28 ноября, 2019 Комментарии к записи Керимсал Жубатканов. О «дружбе народов». И как от такой «дружбы» развалился СССР отключены

Керимсал Жубатканов. О «дружбе народов». И как от такой «дружбы» развалился СССР

На официальный сайте Владимира Познера «Познер Online» 18 ноября 2019 года опубликована статья автора под названием «О дружбе народов и самообмане». В ней известный российский тележурналист пишет: «Готовясь к программе с господином Затулиным, я выяснил, что мой гость был награжден в советское время Орденом Дружбы народов, а уже в постсоветское время Орденом Дружбы. Так и хотелось спросить: а дружбы с кем? Ведь не бывает дружбы вообще, но это так, к слову.

 

Так вот, интересно то, что существовал орден в честь явления, которого на самом деле не было. Ведь вообще применительно к СССР была уйма придуманных вещей, ну взять хотя бы первые слова гимна: «Союз нерушимый республик свободных». Ну, во-первых, оказалось – вполне рушимый, во-вторых, конечно же, республики было совершенно несвободные, как мы увидели: как только они получили возможность быть свободными – они и ринулись туда и развалился Советский Союз.

Никакой дружбы народов, по крайней мере у меня такой опыт, конечно же, не было. Это была такая советская мантра. В самом деле – народы разных республик не очень любили друг друга, а русских-то вообще не очень любили.

Я в свое время поразился, узнав, что новобранцев в армию отправляли служить в другие республики, и когда я спрашивал «почему?», мне объяснили: да потому что если вдруг не дай бог надо будет стрелять, так легче стрелять не в своего, чем в своего. Поэтому лучше пускай литовец будет служить в Узбекистане, а узбек в Литве. Это называется «дружба народов».

Не любили друг друга традиционно: грузины армян, армяне азербайджанцев, туркмены узбеков и так далее. Ну а русских – за то, что они были главными и вели себя слишком «умно». Ну, например, живя десятилетиями в какой-либо республике, не считали нужным выучить язык, говорили так: «да пускай говорят по-русски, нечего», то есть немножко такой колонизаторский дух. И, конечно, на этом фоне надеяться на дружеское расположение не приходится.

Конечно, отдельные люди дружили, более того, женились, создавали семьи, но это отдельные люди, это не вообще народы, не надо путать.

Было много сказок, много вранья. И вот когда от сказок и вранья очнулись, то страшно удивились тому, как на самом деле обстоят дела.

В общем, самообман – штука коварная, и лучше смотреть правде в глаза, не скрывать ее ни от себя, ни от других, и тогда можно избежать многих неприятностей, в том числе в существовании бессмысленных орденов».

Согласен с Познером в том, что Советская власть однобоко, односторонне, несправедливо и в своих сугубо имперских интересах использовала это великое понятие. Все мы вышли из бывшего СССР и еще помним, каково было реальное положение родного языка в Казахской ССР/Советском Казахстане. Нам говорили, что в СССР – это самое справедливое и прогрессивное государство, где нет особых языков, все языки народов СССР равны и всем созданы одинаковые хорошие условия для их полноценного развития и существования.

Тем не менее, еще будучи ребенком 5-6 лет (это был конец 60-х годов прошлого века) и поехав к родственникам по линии мамы в Казалы, я сам лично стал свидетелем разговора аксакалов тогда еще маленького по своим размерам аула, которые пришли к выводу, что детей надо отдавать в русскую школу, поскольку знания русского языка и культуры дает шанс получить высшее советское образование в городе и возможность осесть в городе/ах Советского Казахстана. А незнание русского языка и культуры не дает никаких шансов получить высшее советское образование в городе и возможность осесть в городе/ах Казахской ССР. Будешь скотником, трактористом, в общем колхозником и всю жизнь проживешь в ауле.

Кроме того, все в городах Советского Казахстана, начиная от магазинов и кончая каким-либо советским госучреждением, работали лишь на русском языке. Отсюда, без знания русского языка в любом городе Советского Казахстана жить и работать было проблематично. Поэтому, после целины, когда демографический и национальный состав в Советском Казахстане изменился не в пользу коренного населения, коренным жителям для достойного проживания, существования, т.е. жизни надо было освоить, т.е. прекрасно знать русский язык. Хочу сразу заметить, от этого казахи хуже не стали, а может, даже «выросли на целую голову», поскольку вскоре стали достойными конкурентами-специалистами по любой городской работе.

Но, именно тогда сложилась негативная ситуация по родному казахскому языку. В городах Казахской ССР считалось, что это язык кочевников-скотоводов, т.е. имеет отсталый, бесперспективный характер и его не зачем знать. Поэтому большинство нерусского населения не знало казахский язык и даже не ставило перед собой вопроса – о изучении его. Помню, как в русской школе урок казахского языка проходил в самых худших кабинетах школы: около гардероба, туалета, без хорошего ремонта, освещения, часто в таких кабинетах некоторые окна были наполовину разбиты и оттуда дул холодный ветер зимой. Понятно, что подавляющее большинство учеников относились к урокам казахского негативно и просто отрицательно. Тогда как кабинет русского языка и литературы располагался на втором этаже, был прекрасно оснащен и оборудован, кругом портреты русских писателей, цветы, в самом кабинете светло и уютно, чисто и комфортно было заниматься ученикам. Вот такое было реальное отношение к русскому и казахскому языкам в городах Советского Казахстана.

Повышение  статуса  русского  языка  в  советском  обществе приводило к тому, что он начинал обладать в глазах населения престижностью. Родители, желавшие успешной карьеры своему ребенку, делали все, чтобы тот овладел русским  языком.  Как  следствие, происходит  сознательный  отказ части населения от своего языка как языка малопрестижного. Этот процесс мог усиливаться осознанием  русского  языка  как  языка «правильного»,  кодифицированного в противовес родному языку, который воспринимался как «не правильный», «диалект».

Последнее  было  распространено  среди значительной  части  белорусов  и украинцев  в  силу  генетической близости  украинского,  белорусского  и  русского  языков.  Представление о русском языке как о языке нормированном имело, впрочем, и реальное  основание: выдвижение русского языка в качестве языка управления и науки действительно  заставляло  власти страны заботиться о его активной кодификации. Причиной,  заставлявшей  население отказываться от родного языка, могла быть не только вертикальная мобильность (желание сделать  карьеру),  но  и  горизонтальная  мобильность,  а  именно переезд людей из сельской местности в города.

Начиная с начала 1970-х годов, центральные органы власти СССР требовали от союзных республик расширить про­грамму изучения русского языка в школах за счет резкого уменьшения удельного веса родного языка. Вот тогда впервые появилась идея не только о по­степенном переводе всех типов школ на русский язык обучения, но и о создании специальной сети детских садов в национальных республиках для не­русских детей на русском языке. В ход пустили и демагогию: «великий русский язык – это язык ве­ликого Ленина»!

Кто же из представителей нерусских республик СССР посмеет не учить язык великого Ленина? Хотя конечной целью языковой политики Кремля на всех этапах оста­валось превращение русского языка в общий язык для всех нерусских народов, все же такой извест­ный «языковед» как Сталин (вспомните его работу «Марксизм и языкознание», написанную в 1951 г.) решил, что путь к этому лежит через национальную консолидацию, то есть через слияние родственных наций и народностей в отдельные «зональные нации» со своими «зональными языками». Ведь бывшая Российская, а ныне Советская империя была и оста­лась современным Вавилоном наций, народностей и языков. Перепись населения 1926 г. учла 194 нацио­нальности со своим собственным языком, некото­рые из них, конечно, были диалектами какого-ни­будь основного языка, хотя каждая из народностей настаивала на самостоятельности своего языка. 

Языковая политика Кремля в отношении каждой из названных групп первоначально ориен­тировалась на завершение внутри – группой «языковой консолидации» и создание для некоторых групп общего литературного языка на основе диа­лекта ведущего народа. В этой связи, комментируя языковую политику партии, журнал «Вопросы фи­лософии» писал еще при Хрущеве: «В условиях со­циализма могут происходить частичные процессы добровольного слияния небольших этнических и экстерриториальных национальных групп, вкраплен­ных в крупные социалистические нации, с этими национальностями... Особенно важным в этом про­цессе является усвоение сливающимися этнографи­ческими и экстерриториальными национальными группами языка крупной передовой социалистиче­ской нации, среди которых эти группы живут» («Вопросы философии», № 9, 1961). Это означает в данном случае как «языковую кон­солидацию» внутри славянской группы на основе языка «ведущей социалистической нации», т, е. русификацию украинцев и белорусов, так и переход к интернационализации неславянских народов.

Брежневское руководство СССР отошло от политики окольной русификации через промежуточный этап «зональных языков» и «зональной ассимиляции». Оно предпочло прямой путь «интернационализа­ции» всех языков на основе языка державной на­ции – языка Ленина. Пропаганда и навязывание русского языка не­русским народам сопровождается намеренным уни­жением национальных языков, как «бесписьмен­ных, «младописьменных» (Туркестан) или «бес­перспективных» языков (Украина, Белоруссия). Что было у кремлевских великодержавников только на уме, то у их низовых функционеров было на языке, когда они проводили политику «интернационализа­ции» на практике. Бесчисленны примеры намеренно­го и грубого оскорбления национального чувства даже у такого большого и древнего народа как украинский. Вот только пара примеров из вполне марксистско-ленинской книги Ивана Дзюбы «Ин­тернационализм или русификация?».

На одном из украинских предприятий состоялся литературный вечер на украинском языке. Русский председатель фабзавкома прервал чтение стихов криком: «Пе­реводите ваше выступление на человеческий язык, мы не понимаем язык Бандеры». Другой пример. В деле известного украинского писателя и диссиден­та Василия Стуса, погибшего в лагере, лежало по­казание свидетеля: «Василий Стус – явный националист, ибо упорно разговаривает только на украин­ском языке». Книга эта была составлена с ведома или даже при поддержке ЦК партии Украины. Дзюба сел за нее в тюрьму, а члена Политбюро и пер­вого секретаря ЦК Украины Шелеста сняли за «национализм». Все это происхо­дило в эру Брежнева – в эру коррупции, «застоя» и «негативных явлений». Это продолжилось и в эру «революционной перестройки» во всех сферах, в эру «гласности и демократизации», в эру «нового мышления» и «новой психологии». Но вот беда - ни «перестройка», ни «новое мышление» не затро­нули область национальных отношений.

С горбачевской перестройкой перестроились и великодержавники и их местные вассалы и функционеры. Еще раз хочу сказать, что глупо отрицать пользу от изучения русского языка нерусскими народами бывшего СССР. Его надо изучать не потому, что он язык Ленина, а потому, что он язык Пушкина и Лермонтова, Гоголя и Тур­генева, Достоевского и Толстого, Чехова и Бунина. Его только нельзя изучать вместо родного языка, а наряду с другими языками – английским, фран­цузским, немецким, испанским, арабским и с лю­бым другим языком, но только по добровольному выбору. Единственный язык, который нельзя изу­чать добровольно – это родной язык!

Если Хрущев объявил изучение родного языка делом добровольным, то Брежнев сделал еще один шаг вперед в политике русификации – он объявил русский язык не только межгосударственным язы­ком для национальных республик, но и государ­ственным языком для самих республик и их жите­лей, хотя формально и нет, по крайней мере, опуб­ликованных, юридических актов на этот счет. Тре­тий его шаг был не менее антинациональным: имен­но брежневское руководство заставило советских историков заново переписать всю историю нерусских народов, положив в ее осно­ву новую историческую концепцию.

Новая истори­ческая концепция была не только антинаучной, но и кричаще антиисторической. Сверху были заданы три принципа, которые легли в основу этой новой концепции: первый принцип – все нерусские народы при­соединились к царской империи якобы сами, добро­вольно; второй принцип – все национально-освободи­тельные движения, противодействовавшие этому, были реакционными движениями; третий принцип – включение этих народов в со­став старой царской империи было исторически прогрессивным актом для них. Необходимо заметить, что в своем докладе к 60-летию образования СССР Андропов центральным пунктом своей националь­ной программы сделал старый утопический тезис большевизма о слиянии всех наций в одну нацию, тезис, от которого потом молчаливо отказался сам Ленин, когда возглавил многонациональную Рос­сию. Однако после его смерти Сталин и его наслед­ники вернулись к этому «первобытному лениниз­му».

Концепция т. н. «русского мира» начала зарождаться еще во времена Ельцина, а свое окончательное оформление в виде идеи, идеологии и одной из направлений современной внешней политики России получила при Путине. Данная идея, идеология и т. д. имеет главную и основную цель - это продвижение русской культуры и языка как в странах СНГ, так и по всем мире. К сожалению, во внешней политике эта идея, идеология и т.д. выражается в возврате к имперским амбициям, которые были присущи царской и советской России. При Путине эта доктрина главенства России над всеми другими странами приобрела гигантские масштабы. Путинская Россия не хочет выпускать из-под своего контроля государства, которые ранее входили в бывший СССР, а сейчас встали  на путь самостоятельного и независимого развития.

Так, очень болезненно и жестко восприняли в России переход казахского языка с кириллицы на латиницу, который в этом году запустил Президент Казахстана. Вот что пишет И. Намовир, главный редактор информационного портала «Русские в Казахстане»: «Запущенная реформа перевода казахской письменности на латинский алфавит грозит не просто затормозить развитие казахского языка, а отбросить его на десятки лет назад, при этом вероятность потери уже имеющегося культурного достояния возрастает кратно».

В другой публикации «Бегство от кириллицы» А. Рязанцев утверждает, что переход на латиницу не поможет президенту Назарбаеву модернизировать Казахстан. «Эта инициатива опасна ещё и тем, что может спровоцировать на аналогичный шаг те республики, которые пока верны кириллице, прежде всего, Киргизию, а также Таджикистан, где довольно популярна идея перехода на персидско-арабскую вязь».

Некто Крамаренко пишет о том, что Россия имеет большие шансы стать одним из основных центров создания Большой Евразии – от Лиссабона до Камчатки. А здесь уже прослеживаются устные угрозы нарушения территориальной целостности и независимости государств. Идея «русского мира» - это есть «soft power» – или использование Россией т.н. мягкой силы в своей внешней политике. Однако Казахстан - это независимое государство и должно своевременно и эффективно принимать самостоятельные решения с учетом своих национально-государственных интересов.

Поэтому нужно данную идеологию на информационное поле Казахстана полностью ограничить. Я за свободу слова и считаю, что никто никому отказать в этом не может. Однако надо использовать на 100% конституционную статью о разжигании межнациональной розни, чтобы не было никаких желаний и попыток от деструктивных и прочих агрессивных сил устроить провокацию, пусть и информационную.

Я полностью за то, чтобы идея, идеология и т.д.  «русского мира» занималась развитием русского языка и культуры, не выдумывая несуществующие проблемы т.н. русскоязычных граждан в Казахстане и других странах СНГ.

Хочу подчеркнуть, что эта идея потерпела фиаско в Донбассе, в Восточной Украине, где уже 4 года идет никому не нужная война (имеется в виду, что она не нужна ни Украине, ни России ни их рядовым гражданам). Как подчеркивают многие украинские политики и политологи, именно Крымская история и война в Лугандонии стали сильнейшим катализатором и ускорителем становления единой украинской нации, его единого национального и патриотического сознания; можно смело предполагать, что в ближайшие 50 лет будет мало позитива и конструктива в межгосударственных и прочих отношениях России и Украины. И кому от этого ПАЙДА/ПОЛЬЗА ?!

Мало того, благодаря этой внешнеполитической акции России, т.н. коллективному Западу удалось полностью оторвать Украину от России, это несмотря на то, что ближе к русским украинцев или к украинцам русских – нет, ведь у них одни протославянские корни и т.д.

После распада СССР, когда бывшие союзные республики стали самостоятельными государствами, произошла переоценка многих прежних ценностей, что привело к заметному снижению интереса к русскому языку в этих государствах. В независимом Казахстане под руководством Президента страны Н. А. Назарбаева возобладало трезвое отношение к русскому языку, понимание его значения для народов-государств СНГ, для развития их культуры, экономики, торгово-промышленных отношений. Это и определила языковую политику в Казахстане. «У нас все казахи, - сказал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, - прекрасно знают русский язык, и это преимущество, мы, казахи, никогда не должны потерять».

В отличие от ряда других стран СНГ, в Казахстане никогда не было серьезных межнациональных конфликтов, что стало возможным благодаря Лидеру нации, который двадцать пять лет тому назад создал Ассамблею народа Казахстана. Некоторые СМИ РФ постоянно муссируют информацию о продолжающемся оттоке русского и русскоязычного населения из Казахстана, хотя эта тенденция не нова и продолжается не первый год. Но этот отток не является вынужденным, а обусловлен, как и в любой другой стране, рядом факторов. Основной причиной миграции, что признает большинство экспертов, была и остаётся экономическая составляющая.

Не секрет, что уезжают те, кто считал Казахстан продолжением России и временным местом проживания, а потому не был к нему привязан духовно. Эти люди после распада СССР и стали потенциальными эмигрантами. А остаются те русские, которые срослись с Казахстаном и считают его своей родиной. Их ментальность разительно отличается от российской русской ментальности, а потому такие люди если и уезжают, то зачастую возвращаются назад.

Среди казахстанских русских практически нет тех, кто возражал бы против обучения своих детей казахскому языку. Русские выступают против политиканства в языковой сфере, против непрофессионализма, который не позволяет решить имеющиеся проблемы, а самое главное – против того, чтобы языковую проблему постоянно переводили в плоскость межнациональных отношений.

В независимом Казахстане реально созданы полноценные и равные условия для существования и развития государственного-казахского и русского языков, а также всех других языков многонационального народа Казахстана, чего не было при СССР! Т. е. в независимом Казахстане понятие «Дружба народов» это не мантра и не лозунг, а настоящая теория, которая реализована на практике и проверена практикой существования вот уже 28 лет Республики Казахстан!

Новости Казахстана. Алтынорда

 

 

 

 

Комментирование закрыто.