и их с каждым годом становилось все больше и больше.

Главной же ее жертвой стал сам вождь — умерший в одиночестве в луже собственных испражнений. Сталина никто не спасал: ни его окружение, боявшееся стать следующими жертвами его душевного расстройства, ни врачи, к которым Сталин из-за своей паранойи относился с недоверием, вследствие чего практически загубил всю медицину в стране, репрессировав самых ярких представителей науки. Сталин боялся, и этот страх сидел в нем самом, выходя наружу через агрессию и массовые убийства. Чем сильнее был страх, тем больше было у него жертв.

У этой агрессии есть четкая внутренняя мотивация — выжить любой ценой. Агрессия не только противоречит нормам, принятым в обществе, но и наносит колоссальный физический и моральный ущерб объектам, против которых она направлена. Сталин за счет своей паранойи достиг безграничной власти. Поэтому и его агрессия была безграничной. Он переносил личные мотивы с семьи на все советское общество.

При Сталине термин «враг народа», известный еще с римских времен и широко использовавшийся в России со времен февральской революции, был закреплен в конституции СССР 1936 года. Широко использовав термин «враг народа», Сталин как бы олицетворял народ с собой. Для подкрепления собственных фантазий об угрозе и бесконечных заговорах, Сталин требовал выбивать из всех обвиняемых показания. Люди не хотели на себя клеветать, ведь они были уверены в своей невиновности. Тогда нужные тирану показания выбивались под пытками. Никита Хрущев утверждал, что Сталин не только знал о применяемых пытках, но зачастую сам выбирал метод, который нужно было использовать.

Без Сталина не нужно было бы прибегать к усилению репрессивного аппарата, и страна не испытала бы все ужасы, которые последовали за секретным приказом НКВД под номером 00447, унесшего жизни почти 400 тысяч человек и еще столько же отправившего в исправительно-трудовые лагеря. Не было бы «ежовщины» и «бериевщины», под террористический маховик которых попали тысячи ни в чем не повинных граждан. Ряд экспертов придерживается точки зрения, что без Сталина людские потери в 1930-х годах могли быть сокращены по крайней мере на 10 миллионов человек, в результате чего сохранилась бы наиболее трудоспособная часть населения среди интеллигенции, рабочих и крестьян.

Благодаря этому к 1940 году был бы достигнут значительно более высокий уровень благосостояния жителей страны. Социолог Элла Панеях убеждена, что не будь Сталина, скорее всего, не получила бы такой поддержки плановая система экономики, которая породила коррупцию и стала причиной неэффективности управления. СССР без Сталина, возможно, не познал бы массовый голод, который в 1932-1933 годах охватил территории Белоруссии, Украины, Северного Кавказа, Поволжья, Южного Урала, Западной Сибири и Северного Казахстана. Тогда жертвами голода и болезней, связанных с недоеданием, по официальным данным, стали около 7 млн человек.

Многие исследователи возлагают главную ответственность за голодомор именно на Сталина, приводя в доказательство его собственные высказывания, например, в письме от 6 августа 1930 года: «Форсируйте вывоз хлеба вовсю. В этом теперь гвоздь. Если хлеб вывезем, кредиты будут». Историк Виктор Кондрашин по этому поводу пишет: «В контексте голодных лет в истории России своеобразие голода 1932-1933 годов заключается в том, что это был первый в её истории «организованный голод», когда субъективный, политический фактор выступил решающим и доминировал над всеми другими».

Понятно, что в сегодняшней России фигура Сталина – это символ сильной властной руки и антизападничества. Но нельзя не видеть и нарастающий конфликт интересов. Народные фанаты Сталина — многие из которых, если не большинство, представляют левоопозиционный лагерь, — любят «отца народов», разумеется, не за то, что он истреблял инакомыслящих и относился к людям как расходному материалу. Те из них, кто критикует сегодня власть за пенсионную реформу, сильно удивились бы, узнав, что во время правления их усатого кумира самая многочисленная социальная группа в стране, колхозное крестьянство, пенсии вообще не получала. А те, кто клеймит «полицейский произвол», вряд ли бы пришли в восторг от СССР образца 1937 года.

Начальник Генерального штаба во время войны маршал Александр Василевский писал: «Без тридцать седьмого года, возможно, не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел».

Маршал Советского Союза Андрей Еременко считал, что именно на Сталине лежит значительная доля вины в истреблении военных кадров перед войной, что отразилось на боеспособности армии. По словам военачальника, Сталин это прекрасно понимал, а поэтому нашел стрелочников. «А кто виноват, — робко задал я вопрос Сталину, — что эти бедные, ни в чём не повинные люди были посажены?» — «Кто, кто… — раздражённо бросил Сталин. — Те, кто давал санкции на их арест, те, кто стоял тогда во главе армии, и тут же назвал товарищей Ворошилова, Будённого, Тимошенко», – вспоминал в своих мемуарах Еременко. Многие уверены, что не будь лозунга «победа любой ценой», который поддерживал Сталин, война закончилась бы позже, но с меньшими жертвами. Однако затянувшийся конфликт вынудил бы американцев сбросить уже готовые атомные бомбы не на Хиросиму и Нагасаки, а на Берлин и Гамбург. Писатель Владимир Войнович полагает, что некорректно говорить о Сталине, как о символе Победы, потому что если бы не было Сталина, не было бы и войны. А народ в любом случае одолел бы фашизм.

Российский ученый-историк, кандидат исторических наук Кирилл Александров недавно заявил следующее: «Сколько угодно можно рассуждать об итогах Второй мировой войны, освоении космоса или Северного морского пути, научно-технических достижениях, но если акцентировать внимание на том, что всего за 35 лет — с конца 1917 года и до весны 1953 года, в пределах жизни полутора поколений — в нашей стране (речь идет о России – прим. автора статьи) от войн, голода, террора, депортаций погибли более 50 млн человек и еще 1,5 млн оказались в вынужденной эмиграции, включая цвет нации, то вот он, главный вопрос отечественной (т. е. российской) истории». (https://rusplt.ru/kulturnaya-rossiya/iskusstvo-prepodavat-istoriyu-36798.html)

Известный советский диссидент В. Буковский (которого обняли в середине 1970-х годов на чилийского коммуниста Луиса Корвалана и именно тогда появилось знаменитое четверостишие: 

«Обменяли хулигана на Луиса Корвалана. Где бы взять такую б… чтоб на Брежнева сменять?» и дал, на наш взгляд всеобъемляющую и объективно-историческую оценку Сталину, которому стали открывать памятники в современной России: «Как, например, расценил народ разоблачение культа личности? Когда Сталина вынесли из Мавзолея и похоронили у кремлевской стены, на его могиле появился венок с надписью:  «Посмертно репрессированному от посмертно реабилитированных».

«Самый-то главный враг народа — Сталин!» Удивительно, как быстро поверили в это люди, те самые люди, которые два года назад давились на его похоронах и готовы были умереть за него».

Altyn-orda.kz

 

Рубрика: ,