В прошлом году заслуженному ученому Казахстана, почетному заведующему кафедры истории (пожизненное звание, данное ему коллегами) Казахского Национального Университета имени Аль-Фараби Таласу Омарбековичу Омарбекову исполнилось семьдесят лет. Но несмотря на возраст, юбиляр сохраняет трезвый ум и превосходную память. Особенно в вопросах истории. И вот что он рассказывает, отвечая на вопросы «Алтынорды».  

 

— Начало двадцатого века ознаменовано рядом событий для Казахстана.

Во-первых, появилась целая плеяда ярких имен представителей казахской интеллигенции, известных нам как правительство «Алаш-Орды».

И  во-вторых, по казахам больно ударили политические репрессии тридцать седьмого года.

Что бы вы могли сказать о лидерах «Алаш-Орды»? Какую дать им оценку.

— Когда речь заходит об Алаш Орде, мы, конечно, вспоминаем таких выдающихся сынов казахского народа, как Алихан Бокейханов, Ахмет Байтурсынов, Миржакуб Дулатов, Жусипбек Аймаутов, Мухамеджан Тынышпаев, Магжан Жумабаев и другие.

В основном они все получили хорошее образование в вузах дореволюционной России. А когда с началом ХХ века  начались революционные события и смутные времена, казахская интеллигенция прилагала максимум усилий, помноженных на небывалую самоотверженность, для того, чтобы всегда оставаться и быть рядом и вместе со своим народом и делать все возможное в целях его спасения. Алашская интеллигенция не дистанцировалась от населявших кочевые аулы казахов-скотоводов. Она чувствовала свое призвание и патриотическую миссию, как выразителя коллективной воли и защитника своего народа от произвола и бесправия.  

Это было связано с тем, что они сами были выходцами из традиционной среды, имели неразрывную связь с казахским этническим сообществом. Деятели Алаш-Орды были настоящими знатоками казахского прошлого, истории, хозяйства, кочевой экономики, всего, что касается культуры, языка казахов, веры предков. 

Несмотря на периоды проживания в городах России во время учебы или занятия общественной деятельностью, несмотря на отличное русско-европейское образование, алашская интеллигенция всегда осознавала и ощущала себя органической частью казахского народа. И она осталась верна этому идеалу до конца, не предав казахскую нацию и ее идеалы. И прежде всего это касается фундаментального и неотчуждаемого права быть свободными людьми. Казахская интеллигенция взяла из рук России знания, став хорошими современными специалистами, но не оторвалась от массы народа. Я думаю, это одно из главных особенностей и достоинств деятелей движения «Алаш».

— Читая периодику того времени, приходишь к ощущению, что все народы царской России ждали перемен. И в том числе русский народ. Помните, как у Ленина, в его сакраментальной фразе о низах, которые не хотят. И верхах, которые уже не могут.

— Да, это так. Когда началась полоса революций, прежде всего победоносная Февральская российская революция 1917 г., казахская интеллигенция всецело выступила за демократические ценности и идеалы. Огромная тяга к демократии, свободе слова, уважению прав человека и малых народов, стремление идти в ногу со временем и модернизироваться – другое отличительное качество наших великих предшественников из движения Алаш, создавших вскоре автономию Алаш-Орда.

Поэтому в период 1905-1917 гг., особенно когда рухнула монархия в феврале, и воцарилась атмосфера свободы и демократии Алихан Бокейханов и другие казахские деятели действовали в союзе с либеральными силами российского общества, и находились в плодотворном диалоге с оппозиционными царизму партиями и движениями.

Необходимо отметить, что казахская интеллигенция была во многом воспитана на идеях русских народников, демократически мыслящих личностей, русских писателей, ученых, политиков. Будущие алаш-ордынцы брали пример и многому учились у русских кадетов, эсеров, социал-демократов, опирались на их опыт.

У российских политиков был более богатый опыт, высокая политическая культура и т.д. Например, такие деятели, как Потанин, Ядринцев, Швецов, Сидельников, Кучков, воспринимались нашей интеллигенцией демократами, союзниками, друзьями малых народов.

Однако вскоре последовало разочарование, так как ожидания казахских деятелей не оправдались. Особые надежды Алихан Бокейханов и его соратники возлагали на Февральскую революцию, ждали реальных плодов революции для национальных окраин.

Вот почему Бокейханов пишет статью «Почему я вышел из партии кадетов», хотя он был членом ЦК этой ведущей российской партии. Это был человек принципа и патриот, он всегда ставил права своего народа выше личной карьеры, выгоды от союза с русскими политиками и даже личной безопасности (например, при Ленине и Сталине).

Большая часть казахской интеллигенции, таким образом, была разочарована в российской демократии, а именно пришедших к власти после февраля 1917 года, партии кадетов, которые до последнего момента считались наиболее демократически настроенными слоями. Почему?  К сожаленью, вышло так: когда дело касается самой России русские демократы хотели видеть ее демократической республикой со всеми буржуазными свободами, но когда речь заходила о национальных  окраинах, которые в русле демократизации тоже хотели реализовать свое право на политическую автономию, они (российские либералы) становились нерешительными и изменяли принципам буржуазной демократии.

Русские либеральные партии относились к вопросу об автономии казахов и других народов  как второстепенному вопросу, будучи озабочены принципом «демократическая, но единая и неделимая Россия».

Но такой подход и подобный путь государственного развития не обеспечивал реализацию прав малых, ранее угнетенных народов бывшей империи, их права и демократические устремления.

Бокейханов был не согласен с кадетами и русскими либералами по многим вопросам, таким, как прежде всего вопрос о статусе казахских земель, о будущем экономики региона, по вопросам религии, языка и многим другим, не менее насущным вопросам.

Мы видим, что казахская элита к тому времени созрела и стала мыслить самостоятельно, она уже не мыслила шаблонно, по указке из имперского центра. Таким образом, пути революционеров разошлись. Казахи и лидеры других тюркских народов империи не желали более оставаться второсортными сообществами.

— И тут Ленин залез на броневик. Выстрелила Аврора. Случился октябрьский переворот, который позже окрестят Великой Октябрьской революцией. Как восприняли эти события лидеры «Алаш Орды»?

 

— Октябрьский переворот можно назвать Октябрьской фазой Российской революции. Она была неожиданно грянувшим политическим событием, катастрофой, которую никто не ждал. По крайней мере для алашской интеллигенции, для казахского народа это было чуждое явление.

Фактически случилось так, что кучка экстремистки настроенных коммунистов России, с помощью демагогии спекулируя на социальных настроениях масс, умело провернула государственный переворот, насильно захватив власть. Отсюда начались все заблуждения и трагедии. Советская власть в отношении нашего региона действовала так: она пообещала национальную автономию, но она стала «советской», а не Алаш-Ордой. Требовалось безоговорочно признать революционную Советскую власть. Казахская интеллигенция в лице бывшей партии Алаш теперь вынуждена  признать победу коммунистов (большевиков). 

Но советская «автономия» не была настоящей автономией, потому что автономия – это самостоятельность региона, тогда как Советский Казахстан был жестко подчинен политическому центру — Москве, для управления краем назначались уполномоченные, комиссары, секретари из центра. Разве бывает такая автономия? То есть все было скорее формально, декларативная свобода и автономия.

— Если говорит о самостоятельности, то даже Советский Казахстан, формально уже являвшийся независимой республикой в составе СССР, такой независимости и самостоятельности не имел. Чему наглядным подтверждением стали события декабря 1986 года.

Казахская интеллигенция, таким образом, поняла несовместимость принципов Советской власти со стратегическими задачами и  национальными идеалами казахов, нарастало ее недовольство, хотя формально некоторое время было примирение (амнистия алаш-ордынцев). В целом, позиции Алаш-Орды и Советской власти сильно разнились по всем вопросам — политической автономии, религии, языка, также касательно экономических вопросов, как индустриализация и коллективизация сельского хозяйства.

Советская модель предусматривала    превращение Казахстана в источник животноводческого сырья и полезных ископаемых, т.е. аграрно-сырьевой придаток, а все заводы и фабрики должны были располагаться в России. Алашская интеллигенция быстро поняла сущность и намерения Советской власти и стала в меру своих сил противодействовать им, оппонировать. Коммунисты, в свою очередь, поняли, что наибольшую угрозу для господства в крае для них представляют именно бывшие деятели Алаш Орды. Поэтому они начали делать все возможное для изоляции интеллигентов-патриотов от казахского народа, используя классовый подход, методы дезинформации и фальсификации. А в конце концов этот цвет нации был физически уничтожен. 

Планомерное наступление на алашских интеллигентов началось с выхода в 1925 г. статьи Сталина «О газете «Ак жол». Эта казахская газета выходила в Ташкенте, где в это время проживали многие представители казахской интеллигенции. Хотя по форме это периодическое издание было советским, но в нем сотрудничали бывшие алаш-ордынцы.   Сталин с подачи местных коммунистов критиковал ее и сделал заключение, что  бывших «буржуазных националистов» нельзя больше допускать в сферу идеологии, а можно только использовать для написания школьных учебников.

Дальнейшие трагические судьбы алаш-ордынцев всем известны. Современное состояние исторической науки, новые возможности, открывшиеся перед исследователями позволяют нам объективно изучать историю Алаш-Орды, биографии ее лидеров, их мировоззрение и практику. Прежде всего это возможность изучать по архивным  документам, ранее засекреченным. Я также имел такую возможность соприкоснуться ко многим архивным документам, где отражены те или иные эпизоды бурной борьбы наших лидеров, их подвиг — идейная схватка с неравным врагом в лице тоталитарного коммунистического режима.

При подходе к феномену Алаш-Орды, мне хотелось бы еще раз обратить внимание на ее нерасторжимость от казахского народа и его вековой традиции. Потому что распространен такой взгляд — воспринимать алашскую интеллигенцию как некое «надстроечное» явление – горсточку образованных людей, якобы «западников», оторванную, либо мало связанную с массой казахского этноса. В изложении нашей истории в учебниках может создаться впечатление, что жизнь, быт и идеалы казахских кочевников нач. ХХ века – это одно, а люди, создавшую партию Алаш и Алаш-орду – что-то другое, а может и «инородное». Однако алаш-ордынцев родил сам казахский народ, причем в ответ на серьезный вызов истории. Это было требование политического освобождения, прогресса и модернизации. В этой связи между этими людьми и массой народа, конечно, возникали различия, касающиеся уровня образования, владения языками и современными профессиями и др. Но в целом, это был уникальный пример единства интеллигенции с народом, единства прежде всего духовного, морального. Казахский народ был воодушевлен стихами алашских поэтов (пример, сборник «Оян, Қазақ!»), чрезвычайно популярной по всей Степи и читаемой была газета «Казах», хотя и издаваемая на арабском шрифте. Надо раскрывать эту органическую связь и диалог тогдашней казахской интеллигенции с  массой казахов-кочевников. Каждое поколение интеллигенции – плод своей эпохи и порождение своей конкретной этнической, социально-политической ситуации, особенного социума. Алаш-ордынцы были детьми своей эпохи и этнического сообщества казахов нач. ХХ в. Когда пришла Советская эпоха, они вскоре оказались не соответствующими переменившейся социально-политической реальности и насильственно переориентированному  массовому сознанию казахов, поэтому были логически вытеснены и ликвидированы. Кстати, в этой связи я не разделяю привычку некоторых казахов, часто обывателей, рассуждать в сослагательном наклонении типа «а как поступили бы алашская интеллигенция сейчас?», «что было бы если сегодня у власти оказался Бокейханов?» и пр. Такие вопросы сами по себе нелепы.

 

-Много копий ломается в наши дни вокруг фигуры Мустафы Шокая. Что можно сказать о Шокае? Кем он был для своих современников, предателем или патриотом?

 

Длительное время на протяжении всей Советской эпохи имя Шокая (Чокаева) было синонимом «буржуазного национализма» и предательства Родины. Советские пропагандисты утвердили безоговорочную версию о том, что этот казахский деятель был контрреволюционером и националистом, врагом Советской власти, эмигрантом, сотрудничавшим за границей с нацистской Германией.  Поэтому за годы Советской власти имя Мустафы Шокая не упоминалось, о нем забыли, а если изредка это имя всплывало в памяти народа и в исторических исследованиях, то только вместе с названными обвинениями и ярлыками.  Современный подход: объективно и строго научно изучены все его труды, изданные за рубежом, публицистика, архивные документы, мемуары и др. На эту тему имеются несколько диссертаций, научные монографии.

В итоге в казахском обществе и среди казахской интеллигенции сегодня отношение к Шокаю двоякое, вернее, есть два мнения: первое – оценка Мустафы Шокая как защитника Алаш-Орды и организатора Туркестанской автономии в качестве национального лидера и патриота, что ставит его в один ряд с другими деятелями Алаш орды. Второе. Ввиду особого обстоятельства его биографии  — эмиграции в Западную Европу – отношение скептическое и неблагожелательное. То есть поверхностное суждение, что Шокай бежал из Родины и спасал свою душу за ее пределами.  Причем не хотят вдаваться в подробности и анализировать сложнейшие исторические обстоятельства времени и ситуации страны.

Мое мнение:  на  самом деле эмиграция Мустафы Шокая оказалась объективно полезной – с точки зрения перспективы казахской нации, я имею в виду знания им объективной истории и сохранения исторической памяти. Потому что через господина М.Шокая  и с помощью его усилий нынешние его потомки получили доступ к массе ценной информации, нужных документов, идеологического наследия предшественников. Сейчас мы активно используем написанные им в условиях эмиграции и западного либерального общества научные труды Шокая. Не говоря о беспристрастном анализе и  объективной оценке им Октябрьской революции, акций Советской власти, сталинской коллективизации (причем автор оперировал точными данными, документами, убедительными фактами, выступая настоящим экспертом по Туркестанскому краю и наблюдая за его историей при Советах, живя в Париже), М. Шокай оставил нам весьма ценные  материалы по биографии и наследию своих соратников, алаш-ордынцев, тюркских деятелей, на многие злободневные темы своей эпохи и окружения.  

И вот я думаю, что если бы хотя бы половина репрессированных сталинским режимом наших национальных деятелей (Алаш), особенно такие фигуры как А. Бокейханов, М. Тынышпаев, А. Байтурсынов и др., успели эмигрировать тогда за границу, это было бы хорошо – как  для их личной безопасности (они бы избежали пыток сталинских тюрем и ужасной смерти), так и для духовного будущего казахского народа и  Казахстана. Ведь многие выдающиеся политические и военные деятели России, например, как Деникин, Керенский – уехали за границу, многие из них продолжали творчество, писали труды и воспоминания, создавали произведения искусства. И если бы наши лидеры Алаш-орды, Магжан Жумабаев и другие поэты, трезво оценив ситуацию и степень опасности сталинского режима, заблаговременно смогли бы перебраться в Западную Европу или Турцию, я думаю, они бы, несомненно, создали больше научных и исторических произведений, причем они бы вывезли туда в целости и сохранности свои личные архивы, книги. А ведь, например, Бокейханов был крупным специалистом по аграрным наукам, казахскому скотоводческому хозяйству. Мы знаем его две книги, хотя их могло быть больше.

Что касается связи Шокая с Германией, гитлеровским режимом.  Обстоятельства вокруг этого факта в основном изучены. Известно, что Мустафа Шокай не по своей воле приехал в Берлин, его силой вызвали. Гитлеровская Германия сама замыслила использовать пленных туркестанцев, сформировать специальный легион. Но другое дело — почему наш предок Шокай в конце концов согласился на сотрудничество? У него было два мотива или задачи. Первое, ближайшее — гуманистическая и патриотическая миссия спасения из ужасных условий немецких концлагерей пленных соплеменников и туркестанцев, а также и многих попавших в плен к фашистам солдат из Кавказа, Украины, которых он также считал соотечественниками, да и просто бесправными людьми, нуждающимися в физическом выживании и элементарной помощи. Он самоотверженно включился в процесс защиты прав советских военнопленных. Надо было использовать любой предлог и шанс помочь больным и умирающим в концлагерях соотечественникам.  Вторая цель была стратегическая, дальняя.  Было ясно, что в случае победы Германии над СССР, согласно планам Вермахта будет расчленение империи, в частности встанет вопрос о судьбе Туркестана.   Мустафа Шокай, изначально боровшийся за автономию Туркестана (Кокандская автономия), естественно думал про новый возникший исторический шанс. Тут надо понять: казахская интеллигенция, политические деятели как Шокай или Бокейханов  никогда не желали бы установления немецко-фашистского или любого другого ига на месте – российско-коммунистической диктатуры. Логика малого угнетенного народа в условиях глобальной смуты и  схватки великих держав может быть только одна: выжить, сбросить иго, добиться политической самостоятельности любыми способами, предотвратить новое закабаление и рабство у больших народов и империй, и часто из двух зол в конкретной ситуации они выбирают наименьшее, с точки зрения собственных национальных интересов.  В ситуации 1941 г. Мустафа Шокай думал и поступал как трезвый и гибкий политик, как реалист. Ему нужно было любыми путями, идя на временные соглашения и альянсы с любыми силами,  снова попытаться организовать борьбу, теперь уже за пределами Родины, за политическое освобождение казахов и Великого Туркестана.  

Обвинения в симпатии М. Шокая к гитлеровцам беспочвенны. Во первых, для этого надо знать мировоззрение казахской дореволюционной интеллигенции. Это были миротворцы и демократы, им были чужды формы насилия, военной диктатуры, тирания, расизм.  Также по фактам и документам мы видим антифашистские настроения у М. Шокая. В известном документе – письме Розенбергу Мустафа Шокай обвиняет главарей фашистов в преступлениях против человека, на примере жизни концлагерей, он оценивает это недопустимым для великой немецкой нации, которая дала миру стольких великих людей, высокую культуру, замечательные творения.

Вопрос о смерти М. Шокая является сложным ввиду отсутствия надежных доказательств и документов. Существуют версии его отравления немцами (маловероятная, т.к. фашистам Шокай был нужен и они его использовали для Туркестанского легиона). Следуюшая, более вероятная – это версия отравления его по приказу Сталина. Советская разведка, конечно, работала на территории Германии. Однако мы не имеем возможности это доказать, т.к. нет необходимых фактов и документов. Также в советский период была издана книга советского чекиста С. Шакибаева «Падение Больщого Туркестана», в которой читателя подводят к версии об отравлении М. Шокая его соратником, узбеком Вали Каюм-ханом. Это третья версия. Однако она многим кажется неправдоподобной. Исследования показали, что взаимоотношения между Мустафой и Вали Каюмханом были хорошие, последний работал его секретарем. Туркестанские эмигранты в Европе были очень сплоченными и дружными, старались держаться вместе и дорожили  связями. Конечно, между ними могли быть небольшие противоречия во взглядах, деловые споры, полемика. Например, М. Шокай вступал в острую полемику со своим соратником, другом, башкирским политиком,  с которым они вместе эмигрировали – Заки Валидовым.  Но при этом они не переходили на личность, оставаясь  добрыми друзьями. Узбек Вали Каюм хан — тоже образованный человек, туркестанец. Можно допустить между ними мелкие противоречия, разногласия. Но чтобы убить, отравить ядом …Я думаю, Вали Каюм не мог пойти на такое преступление, на такую подлость. Для этого даже не было серьезных оснований. А вот у Сталина были серьезные  основания для такого шага, т.к. М. Шокай был ярым антисоветчиком, не прекращавшим свои разоблачения и нападки на политику Кремля, также сотрудничавшим с Германией.   Но, повторяю, это все-таки предположения и версии, мы не можем утверждать это, поскольку нет прямых доказательств и фактов.

Новости Казахстана. Алтынорда.

Рубрика: