В сети вспыхнула дискуссия по поводу верхней одежды одного из главных героев в голливудском фильме «Последняя дуэль». Пользователи задаются вопросом, почему французский рыцарь надел накидку с узорами, похожими на казахский орнамент. TengriMIX решил узнать у экспертов и историков, какой именно орнамент изображен в фильме и откуда идут его корни.

На 49-й минуте исторической кинокартины «Последняя дуэль» главные герои — граф д’Алесон (Бен Аффлек) и рыцарь Жаком Ле Гри (Адам Драйвер) — беседуют на вершине крепости. Верхняя одежда Драйвера с орнаментами, обшитая по краям мехом, и вызвала ажиотаж. Пользователи удивлены, как похожий на казахский национальный орнамент узор попал в кадр и намеренно ли такое произошло.  

Жанибек Садыканов, под постом которого и произошла дискуссия, отметил на своей странице в Facebook, что, как правило, когда снимается многобюджетная историческая драма, то, помимо художников по костюмам, привлекаются специалисты по истории. Их задача сделать кинообраз наиболее достоверным. И для соответствия историческому времени сюжета дизайн одежды и аксессуаров создается по рекомендациям плеяды экспертов.

В данном фильме действия разворачиваются в XIV веке во Франции. А Казахское ханство создано в XV веке. Но чисто теоретически в те годы мог существовать подобный узор — «қошқар мүйіз» (бараний рог), так как кочевники и их юрты оставили свой след еще в эпоху поздней бронзы (XIII-IX века до нашей эры). Но это сильно сомнительно, чтобы кинематографы умышленно продемонстрировали накидку с казахским орнаментом. Получается, плащ с национальным орнаментом попал в кинокартину по случайному стечению обстоятельств. Но однозначно, что он никого не смутил на съемочной площадке, а, может, даже понравился. Не исключаю, что актер Адам Драйвер реально замерз и попросил что-нибудь потеплее, чтобы укутаться. В любом случае отрадно, что США и Великобритания снимают художественный фильм, а в реквизите известного режиссера Ридли Скотта имеется чапан (накидка) с казахским орнаментом, — прокомментировал Садыканов в Facebook.

Однако в комментариях под его постом пользователи утверждают, что это древний орнамент, символ королевской власти — цветок белой лилии (геральдическая лилия).

В свою очередь доктор исторических наук, профессор Еркин Абиль отметил, что орнамент действительно очень похож на казахский. Однако не совсем правильно называть его именно казахским, скорее, он «степной», характерный как для казахов, так и других тюркских народов и их предков. 

«Вместе с тем нет ничего странного в том, что в XIV веке в Западной Европе люди могли носить одежду с элементами, характерными для других регионов (орнамент, украшения). Судя по контексту, события происходят после Крестовых походов, Европа испытала сильнейшее восточное влияние, с одной стороны, испанского Гранадского эмирата, с другой стороны, большое количество тканей, готовой одежды и, главное, идей было получено с Ближнего Востока. В свою очередь и Византия, и арабские государства испытали большое влияние тюрков. В Византии было большое влияние кыпчаков и тюрков-сельджуков, в ближневосточных землях — сельджуков и туркменов, в Мамлюкском Египте — кыпчаков. Не забывайте о Венгрии, где королевская династия официально считалась потомками Аттилы и пользовалась в это время услугами кыпчаков-мигрантов из Великой степи. Поэтому каналов появления «степных» орнаментов в Европе было много», — пояснил историк.

Кадр из кинофильма «Последняя дуэль» 

Кроме того, нельзя забывать, что в мире существовало такое явление, как культурная диффузия — заимствования как отдельных элементов культуры, так и целых культурных феноменов. По словам историка, в казахской культуре таких заимствований тоже очень много.

Тем временем историк моды, доцент кафедры «Мода и дизайн костюма» КазНАИ имени Т. Жургенова Айгуль Ибраева считает, что орнаментальный мотив, вокруг которого развернулись эти дебаты, может иметь самое разное происхождение. Так как в основе его — элемент «крест», являющийся древнейшим универсальным символом и встречающийся практически во всех мировых культурах.

Что касается второго элемента этого мотива, то, действительно, он своей конфигурацией напоминает казахский «қошқар мүйіз» и его различные вариации, но к королевской лилии он все же ближе. Думаю, что определенные ассоциации с казахским орнаментом были вызваны не столько орнаментальным мотивом, сколько композицией — четко выраженный крупный раппорт в двух контрастных цветах, что неизбежно вызывает в памяти традиционные казахские войлочные изделия, — пояснила Ибраева.

Однако историк добавила, что ей не очень понятен очередной ажиотаж, вызванный находкой чего-то «казахского» в «неказахском» контексте.

Рубрика: