Казалось бы, «государственная независимость» и «страновой суверенитет» понятия линейные, однозначные, без подтекстов и  скрытых смыслов.
Однако в политическом  профиле Казахстана, приступившего к построению своей новейшей государственности на рубеже XX-XXI вв., явственно просматривается «казахский ракурс» казахстанского суверенитета. В этом алогичном раздвоении нет ничего хорошего, тем не менее, как оказалось, явление существует и требует своего осмысления.

 

ВМЕСТО  ДЕМОКРАТИИ  —  ПЛУТОКРАТИЯ,

ВМЕСТО  КАЗАХОВ  —  КАЗАХСТАНЦЫ

 

С тех пор, как Казахстан после краха Советской империи занял свое место на политической карте мира. как независимое государство, и вот  уже более двадцати лет строит свою новейшую государственность. На постсоветском пространстве в условиях суверенитета, вполне отчетливо проявился новый облик страны, известны ее достижения на поприще экономики и социальной политики, отраженные в статистических показателях.

В то же время уже также отчетливо заметно, что взлелеянная веками в народных мечтах столь долгожданная Независимость Казахии (қазақ халқының «аққу арманы») не принесла государствообразующей нации чувства исторического удовлетворения.

Как ни прискорбно это признать, но сегодня Казахстан все еще не стал демократическим государством в полном смысле. Ведь у нас сформировался всего лишь олигархический капитализм, который никакого отношения к демократии не имеет, с помощью демократической риторики и ряда псевдодемократических инструментов у нас с самого начала установилось правление плутократии.

Здесь нелишне вспомнить, что понятие plutokratia происходит от сложения греческих слов  plutos (богатство) и kratos (сила, власть) и означает государственный строй, при котором политическая власть формально и фактически принадлежит богатой верхушке господствующего класса, то есть олигархам (от греч. oligos (немногочисленный) и arche (власть).

Так вот, за годы Независимости олигархический режим привел Казахию в состояние «банановой республики», с весьма неустойчивым положением на геополитическом пространстве. Что касается «банановости», то ни для кого не секрет, что страна сидит на «нефтяной игле» и является сырьевым придатком мировой экономики.  В отношении неустойчивости прежде всего речь идет о постоянной угрозе потери суверенитета, результатом чего может стать возвращение в состав российской империи через так называемую «евразийскую интеграцию».

На фоне этих угроз как экономической, так и политической, национальной безопасности, в условиях декларируемой демократии молодая республика увязла в непролазном болоте коррупции со всеми вытекающими отсюда последствиями для морально-психологического состояния общества. Народ прозябает в нищете и кормит ненасытную армию чиновников вкупе с такой же алчной армией так называемой «правоохранительной системы» – от  судей до рядовых оперативников и гаишников, порой просто вынужденных платить «оброк» начальству.

Как считает политолог Валихан ТУЛЕШЕВ, с выводами которого, думаю, согласны многие граждане, «олигархическая модель национальной экономики может, как шторм, мгновенно разбить ростки демократической казахской государственности. (…) Жизненный уровень большинства населения существенно упал, динамика экономического развития ушла в минус, основные слои населения еле-еле сводят концы с концами. Безработица превратилась в «самозанятость. (…) Самое главное, чтобы под давлением этих многочисленных обстоятельств состоялась легитимная передача власти новым ответственным элитам, формально даже во главе с Н. Назарбаевым. Мы не можем позволить, чтобы молодая казахская государственность была уничтожена бездарными действиями кучки олигархов».

Действительно, кучка нуворишей, если проще сказать, внезапно обогатившихся ловкачей-космополитов не обременяет свои головы такими чуждыми для них понятиями, как «патриотизм», «национальные интересы» страны, будущее Казахии, казахской нации. Ведь у всех этих машкевичей, шодиевых, ибрагимовых, кимов, огаев, митталов, китайских, европейских, американских транснациональных компаний и иже с ними, вместо защиты национальных, государственных интересов есть одна цель, причем не просто «самообогащение», а «сверхобогащение».

А в отношении исторического будущего казахского народа, потомков свободных номадов, на протяжении тысячелетий обживавших  пространство Великой степи, у плутократов возникла идея его полной ликвидации с лица всемирной истории. И создания на зачищенном от казахов пространстве вместо Казахии нового государства во главе с так называемой «новой общностью» – «казахстанским народом» по типу хрущевско-брежневской «новой общности – советского народа».

Все закончилось тем, что после спонтанного всенародного обсуждения этой так называемой «доктрины народного единства» речь зашла уже о вероятности возникновения второго «Желтоксана», после чего зачинщики  «доктрины» свернули свою инициативу. Этнические казахи заявили, что не хотят быть «казахстанцами» – на том все и успокоились.

 

 

«КАЗАХСКИЙ  ВОПРОС»  В  КАЗАХСТАНЕ

  То, что в Казахстане с первых дней суверенитета ребром стоит «казахский вопрос» — само по себе есть нонсенс. Но он есть и именно его наличие свидетельствует о том, что у «казахстанского суверенитета» имеется «казахский ракурс». Конечно, «пятая «колонна», включая национал-предателей, возражает против постановки «казахского вопроса», радея о создании «казахстанской нации» на казахской территории, при этом надеясь на  скорую утилизацию на свалке истории самой «казахской нации».

Но ведь в бывшей метрополии России вся государственная политика и идеология, президент, премьер-министр, вся Госдума, все политики и идеологи, все философы и политологи, шовинисты и скинхеды, а также чубайсы и все прочие жириновские зациклены на «русском вопросе». А на выборах все прокремлевские, так называемые «оппозиционные» партии выигрывают только под одним лозунгом «Россия – для русских». И ведь, казалось бы, главный санитарный врач РФ Онищенко по своей должности должен быть весьма далек от большой политики, но по указанию «верхов» он регулярно объявлял то «газовую», то «сахарную» войну, угрожая даже ближайшему российскому сателлиту Беларуси, мандариновую, боржомную и винную войну Грузии, газовую – Украине, винную – Молдове. Цель при этом – защита российских политических и экономических интересов в рамках решения проблем «русского вопроса». Ну а нам, казахам, не замечать  проблему «казахского вопроса» в независимом Казахстане, более чем  непозволительно.

Начнем с того, что великий для всех свободных народов и государств День Независимости у нас проходит незамеченным, в тени глобального вселенского Нового года и христианского рождества, в короткие студеные  декабрьские дни. Народ сидит по домам, и только астанинские чиновники по специальным пригласительным билетам собираются на торжественное собрание и смотрят организованный ими самими для себя праздничный концерт. В стране не проводится широких всенародных гуляний как в День России в июне, и далее до середины сентября на всей постсоветской территории от Прибалтики, Кавказа до Средней Азии.

Говорят, что в 1991 году, когда все 14 бывших союзных республик, включая РСФСР, кроме Казахской ССР, объявили о своей Независимости, а после широкого жеста Бориса Ельцина «берите столько суверенитета, сколько хотите!» и автономные республики засобирались было выйти из состава Российской федерации, русские буквально взмолились, чтобы казахи вышли, наконец, из состава СССР. Это было необходимо для того, чтобы процесс распада Советского Союза был завершен юридически и доведен до логического конца. Получилось, что  мы, казахи, дали суверенитет россиянам и последними закрыли за собой дверь империи.

Как известно, вследствие имперской политики России и  политических штормов на территории СССР Казахстан стал второй родиной для представителей более ста национальностей. Для демонстрации межнационального согласия была организована Ассамблея народа Казахстана, но там почему-то не спешат выразить уважение к государственному языку, все общаются на  русском языке. Мало того, представители всех диаспор имеют двойное право избрания в парламент – на всенародных выборах и от самой Ассамблеи.

И можно ли назвать дружественным в отношении государствообразующего казахского народа исходившее именно от Ассамблеи народа Казахстана предложение о замене «казахской нации» на «казахстанскую нацию»?!

Между прочим, при создании этого дублирующего парламент органа он получил название «Ассамблея народов Казахстана». Лет десять в казахскоязычной прессе и национал-патриотических изданиях постоянно говорилось о юридической недопустимости в названии Ассамблеи слова «народов», в то время как народ в стране один и есть диаспоры. Как русские диаспоры в Европе, США, в Африке, в арабских странах. Или как казахские диаспоры в 42 странах мира, включая Россию, Турцию, Китай и др. Но только года три назад этот орган официально стал называться «Ассамблея народа (не народов!) Казахстана».

Подобных юридических казусов, прямо противоречащих Основному Закону РК – Конституции РК выявлено немало. Взять хотя бы скандал, связанный с обнаружением депутатом парламента Сериком АБДРАХМАНОВЫМ прямо противоположных по смыслу статей Конституции РК на русском и казахском языках, и названный в одной республиканской многотиражной газете «тихим конституционным переворотом». Причина в том, что текст Конституции был написан на русском, затем был сделан перевод на казахский язык со смысловыми искажениями нескольких статей Основного Закона. Это, разумеется, нонсенс, как и то, что председатели Конституционного совета РК все годы суверенитета были русскоязычными и по сей день КС возглавляет русскоязычный юрист Игорь РОГОВ. И как они, не владея государственным языком, могут охранять Конституцию, оригиналом  которой  является текст на казахском языке, непонятно.

 

ЕСЛИ ЗАВТРА УМРЕТ ЯЗЫК, 

ПУСТЬ СЕГОДНЯ УМРЕТ САМ НАРОД

 

Так, в перефразированном виде сказал о значении языка в жизни любого народа поэт, сын аварского народа, не имеющего своей государственности, Расул Гамзатов, заявив «Если завтра умрет мой язык, то сегодня пусть умру я».

В «казахский ракурс» казахстанского суверенитета входит и вопрос о развитии и функционировании государственного казахского языка. У нас есть Закон РК о развитии языков, хотя должен быть Закон РК о государственном языке. Все языки, носители которых живут в Казахстане, развиваются и сохраняются на их исторической родине, а казахский язык как язык государствообразующей нации может иметь поддержку только в Казахстане. Кто-нибудь из читателей слышал, как «большой друг Казахстана» В.В.Путин хотя бы раз упомянул в своих «братских» речах о более чем миллионной казахской диаспоре в России и ее духовных нуждах? А ведь казахи живут на ирредентных (то есть присоединенных пограничных) землях. Места компактного проживания казахской диаспоры – в Астраханской, Омской, Тюменской, Курганской, Челябинской, Саратовской. Самарской (все эти названия явно тюркского происхождения), Оренбургской областях, ныне губерниях. Астраханская земля – родина великого сына казахского народа Курмангазы, там находится его мавзолей. А в октябре 1920 года в Оренбурге прошел Учредительный съезд Советов Казахстана, избравший ЦИК во главе с С.Мендешевым и Совет народных комиссаров во главе с В. Радус-Зенькевичем.. Казахстан стал автономией, а город Оренбург его столицей. Это означает, что после падения царизма новая власть признала за Казахией право на восстановление своей государственности хотя бы в такой усеченной форме, как автономия.

Между тем после исхода казахов в Китай из-за революции, гражданской войны и насильственной коллективизации тамошняя казахская диаспора имеет в КНР автономный район, два круглосуточных казахскоязычных телеканала. В то время как российские пограничники не пропускают через границу газеты и литературу на казахском языке из Казахстана для казахской диаспоры, заявляя «мы же не понимаем, что вы там пишете». Вот вам  дружба, вот вам общий менталитет и общая историческая судьба, вот вам добрососедство в российском понимании, о чем любят поговорить российские политики и политологи, зазывая в Евразийский союз.

Между тем, если разговор у нас зашел о газетах и телеканалах, то здесь говорить о суверенитете и вовсе не приходится. Российская информационная экспансия граничит с угрозой нашей национальной информационной безопасности, и никому в верхах до этого нет дела. Более чем две трети от общего количества СМИ в независимом Казахстане русскоязычные, а так называемые независимые телеканалы – поголовно русскоязычные и мало того, информационные агенты российских газет и телеканалов свободно пасутся на информационном поле Казахии. Это «Известия-Казахстан», «Комсомольская правда — Казахстан», «Московский комсомолец — Казахстан», «АиФ — Казахстан», «Интерфакс-Казахстан», время от времени публикующие провокационные материалы, а на частных русскоязычных телеканалах нет собственной казахстанской продукции, сплошная ретрансляция программ российского телевидения.

Даже в казахстанской русскоязычной прессе и даже в сканвордах ущемляется национальное достоинство казахов. У всех на слуху недавний вопиющий скандал, на двадцать втором году суверенитета разгоревшийся из-за того, что в местной русскоязычной газетенке в одной из северных областей Казахстана священное для каждого казаха национальное жилище юрта была обозначена как «жилище бомжа». На Кавказе за такое издевательство разговор короткий, как говорится, «секир башка», а у нас редакция даже административного наказания не понесла. Как говорится у русских, «вот тебе, бабушка, и Юрьев день!», или вот тебе, гордый сын степей казах, «казахстанский суверенитет»!

 

ДЕКОЛОНИЗАЦИЯ  — НАСУЩНЫЙ  АСПЕКТ

«КАЗАХСКОГО РАКУРСА» СУВЕРЕНИТЕТА

 

Немало могут поведать о «казахском ракурсе» казахстанского суверенитета такие темы, как судьба Алашорды и алашордынцев, Голодомор, политические репрессии, космодром Байконыр, демография, русско- и казахскоязычные СМИ.

Так, приоритетными темами казахскоязычных изданий и казахских редакций телеканалов являются вопросы национального  самосознания, казахской ментальности, духовности, сохранения и укрепления государственной независимости, что для  русскоязычной прессы и ТВ – на десятом месте. То есть казахстанские СМИ имеют четко выраженный двойной ракурс, как это было, к примеру, при обсуждении доктрины создания «казахстанской нации». Тогда все казахскоязычные газеты выступили «против», а русскоязычные, начиная с официальной «Казахстанской правды» – «за» превращение казахской нации в казахстанскую.

Если говорить о теме космодрома, то нельзя отрицать, что экологически грязные запуски российских «Протонов» с Байконыра, после которых на головы казахов сыплется гептил, за все годы суверенитета стали притчей во языцех. А ведь с такой огромной прибылью, получаемой Роскосмосом от коммерческих проектов, вместо того, чтобы с каждым годом наращивать количество «грязных» запусков, давно можно было перейти на чистые космические технологии. Все данные и цифры по этой теме можно найти в Интернете, поэтому нет необходимости приводить их в этой статье. Это как раз тот случай, о котором говорит казахская пословица, что «в плохом доме хозяйничает гость».

Мало того, как же тупо был в свое время составлен договор об аренде города Байконыр, если там до недавнего времени казахстанские дети в школьных учебниках читали «Путин – наш президент», а их безработные родители вынуждены оказываться от казахстанского гражданства и принимать российское гражданство, чтобы получить работу.

И разве за это боролись казахи, сложившие за Независимость свои головы и подвергшиеся репрессиям во время более трехсот народных восстаний за годы колонизации?  К слову, непонятно, из каких  побуждений до сих пор «братская» Россия отказывается возвращать из подвалов Эрмитажа голову непокорного казахского хана Кенесары, в течение десяти лет возглавлявшего антиколониальное народно-освободительное восстание.

К тому же более чем странной оказалась реакция Москвы на стамбульский спич президента РК Н.НАЗАРБАЕВА, во время своего последнего визита в  Турцию совершенно справедливо заявившего следующее: «После того, как в 1861 году был убит последний казахский хан, мы были колонией российского царства, затем Советского Союза. За 150 лет казахи едва не лишились своих национальных традиций, обычаев, языка, религии». По этому поводу автор статьи, опубликованной в начале февраля в газете «Московский комсомолец» под названием «Почему Назарбаев разлюбил союз?» Михаил РОСТОВСКИЙ пишет, что «Россию упрекают в чересчур прямолинейном отношении к интеграции и отсутствии почтения к суверенитету Казахстана». И это действительно так, но в то же время в завершении статьи автор (кстати, он бывший казахстанец) недвусмысленно предлагает Н.Назарбаеву перед зарубежными визитами согласовывать тексты своих выступлений в Москве. И это при том, что Казахстан пока еще не в Евразийском союзе, а что будет, если нас все-таки угораздит заключить подобный союз с бывшей метрополией?!

Когда говорится об обретении Казахией  Независимости, всегда можно ожидать дружное негодование со стороны манкуртов, национал-предателей и «пятой колонны», считающих, что суверенитет упал казахам в руки с неба, как метеорит на Челябинск  и в озеро Чебаркуль (кстати, перевод с казахского Шубарколь означает «Пестрое озеро»).

Но если не было борьбы за Независимость, кто же и, главное, за что перебил десятки тысяч участников народных восстаний против царизма? В советское время за «буржуазный национализм» были репрессированы и расстреляны идеологи и руководители казахской политической партии «АЛАШ», участники национально-освободительного движения, цвет казахской творческой интеллигенции. Перечислить имена не представляется возможным, список очень большой.

В круг проблематики «казахского вопроса» и  «казахского ракурса» казахстанского суверенитета входит также тот факт, что в независимом Казахстане до сих пор нет памятника жертвам Голодомора и политических репрессий. К тому же мы до сих пор не потребовали признания Россией в качестве преемницы СССР Голодомора  1921-22 годов и 1931-33 годов как геноцида казахского народа, пострадавшего от Советской власти. А ведь это был Великий казахский джут, по количеству человеческих жертв значительно превосходящий потери от джунгарского нашествия во времена «ақтабан шұбырынды». От советского геноцида во времена голощекинского «Малого Октября» потери казахского населения составили 50-60 процентов и только в начале 1996 грода количество казахов в Казахстане достигло уровня 1915 года. К тому же после вынужденного исхода казахского населения из страны в 20—30е годы прошлого века каждый третий казах (5 млн.) сегодня проживает за пределами исторической родины, и это при том, что Казахстан по территории занимает 9-е место в мире и имеет очень низкую плотность населения.

А Украина настоятельно потребовала от  бывшей метрополии признания Голодомора на своей территории, людские потери от которого составили треть сельского населения того времени и весьма поражена такой более чем сдержанной позицией Казахстана  по Голодомору.

Надо отметить, что в Казахстане также имеет место отрицание  существования казахской государственности. И это тоже говорит о наличии «казахского вопроса» в рамках казахстанского суверенитета. Однако, если бы не было исконной территории с ханами и народом, о какой Киргиз-Кайсацкой Орде говорил Петр 1, которая «всем азиатским странам ключ и врата»? И что имела в виду российская императрица Анна Иоанновна, подписавшая Грамоты от 1731, 1732 и 1734 годов о принятии Казахского ханства вместе с ханами трех казахских жузов и подвластным им народом и территорией в свое подданство?

Тема «казахского национализма» с отрицательным смысловым акцентом,  о котором упоминалось выше в связи с «красным террором», не потеряла своего звучания даже после Великой Отечественной войны и жива до наших дней, будучи актуальной все 20 лет суверенитета.

К примеру, не получил заслуженного звания генерала, зато получил ярлык «казахского националиста» герой войны с фашистами полковник Бауыржан МОМЫШУЛЫ – за то, что выступал за сохранение родного языка и против повального закрытия казахских школ во время «целинной эпопеи». За то, что не поменял фамилию на Момышев. Когда к нему обратился  А.Микоян с вопросом «Почему вы Момышулы, а не Момышев?»,  казахский батыр возразил на это вопросом на вопрос: «А почему вы Микоян, а не Микоянов?».

Как «буржуазный националист» был осужден в 1952 году на двадцать пять лет историк Ермухан БЕКМАХАНОВ с лишением всех наград, ученых степеней и званий за главу об истории  движения Кенесары Касымова в «Истории Казахской ССР с древнейших времен до наших дней», впоследствии освобожденный и реабилитированный.

В 1986 году после Желтоксана специальным постановлением ЦК КПСС в национализме был обвинен весь казахский народ, а ныне, спустя более двух десятков лет независимости ярлык «националистов» навешивается на всех казахских патриотов, выступающих за процесс деколонизации. Ну что ж, это проблема тех, кому не нравится, что патриоты ратуют за  независимость, настоящий суверенитет, за будущее своего народа и родного языка. Быть национал-патриотом означает любовь к родине, а национал-предатели отвергаются в любом обществе.

В конце концов, российского президента В.ПУТИНА его окружение величает «просвещенным русским националистом», и он гордо несет это звание. Даже как-то расчувствовался и после российско-грузинского конфликта отдал пальму первенства своему дублеру Д.МЕДВЕДЕВУ, заявив, что тот «еще больший националист, чем я».

К тому же, все существующие на  планете государства являются национальными, управляются государствообразующими нациями с приоритетом языков титульных наций. Даже во главе такой империи как Россия с ее двумястами народами – русский народ с русским языком. Там тревожатся за судьбу русского языка и уже собрались законодательно  установить праздник – День русского языка, 6 июня, в день рождения А.С.Пушкина. В Англии – англичане и английский язык, во Франции – французы и французский язык, в Израиле – евреи и восстановленный иврит. И на исконной казахской земле должен признаваться казахский суверенитет и государственный казахский язык. Тогда в Казахстане не будет никаких двойных-тройных ракурсов казахстанского суверенитета и «казахского вопроса».

 

                                                                Гайнижамал  ШЕКЕЙ

 

 

           К статье нашего автора Гайнижамал  ШЕКЕЙ.

Разделяя ее мнение по многим вопросам, вместе с тем хотел бы заметить, что в части разговора об Ассамблее народа Казахстана не все столь и однозначно. В Ассамблее состоят такие одиозные личности, как Захаров и Бунаков. И в тоже время там немало и тех, кто разделяет идею создания большой казахской нации. Казахов Ассамблеи в вопросе создания большой казахской нации и развития государственного языка активно поддерживают представители турецкой, азербайджанской, чеченской, ингушской, уйгурской этнических групп.

И здесь же в качестве примера такой подлинной патриотки казахской земли хочу привести имя Асылы Осман, азербайджанской поэтессы, не устающей заявлять, что она казашка. Такие люди, как Асылы Осман дают жесткую отповедь в залах Ассамблеи  окопавшимся в этой структуре разного рода шовинистам. И в этом смысле Ассамблея – слепок с нашего общества. Какие мы – такие и Ассамблея. Но, в конечном счете, победа будет за нами на всех идеологических фронтах. В том числе и в стенах Ассамблеи народа Казахстана. Время на нашей стороне.

Серик МАЛЕЕВ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рубрика: