В этом году исполняется ровно 30 лет, как наша страна стала независимым государством мира. И как ушел в небытие СССР.  В годы существования СССР нам твердили, что Советский Союз – самая передовая во всех отношениях держава, где образование самое лучшее в мире.

На самом деле СССР был антинаучной страной (это касается 1930-1950-х годов) и особенно в годы правления Сталина. Да, в чисто технической сфере в СССР что-то ещё более-менее создавалось, однако в фундаментальных науках был полный разгром и ужас. В сталинский период существования СССР передовые науки в СССР запрещались, а развитие остальных могло быть только в лоне марксизма-ленинизма. Иначе говоря, если наука в духе марксизма-ленинизма или советской идеологии, значит она «передовая», а если не в духе марксизма-ленинизма – она есть «буржуазная наука» и вернее не наука, а лженаука.

С начала 1930-х годов в СССР был установлен государственный культ личности Сталина,  охвативший практически все сферы советской жизни: с цитат из речей Сталина начинали утренние радиопередачи и заканчивали послесловия в практических руководствах по ведению земледелия и животноводства. Не секрет, что товарищ Сталин был закомплексованной и злобной личностью, а также не имел всестороннего образования. Потом это сказалось на сталинской внутренней и внешней политике, когда он находился во главе СССР.

Во-первых, началось распространение мифа о том, что товарищ Сталин большой учёный. В сталинском СССР десятками томов издавались «труды» товарища Сталина по всем вопросам науки, от квантовой физики до языкознания. Попутно выяснилось, что недоучившийся церковный семинарист-троечник Джугашвили отлично разбирается во всех этих науках и имеет мнение по вопросам каждой из них. Он практически полностью отверг и запретил генетику. Заклеймил теорию относительности Эйнштейна за «враждебные марксистской идеологии буржуазные основы». Уничтожил в СССР кибернетику.

Во-вторых, вскоре после прихода к власти, Сталин и его окружение осознали, что в стране есть Академия наук, которая во многом ещё работает по дореволюционным стандартам — у учёных есть собственное мнение по многим вопросам, они, видите ли, осмеливаются не соглашаться с советскими пропагандистами, есть даже какой-то учёный Павлов, лауреат Нобелевской премии. А ещё они смеют проводить независимые заседания, где, наверное, контрреволюцию готовят.

В 1926 году при прямом вмешательстве Сталина Академия наук СССР была лишена автономии, и был отменен ее устав. В 1929 году ученых обвинили в том, что «их успехи отстают от практики».  В 1930 году великий учёный Сталин заявил, что он, видите ли, не приемлет генетические принципы Вейсмана, после чего начался запрет генетики по всему СССР.

Это же касается и советского образования — оно обучало лишь прикладным навыкам и умениям, но не самостоятельному мышлению, и как итог — в XXI веке не имеет никакого продолжения, оно попросту оказалось невостребованным. Бывшие советские ВУЗы до сих пор находятся под влиянием этого наследия и редко попадают в мировые рейтинги. От «хваленого советского образования» сейчас не осталось ровным счетом ничего.

Прямой запрет генетики в СССР, как уже было сказано выше, инициировал лично Сталин. Очень интересно то, как собственно всё это начиналось — для запрета генетики были созданы видимые «законные основания» и якобы «научные дискуссии». «Дискуссии» заключались в том, что на ученых, сторонников генетики накидывались всякие горлопаны-Швондеры, которые прочитали зеленую как купорос переписку Энгельса с Каутским и забрасывали учёных с мировыми именами цитатами вроде «вы популяризуете продажную девку мирового империализма и сионизма, чтобы остановить развите социалистического общества». По итогам таких «дискуссий» считалось, что победили те, кто больше и громче вывалил вот такой демагогии.

Особенно сильно усердствовал Лысенко, псевдоученый, чьё «учение» в СССР представлялось как «революционно-пролетарская замена буржуазной генетике». Этот кретин мало понимал в науке, зато назубок усвоил принципы выжиывания в совке — поливал грязью конкурентов, искал и обличал врагов, утверждал, что граждане «великой страны Советов» не могут иметь наследственных болезней, а все разговоры про гены — это всё, видите ли, «основа расизма». Ещё этот мерзавец делал так — сперва давал высказаться своим оппонентам, потом зачитывал свой доклад с «разгромной критикой генетики» и в конце добавлял, что его доклад утвердил лично товарищ Сталин. Получается, что те, кто выступал против Лысенко — выступали как бы и против самого Сталина лично.

В 1937 году многие генетики были арестованы, многие (например, академик Надсон) погибли в заключении. В 1940 году был арестован Вавилов — одно время он работал в лаборатории Бэтсона в Англии, и его недолго думая сделали «английским шпионом». В 1943 году Вавилов умер в Саратовской тюрьме от истощения. Та же незавидная судьба постигла и других видных ученых.

В сталинском СССР кибернетика находилась под запретом, но тут ещё нужно сказать о том, почему именно она была запрещена. И в коммунистическом СССР, и в нацистской Германии властвовали тоталитарные идеологии, построенные по одному схожему принципу — общество было поделено на части, одна из которых делалась виновной во всех бедах, после чего должна была быть уничтожена. В СССР это были «буржуи» и высшие классы общества, в нацистской Германии — евреи и прочие «недочеловеки». «Недочеловека» урезали в правах и уничтожали не за его поступки, а лишь за то, что никак не зависело от него. И было предопределено до рождения — принадлежность к определенной нации (в нацистской Германии) либо к определенному классу (в СССР).

Для «законодательного закрепления» такого положения вещей оба тоталитарных режима старались заручиться поддержкой науки. Так, гитлеровские псевдоученые меряли черепа людей линейкой и писали тучи псевдонаучных трудов о «превосходстве арийской расы». А в сталинском СССР всячески старались подвести «научную основу» под «классовое общество» Маркса и материалистическую диалектику.

Появившаяся в 1940-е годы кибернетика не на шутку испугала советских пропагандистов, так как она подрывала основы самого марксизма и советского материализма — если людей в итоге смогут заменить роботы, то куда девать все россказни о «вечной борьбе рабочих за свои права», куда тогда привязать все эти «общественные классы»? Получается, что наш  «коммунизм» это не вечная цель, а просто один из этапов развития общества, который может и пройти? И потом, если вычислительная машина может управлять производством и даже государством, то зачем тогда нужно политбюро и сам товарищ Сталин?

«Кибернетика — чуждая марксизму ж…овская наука» — изрёк однажды великий вождь и учёный, после чего эта наука была запрещена в СССР вплоть до середины 1950-х годов. Вычислительная техника в СССР при этом более-менее развивалась, но была лишена теоретической основы и в итоге во всём отстала от развитых стран.

В дореволюционные времена в России были неплохие философские школы, некоторые даже с весьма оригинальными идеями (тот же Бердяев), но в 1920-е годы всё закончилось. В 1922 году из Советской России была выслана группа видных философов на знаменитом «философском пароходе». Пришедшие к власти Шариковы как бы говорили, что ничего, кроме «марксизма-ленинизма», нам больше не нужно —  посадив, расстреляв или выслав остальных философов.

«Великий учёный» товарищ Сталин прекрасно разбирался не только в генетике и кибернетике, но и в философии, тем более что это был прекрасный шанс отомстить, наконец, за все унижения и двойки-тройки по философским предметам в церковной семинарии. Товарищ Сталин любил посещать заседания советских философов, после чего, послушав, выносил вердикт — называя одних «меньшинствующими идеалистами» а других — «крайне увлекающимися диалектикой». После мудрых комментариев «вождя всех времен и народов» советская философия тут же принимала нужное направление развития.

А если серьёзно — то никакой философии в СССР попросту не было. Задача советских «философов» была лишь в том, чтобы «теоретически обосновать идеи коммунизма и классового общества», для чего применялись всякие демагогические приемчики и были введены догмы, не подвергающиеся сомнению. Во всех философских ВУЗах в виде религиозного догмата преподавался «Краткий курс истории ВКП(б)», в котором были и очерки Сталина. В этом курсе было дано «истинное толкование всех вопросов марксизма-ленинизма, не допускающее произвольных толкований».

После смерти Сталина его очерки исчезли из «Краткого курса», но догматизм советской философии оставался живым вплоть до 1991 года. (https://mirovich.media/361450.html?rfrom=maxim_nm)

Необходимо сказать и о исторической науке в СССР при Сталине. С возвышением на властном советском Олимпе Сталина, политика стала играть решающую роль для исторической науки в СССР. Теперь все исторические исследования стали сверяться с историческими взглядами Сталина, которые пропагандировались в советском обществе.

Краеугольной в сталинском понимании истории России была мысль об ее отсталости, высказанная в 1931 г. в речи на I Всесоюзной конференции работников промышленности. Сталин говорил: «История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско-литовские паны. Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все — за отсталость. За отсталость военную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за отсталость сельскохозяйственную».

В сталинской трактовке с образованием Российского централизованного государства была решена задача «обороны от нашествия турок, монголов и других народов Востока», однако «технико-экономическая отсталость» России существовала и в XVІІ в., и в XVІІІ в. Изменения произошли при Петре I, который, «имея дело с более развитыми странами на Западе, лихорадочно строил заводы и фабрики для снабжения армии и усиления обороны страны… Это была своеобразная попытка выскочить из рамок отсталости».

В 1931 г. Сталин, обращаясь якобы к «ленинским принципам партийности», заявляет о необходимости прекратить дискуссии в исторической науки, т. к. это наносит ущерб партии. С начала 1930-х гг. начинается активная критика советский историков, появившихся в 1920-х гг. В 1932 г. в свет вышло постановление СНК о начале реформ в области образования, принимается новая программа по обучению в начальной и средней школе, восстанавливается предмет «история». В 1934 г. принимается постановление о преподавании гражданской истории в школах.

Встал вопрос о необходимости восстановления исторических факультетов в Москве и Ленинграде. В 1936 г. происходит восстановление классического образования в вузах. Сталин самолично занимается контролем за написанием новых учебников по истории СССР и всемирной истории.

В 1934 г. создается комиссия, которая рассматривала проекты, поступившие на конкурс учебников. В итоге все учебники были признаны негодными, т. к. в них была недооценена роль великой личности в истории (Ивана ІІІ, Ивана IҮ, Петра І, Екатерины ІІ, Ленина, Сталина, Чапаева, Щорса и др. Авторов политически ошибочных учебников приговорили к расстрелу. В 1930 гг. под контролем Горького начинает работать комиссия по написанию многотомной работы по Гражданской войне, которую лично редактировали Сталин и Горький. Именно Сталин привнес в советскую историческую науку – субъективность в толковании истории, когда через «великую личность» переписывали историю и т. д. Советским историкам в сталинский период правления было запрещено ходить в архивы, которые во второй половине 1930-х гг. были переданы в НКВД.

Именно Сталин, опираясь на свою работу «История ВКП (б). Краткий курс», изданную в 1937 г. отождествил история СССР с историей ВКП (б) – КПСС. На основе сталинского краткого курса было наглядно показано как необходимо объяснять те или иные исторические события. Именно сталинский краткий курс привнес в советскую историческую науку догматизм и отказ от полемики и дискуссий, черно-белое видение истории, пропаганду борьбы с инакомыслием.

Теперь отечественная история делилась на 2 части: 1) до 1917 г. – это история неполноценная, в которой народ эксплуатировался, и 2) после 1917 г., полноценная, приход к власти большевиков и создание первого в мире социалистического государства – СССР.

Таким образом, Сталин использовал отечественную, в том числе российскую историю, как ему было удобно. То ему нужен был Александр Невский, то некстати, а потом снова очень нужен.

Он оправдывал Ивана Грозного, которого никогда раньше не оправдывали, он называл опричников прогрессивным войском. Хотя понятно, что оправдание опричнины постановлением ЦК ВКП(б) – это попытка обелить и защитить собственную репрессивную политику. 

Altyn-Orda.kz

Рубрика: ,