То, что имеет место сегодня в Украине не столь уж и удивительно, если принять во внимание, что российская политика всегда, во все века своего существования, без церемонно вмешивалась в дела своих дальних и ближних соседей.

В этом году 7 мая исполнилось ровно 128 лет со дня рождения Иосипа Броз Тито, а 4 мая ровно 40 лет как он умер. Иосип Броз Тито являлся руководителем Социалистической Федеративной Республики Югославии (СФРЮ) и управлял ею 35 лет из 88 прожитых годов своей жизни. С самого начала с биографией Иосифа Броз Тито не все просто. Тито родился 7 мая 1892 в селе Кумровец, недалеко от Загреба — столицы Хорватии. Семья была многодетной, где Иосип был седьмым ребенком. Его отец Франьо Броз был хорватом, а мать Мария Ярошек — словенкой, по вероисповеданию оба были католиками. Позднее лидер Югославии, Иосип Броз Тито, изменил свою дату рождения на 25 мая. Почему он так сделал, неизвестно. Есть только предположение, что число связано с немецкой операций «Россельшпрунг» («Ход конем»), итогом которой должно было стать устранение лидера югославских коммунистов.

Необходимо заметить, что в этом он похож на Иосифа Сталина, который после того, как стал единовластным лидером — красным императором Советской империи, также поменял свою дату рождения.

В годы Второй мировой войны И. Б. Тито — организатор партизанской борьбы против фашистов в Югославии. С декабря 1945 г. возглавил правительство ФНРЮ — это первоначальное название, что означает Федеративная Народная Республика Югославия. Помимо многих национальных отличий, Тито был награжден советским орденом «Победа», орденами Ленина и Суворова I степени.

После победы над фашистской Германией Иосип Броз Тито заявил «Мы больше ни от кого не будем зависеть». Но Иосиф Виссарионович Сталин, который всегда строго контролировал своих сателлитов, был этими словами взбешен и негативно настроен против Тито. В правительстве Тито было несколько министров, которые сотрудничали с советской разведкой. Тито об этом не знал, а разозлил его случай с главой югославской службой криптографии Душицей Перович. Советские спецслужбы попытались её завербовать. Когда Тито узнал о случившемся, то он был в ярости: «Шпионской сети мы здесь не потерпим. Надо объяснить им это сейчас!». Югославский лидер вызвал к себе советского посла и главу советской военной миссии. Ему пообещали, что шпионских сетей не будет, но советские спецслужбы продолжали действовать теперь более аккуратнее.

Сразу после войны Югославия, Албания, Болгария и Румыния с согласия сталинского СССР решили создать Балканскую федерацию. Тито был самым активным сторонником нового проекта. Столицу федерации планировали сделать в Белграде. Тито активно помогал греческим повстанцам (с целью дальнейшего присоединения Греции к федерации) и подумывал о присоединении Албании к Югославии. Сталин даже согласился с тем, что Албания станет частью Югославии. Но против начала выступать Болгария, которая не хотела, чтобы Тито получил лидирующие позиции в новом объединении. Затем против этой идеи выступил Сталин, который понял, что влияние СССР в Балканской Федерации может стать минимальным.

Югославскую компартию обвинили в искажении идей марксизма-ленинизма, а Тито — в вождизме. Экономический совет Югославии отказался предоставлять в СССР информацию об экономике страны. Молотов в телеграмме на имя Тито высказал мысль, что это акт недоверия и недружелюбия к СССР. В марте 1948 года гражданские и военные советские советники были отозваны из Югославии. Сталин обвинил Тито в антисоветчине, оппортунизме и ревизионизме. Советское руководство решило созвать совещание коммунистических партий по вопросу поведения коммунистической партии Югославии. Тито отказался присутствовать на этом совещании. В июне 1948 года Коминформ обвинил Югославию в буржуазном национализме, троцкистском перерождении и измене идеям коммунизма. Через год Коминформ обвинил уже самого Тито и его ближайших соратников в работе на империалистические разведки. В 1948 г. отношения Югославии с СССР резко ухудшились. Это было связано в первую очередь с тем, что руководители Компартии Югославии отказались подчиниться диктату Сталина по вопросу о включении Югославии в Советскую федерацию. Сталин был в гневе: руководство КПЮ — Коммунистической партии Югославии (сталинская пропаганда стала называть «фашистской кликой Тито — наемными шпионами и убийцами») посмело усомниться в непререкаемом праве на руководящие указания «гения всех времен и народов — товарища Сталина». В 1949 г. советское руководство разорвало Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве от 1945 г., и одновременно была запущена массированная пропагандистская кампания, направленная на дискредитацию югославского руководства. Было заявлено, что в Югославии утвердился «антикоммунистический полицейский режим фашистского типа». Как утверждал на XX съезде Н. С. Хрущев, Сталин даже сказал: «Достаточно мне пальцем шевельнуть, и Тито больше не будет». «У меня есть сведения, — продолжал Н.С. Хрущев, — правда, требующие дополнительного изучения, о конкретных мероприятиях по устранению Тито, которые предлагал Сталин. Но они почему-то не были осуществлены».

Затем, будучи на пенсии, Хрущёв в своих воспоминаниях писал, что Сталин сильно недооценивал влияние Тито в Югославии и даже сказал, что «мне достаточно шевельнуть пальцем и Тито исчезнет», а когда выяснилось, что пальца недостаточно — «тряс всем, чем мог», но на положение югославского лидера это никак не влияло.

МГБ и УДБА (служба безопасности Югославии) начали борьбу между собой. Советские агенты в правительстве Тито были арестованы. Несколько офицеров югославской армии (работавшие на советскую разведку) попытались сбежать в Румынию, но тоже были арестованы. Даже в охране лидера Югославии были найдены советские агенты. Было заявлено, что советская разведка пыталась организовать покушение на Тито на его собственной вилле. По всей Югославии начались массовые аресты.

Что это были не простые угрозы со стороны Сталина, подтверждает следующий сюжет из воспоминаний Ф. Чуева: «… В конце 60-х годов довелось мне в авиационном НИИ работать с Перо Попиводой, Петром Саввичем, как мы его называли, бывшим знаменитым югославским генералом, народным героем. В 1948 г. ему удалось бежать из Югославии в СССР после неудавшейся попытки группы военных свергнуть Тито. Он приехал в Москву и его принял Сталин» (Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. М., 1991. С. 114). И. Бунич пишет, что для устранения Тито Сталин планировал использовать также советского посла в Югославии И. Габриловича (Григулевича) — он должен был убить югославского лидера с помощью отравленного перстня (Бунич И. Операция «Гроза», или Ошибка в третьем знаке. Т. 2. СПб., 1994. С. 429)

После смерти Сталина с Югославии были сняты вымышленные обвинения, восстановлены дипломатические отношения. В 1955 г. Хрущев и Булганин поехали в Белград, как говорили в то время, сталинисты, «на поклон к Тито». Они принесли югославскому руководству официальные извинения и договорились о полной нормализации межпартийных и межгосударственных отношений.

Так поступили и многие другие главы иностранных компартий, в том числе лидер испанских коммунистов Долорес Ибаррури. Как итог — была подписана Белградская декларация 1955 г. В ее текст вошло положение, новое для документов подобного рода, о невмешательстве «во внутренние дела по любым причинам — экономического, политического или идеологического характера» (Новопашин Ю. Что было после Коминтерна // Ленинградская правда. 1988. 30 июня).

Иосип Броз Тито — загадочная политическая фигура и выдающаяся историческая личность в мировой политике. Вызывет удивление и интерес, где хорватский сельский паренек, уже будучи маршалом СФРЮ, мог изъясняться как минимум на 10 языках, имел хорошие аристократические манеры, был эрудированным человеком, хорошо играл на рояле и прекрасно фехтовал. Тито всю свою жизнь боролся с «сербским национализмом».

В 1961 году Тито организовал Движение неприсоединившихся стран для того, чтобы таким образом предотвратить распространение влияние НАТО и Варшавского блока на Югославию, а также дать благоприятную возможность, завоевавшим свою независимость странам Африки, Латинской Америки и Азии успешно лавировать между двумя сверхдержавами — США и СССР, и ими возглавляемыми военно-политическими блоками.

Таким образом, Тито всегда отличался независимостью и зачастую действовал без оглядки на сталинское руководство. Президент Югославии оставался убежденным коммунистом, но все больше и больше проявлял черты политика-прагматика. Политические реформы дополнялись экономическими. Была проведена деколлективизация сельского хозяйства, расширился частный сектор. Прилавки югославских магазинов заполнились продуктами и промышленными товарами. Югославия осталась белой вороной соцлагеря и после смерти Сталина. Ни Хрущев, ни Брежнев не смогли заставить упрямца Тито отказаться от собственных представлений о социализме. А они были весьма далеки от советских. Например, начав после войны коллективизацию земель, югославы обнаружили ее неэффективность и отказались от нее. Сам Тито, выступая в 1959 году в Нише, сказал: «После войны мы приступили к коллективизации нашего сельского хозяйства. Это было дело, не имевшее тогда сколько-нибудь реальной основы… Мы не только дестимулировали, но даже обескуражили и пассивизировали наших крестьян, понятия которых имели корни в далеком прошлом, в прежнем укладе жизни, в частной собственности…» Тито признавал принцип «жизнеспособности кооперативов»: те, которые могут выжить, должны быть примерами для прочих, нерентабельные пусть распадаются. Закон от 15 апреля 1953 года ограничил частное землевладение 10 га (!) обработанной земли. Не примкнув ни к Востоку, ни к Западу, Тито заложил основы так называемой политики неприсоединения, ставшей мощным стабилизирующим фактором для расколотого на два враждующих лагеря мира. Югославский лидер всячески укреплял связи со странами Африки и Латинской Америки и в 1960-х годах становится неформальным главой сообщества неприсоединившихся государств. Тито заставил считаться с мнением Югославии и советский блок, и блок НАТО. При Хрущеве отношения с СССР улучшились, но о росте советского влияния не могло быть и речи. Вторая серьезная размолвка с «советским большим братом» случилась из-за ввода советских войск в Чехословакию. «Вступление иностранных воинских частей в Чехословакию без приглашения или разрешения со стороны законного правительства, — заявил Тито 21 августа 1968 года, выступая по Белградскому радио, — вызвало у нас глубокую озабоченность. Таким образом нарушен, попран суверенитет одной из социалистических стран и нанесен серьезный удар силам социализма и прогресса в мире». Это была настоящая оплеуха — единственная от «стран победившего социализма». В Чехословакию вторглись войска всех стран Варшавского Договора. Для Тито это стало подтверждением того, что его политика неприятия любых блоков была правильной. Югославия стала одной из самых активных участниц Движения неприсоединения, а Тито — явным его лидером. Не случайно первый Конгресс неприсоединившихся стран заседал в 1961 году в Белграде. Однако внутри Югославии проблем хватало. Республики развивались неравномерно. Словенцы и хорваты благодаря своей близости к экономическим центрам Западной Европы жили гораздо лучше, чем, скажем, боснийцы и косовские албанцы. Социальное напряжение нарастает, и в 1968 году на улицы Белграда выходят студенты университета. Все чаще заявляет о себе сепаратизм: в 1971 году ведущие загребские политики выступают за создание автономного, фактически независимого, хорватского государства. Личная власть Иосипа Броз Тито слабеет. Президент уже не в силах с центробежными тенденциями. Он убеждает политиков: распад страны — это гражданская война. Его предостережениям не вняли… В последние годы Тито жил в резиденции на острове Бриони. К услугам состарившегося правителя была яхта, коллекция шикарных автомобилей, десятки костюмов и мундиров и даже токарный станок, на котором он время от времени с удовольствием работал. Он по-прежнему любил путешествовать (за свою жизнь Тито побывал в десятках стран), но с конца 1960-х годов делал это все реже и реже. В югославскую политику Тито вмешивался только по самым серьезным поводам. Одним из таких событий стали волнения албанцев в Косове в начале 1970-х годов и практически одновременно — хорватов. В июне 1971 года Тито устроил ЦК Компартии Хорватии настоящую выволочку, но конфессионально-национальный вопрос решить так и не смог. В мае 1974 года Скупщина избрала Иосипа Броз Тито президентом без ограничения срока полномочий, в том же году он стал председателем Союза Коммунистов Югославии без ограничения срока мандата. Тито был почетным членом всех югославских академий наук и искусств, почетным доктором множества университетов, доктором военных наук (первым в Югославии), кавалером всех высших орденов страны, высшего советского военного ордена «Победа», трижды Народным героем Югославии. Но не стоит думать, что к старости Тито одолела «звездная болезнь». Писатель Ричард Уэст, долгое время живший в Югославии, считал, что, «законно гордясь своими заслугами, он в то же время никогда не присваивал себе чужих». Иосип Броз Тито отличался отменным здоровьем. Но он всю жизнь был заядлым курильщиком, и в конце 1979 года врачи обнаружили у него закупорку вен левой ноги. Тито грозила гангрена. Ногу ампутировали в Люблянском госпитале. Операция прошла успешно, однако дни 88-летнего югославского президента уже были сочтены. Не помогли ни выдающиеся медицинские светила, ни новейшая аппаратура, ни самые лучшие лекарства. 4 мая 1980 года Иосип Броз Тито скончался. На его похороны прибыли товарищи по оружию, а из лидеров мира — Маргарет Тэтчер и Леонид Брежнев. В стране был объявлен семидневный траур. Многие югославы восприняли смерть своего президента как предвестие общенациональной катастрофы. Так оно и вышло.

Новости Казахстана. Алтын Орда.

Рубрика: