К началу восьмидесятых годов ХХ века советская идеология потерпела полный и окончательный крах. Даже война в Афганистане выглядела очень странно и анахронично — в стране, где не было рабочего класса или пролетариата, и которая была восточным феодально-теократическим государством было не понятно зачем посылать десятки тысяч советских ребят для торжества ленинских идей и социализма.

Несомненно, крах советской политико-экономической системы был изначально заложен в её догматической мифологии. Как верно отмечали различные исследователи советского строя, вроде Сэма Харриса, Карла Поппера или Бертрана Рассела, советская система носила черты религиозного учения, где «свои пророки» вроде Карла Маркса, «свои мессии» вроде Ленина и их ученики — «свои апостолы» – сначала Сталин, потом Хрущев, затем Брежнев, до других не дошла очередь в «апостолы социализма-коммунизма», поскольку Андропов и Черненко слишком мало находились во главе руководства СССР, а Горбачев был не «апостолом» — был «перестройщиком», т. е. тем, кто официально и гласно первым из высшего руководства тогдашнего Советского Союза усомнился в верности и правильности ее идеологии.

По советской идеологии: все люди, кто был верен советской системе, должны были в конечном итоге попасть в аналог «рая» — коммунизм, на пути к которому нужно уничтожить массу врагов, т. е. «неверных». Советская система имела свои религиозные догматы, которые декларировали якобы единственно правильную точку зрения на те или иные события, преступать за которые считалось святотатством и преступлением.

В 1920-30-е годы, среди малограмотных советских крестьян и рабочих, советская система имела вид «научности». Кроме того, она напоминала религиозные догматы и заповеди, жить по которым учили в дореволюционных школах, так что никакого противоречия тут не возникало.

Но уже к 1960-1970-ым годам выросло новое поколение советских людей, у которых был более широкий кругозор. Именно этот кругозор и привел к сомнению в советскую идеологию с ее догмами. В итоге советская идеология уже в 1970-е годы советская идеология стала трансформироваться в анекдоты, а в 1980-е годы в острые критические статьи и 1985 году в СССР уже никто не верил, что наступит какой-то там «коммунизм», где всё будет бесплатно. Т. е. советские люди поняли, что всё это сказки для советских рабочих и крестьян 1920-1930-х годов.

Хотелось бы напомнить, что в советское время во всех вузах (гуманитарного, технического и прочего направления) Советского Союза преподавался главный учебный, а скорее идеологический, предмет – история КПСС или история Коммунистической партии Советского Союза.

В 1925 году к числу обязательных предметов добавили «основы марксизма-ленинизма» — объединение диамата и истории коммунистической партии в одном курсе, 14 ноября 1938 года в связи с изданием «Краткого курса истории ВКП(б)» центральный орган большевистской партии постановил усилить партийную пропаганду среди советского населения и организовать специальные курсы подготовки агитационных работников.

Диалектический материализм — это философская основа марксизма, который в 1930-х годах был признан официальной идеологией. «Не трогайте марксизм, не покушайтесь на его официальную версию — таков был негласный принцип политики в области советской философии», — писал В. Толстых, профессор Института философии РАН в статье «Все что было — не было?».

«Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», — любили ссылаться пропагандисты на статью Ленина «Три источника и три составных части марксизма». «Законы диалектики», они же «законы философии», признавались всеобщими и универсальными, способными описать все формы развития человеческой жизни и человеческого общества. Отрицание, переход количества в качество и борьба противоположностей — этими законами объяснилась правильность действий Коммунистической партии Советского Союза и смена капитализма коммунизмом, которая рано или поздно произойдет во всех странах.

В 1956 году вышло постановление ЦК КПСС о введении обязательных курсов по истории КПСС и диалектическому материализму во всех высших учебных заведениях СССР. С 1956 года будущих учителей, инженеров и т. д., то есть всех без исключения советских студентов, заставляли учить самые идеологизированные учебные предметы.

После июньского постановления ЦК КПСС 1956 года в преподавании диалектического материализма и истории Компартии СССР были расставлены новые акценты, и в этом была принципиальная новизна. Неслучайно постановление вышло следом за февральским ХХ съездом КПСС, центральным событием которого стал доклад Хрущева о развенчании культа Сталина и возвращении к правильной линии Ленина в политике и в жизни Советского государства и общества. В 1956 году Институт Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина (ИМЭЛС) был переименован в Институт марксизма-ленинизма (ИМЛ).

Необходимо заметить, что на ХХ съезде КПСС выступил первый председатель Совета министров СССР Микоян с критикой сталинского «Краткого курса истории ВКП(б)». В середине 1930-х годов подготовка данного учебного идеологического пособия шла под личным контролем Сталина, а одна из глав — «О диалектическом и историческом материализме», была написана самим Сталиным. В «Кратком курсе» Сталин вместе с своим окружением являлись истинными марксистами, верными учениками делу Ленина. Изданный в период Большого террора и рекомендованный к всеобщему изучению труд оправдывал прошедшие к тому времени сталинские репрессии.

Первые поправки к «Краткому курсу истории ВКП(б)», который впоследствии назвали «библией сталинизма», были сделаны в 1953 году, сразу же после смерти Сталина. Новое пособие получило название «Краткий курс истории КПСС» и в таком виде изучалось в во всех советских вузах. С 1957 года в помощь преподавателям и студентам начали издавать научный сборник «Вопросы истории КПСС». В 1960 году под редакцией сторонника Хрущева, убежденного антисталиниста Пономарева была подготовлена «История КПСС», излагавшая ход развития рабочего движения и коммунистической партии в России с рубежа XIX–XX веков до ХХ съезда. Этот масштабный труд, который открывался финальной фразой «Манифеста коммунистической партии» «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!», стал основой вузовского преподавания до начала 1990-х годов.

Однако, с момента первого издания, «История КПСС» Пономарева постоянно переписывалось после каждого нового съезда КПСС и вскоре утратило всякую стройность и логичность, а стало трудным для чтения и понимания учебником. Все сводилось к заучиванию итогов очередных съездов КПСС и бесконечному конспектированию статей Маркса, Энгельса, Ленина.

С распадом СССР преподавание истории КПСС во всех уже бывших республиках СССР прекратилось.

 

Новости Казахстана. Алтын Орда

 

Рубрика: ,