images (1)В рубрике «Честно о диаспорах» разговор сегодня пойдет о казахстанских узбеках — представителях одного из самых быстрорастущих этносов страны. Как отмечают наши эксперты, увеличение их численности в Казахстане — естественный процесс, связанный как с традиционно высокими для узбеков темпами рождаемости, так и с миграцией. Правда, до статуса второго по численности этноса в Казахстане им пока еще далеко. Впрочем, когда бы это ни произошло, на общественную жизнь страны данное обстоятельство, скорее всего, мало повлияет, ведь казахстанские узбеки в целом неконфликтны.

Еркин БАЙДАРОВ,
ведущий научный сотрудник Института востоковедения им. Р.Б.Сулейменова:

«Узбеки не заинтересованы в том, чтобы портить здесь с кем-либо отношения»

— Еркин Уланович, расскажите, где живут узбеки в Казахстане? Чем занимаются? Какое влияние на общественную жизнь в стране они оказывают?

— Узбеки Казахстана занимают достойное место в общественной жизни республики. Среди известных представителей узбекской общины Казахстана можно назвать Розакула Халмурадова — депутата мажилиса парламента РК от Ассамблеи народа Казахстана; Атхамбека Юлдашева — популярного казахстанского певца, заслуженного деятеля РК; Абдуазима Рустамбаева — одного из самых авторитетных и широко известных в республике руководителей, президента АО «Евроазиатская энергетическая корпорация», крупнейшего поставщика угля и электроэнергии на территории Северного Казахстана, и других.
Казахов и узбеков объединяют многовековые связи. Из истории известно, что когда-то мы являлись единым супер-этносом на просторах Дешт-и-Кыпчака. Недаром казахи говорят «Узбек — оз агам». Отсюда и доброжелательное отношение титульного этноса к узбекам.

uzbeki2_thumb
Вполне вероятно, что в будущем узбеки могут стать вторым по численности этносом в Казахстане. Но это произойдет еще не скоро. Сегодня, согласно официальным данным, они являются самой крупной этноконфессиональной группой мусульман страны после казахов и третьим по численности (после казахов и русских) этносов в республике. Причем динамика роста их численности впечатляет. Если в 1999-м узбеков насчитывалось 370 тысяч (2,5 % населения Казахстана), то на начало нынешнего года — уже 520 тысяч (более трех процентов).
Узбекская диаспора населяет в основном пограничные территории Южно-Казахстанской области, где она составляет 17 процентов всех жителей. Наибольшее количество ее представителей сосредоточено в Сайрамском, Толебийском, Сарыагашском, Махта¬аральском районах, а также в городах Шымкенте, Туркестане и Кентау.

Сайрамский и Туркестанский районы ЮКО представляют собой традиционные регионы оседлого расселения узбеков. Сегодня на этой территории расположены такие крупные села, как Сайрам, Карабулак, Карамурт, Манкент, Икан и другие с населением до нескольких десятков тысяч человек, состоящим на 95% из узбеков. Естественно, что в них сложилась определенная социально-культурная среда, основанная на традиционных формах узбекского бытового уклада и имеющая заметные отличия от окружающих регионов.

Кроме ЮКО, крупные кластерно-дисперсные группы узбеков живут сегодня в городах и пригородах Жамбылской области (около 30 тысяч, или 2,5% населения). В связи с широким распространением трудовой миграции, заметные сообщества узбеков появились и в других городах и регионах Казахстана — в Астане и Алматы, а также в Алматинской, Карагандинской, Мангистауской, Кызылординской областях. Достаточно посмотреть статистические данные о населении РК, чтоб представить, как происходит расселение узбекской диаспоры по стране.
Большая часть узбекского этноса в ЮКО, как и прежде, занимается сельским хозяйством и животноводством. В сельской местности и в местах компактного расселения узбеков в городах сохранились традиционные формы организации общественного быта в виде сообществ соседей и родственников (махалля). Как и раньше, они ориентированы на решение задач, значимых для всех членов данного сообщества. Причем они не являются закрытыми общинами, а встроены в систему местного самоуправления.

— Как ощущают себя представители узбекского этноса в современном Казахстане? Каково отношение к ним со стороны титульной нации?

— Представители узбекской диаспоры вполне интегрированы в общеказахстанскую социально-экономическую и культурную среду и ощущают себя полноправными гражданами страны. Определенные вопросы возникают по поводу малой доли узбеков в местных и центральных органах власти и практики решения повседневных проблем в сельских регионах, представленных разными этническими группами.
Кстати, узбеки призывают не называть их общину диаспорой (что, на мой взгляд, вполне справедливо), так как на протяжении многих веков они живут с казахами бок о бок.

Об относительном благополучии представителей этого этноса в Казахстане говорит тот факт, что не наблюдается их репатриация в Узбекистан. При этом все они сохраняют тесные связи с исторической родиной, имея там многочисленных родственников. Естественно, данный аргумент не может являться единственным или ведущим, особенно если учесть сложную социально-экономическую и политическую ситуацию в Узбекистане. Тем не менее, это достаточно показательный момент.
Следует отметить, что благодаря своей приверженности торговле и земледелию узбеки являются в целом экономически самодостаточными.

В то же время они не вполне удовлетворены сложившейся ситуацией в сфере образования и СМИ на узбекском языке. Местные телеканалы в ЮКО вещают на узбекском языке только несколько часов в неделю, а в вузах Южного Казахстана нет ни одной учебной группы с преподаванием на узбекском языке с бюджетным финансированием. Поэтому большинство узбекской молодежи получают образование на русском или на казахском языке. С другой стороны, низкий уровень образования в школах с узбекским языком обучения вынуждает родителей отдавать своих детей в школы с русским или же с казахским языком обучения. Причина — невозможность получения профессионального образования и найти работу.

Позицию узбекской этнической группы республики по отношению к государству, власти и другим этносам (прежде всего казахскому) можно охарактеризовать как достаточно лояльную и бесконфликтную. И нет никаких оснований говорить о том, что в ближайшее время ситуация может резко измениться. Узбеки не заинтересованы в том, чтобы портить здесь с кем-либо отношения. В отличие от Кыргызстана, где узбекского населения в процентном отношении намного больше, казахстанские узбеки понимают, что ввиду своей малочисленности им нужно избегать любых конфликтов с властями. Большинство из них искренне считают Казахстан своей родиной и не собираются его покидать.

Ирина ЧЕРНЫХ,
главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК:

«Конфликтный потенциал среди казахстанских узбеков равен нулю»

— В конце прошлого года нашим институтом было проведено массовое социологическое исследование «Идентификационные модели основных этносов Казахстана в контексте социетальной безопасности», в ходе которого обследовались в том числе и узбеки. Результаты опроса показали существенные противоречия в их настроениях. Так, с одной стороны, более 90% утвердительно ответили на вопрос «Комфортно ли вы чувствуете себя в Казахстане?». 65,3% узбеков позитивно характеризируют межэтнические отношения. С другой стороны, более 60% узбеков с определенной долей пессимизма смотрят на свое будущее и будущее своих детей в Казахстане. Немалая часть опрошенных узбеков считает, что этнический фактор учитывается при назначении на руководящие и престижные должности (53,1%), а также при трудоустройстве (18,4%). Представители данного этноса достаточно скептически относятся и к получению работы в государственных органах власти: 73,5% полагают, что шансы на это низкие или скорее низкие.
При личной идентификации представители узбекского этноса определяющей для себя называют общность со своей этнической и религиозной группой (соответственно по 34,7%), а затем — общегражданскую принадлежность (казахстанец) (30,6%). При этом 95% считают, что нациестроительство в Казахстане должно развиваться по гражданской модели, а не по «этнической».

При этом «языковой фактор» не является болезненным для казахстанских узбеков. Среди них фиксируется достаточно значимая доля респондентов, указывающих на то, что они владеют государственным языком в совершенстве или на достаточном уровне (20,3%), либо могут говорить и понимать разговорную речь на казахском (42,4%).
Большинство опрошенных не фиксируют фактов ущемления их прав по языковому признаку. Оценивая развитие языковой ситуации в стране, подавляющее число представителей узбекской этнической группы считает, что значение казахского языка возрастает без ущерба для русского языка (63,3%). В качестве наиболее предпочтительной модели языковой политики казахстанские узбеки поддерживают модель «двуязычия», в рамках которой наряду с казахским языком как государственным сохраняется роль русского языка как языка официального и межнационального общения (67,3%), на втором месте по популярности — идея трехъязычия (28,6%).

В качестве ключевых проблем сферы межэтнических отношений представители узбекской этнической группы чаще всего выделяют наличие скрытой напряженности (49%) и вопрос перевода делопроизводства на казахский язык (67,3%).
Доминирующее число казахстанских узбеков считает, что между казахами и другими этническими группами, проживающими в Казахстане, нет никакой напряженности, носящей системный характер. Только 5% узбеков и 8% казахов указывают на наличие напряженности в отношениях между казахами и узбеками.

Уровень ожидания межэтнического конфликта среди узбеков составляет 3% (то есть только 3% узбеков ожидают конфликта в стране). При этом конфликтный потенциал среди казахстанских узбеков равен нулю: ни один респондент из данной этнической группы не выразил желания принимать участие в межэтническом конфликте, если таковой вдруг произойдет.
В целом практически невозможно выделить некую «узбекскую модель поведения» в Казахстане, однако исследование зафиксировало две характерные особенности, свойственные данному этносу: нулевой конфликтный потенциал и высокий показатель открытости к межэтническому взаимодействию: 79,6% узбеков выразили готовность вступать в семейно-брачные отношения с представителями других этносов.

DSCF5725-640-x-480

Еще раз хочу обратить внимание на то, что проводимые исследования не фиксируют существенной идентификационной стратификации в Казахстане в разрезе этнических групп. Бесспорно, такое положение дел не может рассматриваться как статическое. В случае тех или иных изменений (резкое ухудшение экономической ситуации, массовый приток мигрантов и некоторые другие) могут усиливаться этнические идентификации. В такой ситуации ключевым вопросом будет то, насколько эффективно выстроены в Казахстане механизмы социализации и ограничения переноса конфликтного потенциала из экономической сферы в социальную.

В этом плане крайне важным является отказ от акцентирования этнической составляющей. Представители любого этноса, проживающие в Казахстане и являющиеся его гражданами, — прежде всего граждане Казахстана, а не узбеки, уйгуры и так далее. Вопрос должен касаться не того, что тот или иной этнос станет по численности вторым или третьим, а того, как меняется социальные и экономические качества населения Казахстана: уровень благосостояния, образования и т.д.

Вместе тесно, а врозь — скучно?

Не будем отнимать хлеб у историков, пускаясь в длительные и запутанные рассуждения на тему «Когда-то узбеки были казахами, а казахи узбеками». Неблагодарное это дело, а в свете периодически вспыхивающих межэтнических конфликтов (мирового и местного масштабов) к тому же далеко не безопасное.

Бесспорным остается одно: в отличие от многих других этносов Казахстана, узбеки вышли из той же родовой колыбели, что и казахи, они имеют общие исторические корни. Одним словом — родственники. Возможно, поэтому между ними сложились колоритные и в то же время неоднозначные отношения, обычно характерные только для людей, связанных кровными узами. Историческое родство подтверждают и сложившиеся территориальные границы. Как уверяют историки, в связи с тем, что и казахские, и узбекские ханы принадлежали к одной династии, часть земель периодически переходила от одного ханства к другому.

Например, Ташкент когда-то был столицей Казахского ханства, а земли Южного Казахстана входили в Бухарский эмират и Кокандское ханство.
Казахстанские узбеки, несмотря на объективные трудности переходного периода, коснувшиеся всех жителей страны, все же относительно безболезненно пережили наиболее тяжелые годы. И сегодня успешно заняли свою нишу на формирующемся региональном рынке труда. Объясняется данный факт традиционной занятостью узбеков в сфере торговли, услуг, а также в сельскохозяйственной сфере (выращивание и реализация овощебахчевых культур, хлопководство и т. д.). Проще говоря, в то время, когда останавливались сотни предприятий, население страдало от безработицы и безденежья, местные узбеки занимались постоянно востребованным делом, что позволяло им иметь небольшой, но стабильный доход. Более того, в последние годы узбеки заметно продвинулись и в традиционных для казахов сферах, например, в животноводстве. И уже составляют последним серьезную конкуренцию.
Бедных узбеков в ЮКО практически нет. Доказательство тому — без малого нулевой процент репатриации в Узбекистан.
Государство поддерживает образование на узбекском языке в 57 школах. За государственный счет издаются несколько газет, транслируются передачи на узбекском языке на государственных теле- и радиоканалах. В селе Сайрам работает государственный профессиональный Узбекский драматический театр.

Как-то в приватной беседе я поинтересовалась у заслуженного деятеля РК, популярного певца Атхамбека Юлдашева, не возникает ли у него желания перебраться поближе к соотечественникам, в Узбекистан.

— Мое Отечество — Казахстан, — с обидой возразил он. — Здесь родились мои предки, я состоялся как личность, как певец. С глубоким уважением отношусь к нашему президенту Нурсултану Назарбаеву.
Однако надо признать, что без межэтнических конфликтов, которые местные власти, пряча голову в песок, застенчиво и упорно именуют «конфликтами на бытовой почве», не обходится. Один из последних произошел в конце минувшего лета в узбекском кишлаке Карамурт. 27 августа там произошла крупная межнациональная драка. Казахи и узбеки выясняли отношения, причем привлекли криминальных авторитетов. Власти, а вкупе с ними местные жители, естественно, повторяли, что «причиной массовой драки стало недоразумение».
Сайт оппозиционного «Народного движения Узбекистана» (НДУ) со ссылкой на собственные источники в те дни сообщил, что конфликт был массовым: «Погромщики численностью 150 человек разбивали витрины магазинов, ломали автомобили и такси, избивали таксистов-узбеков». Источники НДУ сообщали о большом количестве избитых, среди которых оказался даже восьмилетний ребенок. По их данным, полиция собрала на месте 150 гильз и заставила местных жителей стереть фото на мобильных телефонах и камерах видеонаблюдения.

Журналист Улугбек Ашур, родственники которого живут в Сайрамском районе, рассказывал, что «к установлению порядка готовы были привлечь армию, а официальных пострадавших оказалось меньше, чем могло бы быть, потому что таксисты их сразу вывезли в Узбекистан через Черняевский пропускной пункт. Возможно, и в этот раз не обошлось без криминальных авторитетов. Это не первый межнациональный конфликт между узбеками и казахами в данном регионе».

Информация о случившемся вызвала бурю возмущения в соцсетях с припоминанием старых обид и обвинениями в том, что «ваши узбеки в Казахстане оскорбляли титульную нацию и получили по заслугам», а также с ответами типа «казахи… пасут баранов у узбеков».
Оппозиционный политик Мухаммад Салих, лидер «Народного движения Узбекистана», отмечал, что напряженные отношения между двумя народами — продолжение политики властей двух стран. «Подобные стычки проходят не первый раз — раньше власти гасили конфликт и закрывали информацию. Милиция на стороне казахского населения. Вопрос надо решать на высшем уровне. Когда лидеры двух стран ведут необъявленную холодную войну, то это отражается и на атмосфере приграничных районов».

Однако даже несмотря на периодически вспыхивающие конфликты, большинство казахстанских узбеков искренне считают Казахстан своей родиной и не собираются его покидать.

Рамзия ЮНУСОВА,
ЮКО

20-02-2015,
Автор : Сауле Исабаева

Источник — camonitor.com

Рубрика: