040653188Первая неделя священного месяца Рамазан в Астане началась с изнуряющей жары. Это большое испытание для людей, соблюдающих пост Ораза. От рассвета до заката солнца постящиеся воздерживаются не только от еды, но и от воды.

С каждым годом количество постящихся увеличивается. Поэтому в обеденное время в столовых и кафе столицы нет обычного «наплыва» людей. Полупустыми оказались и столовые Дома министерств. «Но Ораза здесь ни при чем, — сознались госслужащие, — Во-первых, сезон отпусков, во-вторых, не очень вкусно, и совсем недешево. Стоимость полноценного обеда — от 700 до 1000 тенге. Тогда как в кафе через дорогу можно пообедать и за 500».

В обеденный перерыв на рабочем месте остаются госслужащие, соблюдающие Оразу. И как ни странно, во время, предоставленное им для отдыха, они продолжают работать.

«Я соблюдаю пост с 1994 года, со второго курса университета, — рассказывает начальник управления по связям с духовными учебными заведениями и религиоведческой экспертизе Агентства РК по делам религий Айнур Әбдрасілқызы, — Это мое личное убеждение, потребность моей души».

— Вы совершаете намаз?

— Да, я читаю намаз с 1996 года. Но у меня никогда не возникало мысли о хиджабе. Я — вполне современный человек, со своими убеждениями, которые никаким образом я не проявляю напоказ. «Иман должен быть в сердце человека», — говорила моя бабушка. Вот этому наставлению я и следую.

— Вы читаете намаз пять раз в день?

— Да, я совершаю намаз по всем правилам. Но только во внерабочее время. В исламе много послаблений, в том числе и в совершении намаза. Если нет возможности прочитать намаз в положенное время – это можно сделать и позже. Условия совершения намаза для женщин немного тяжелее, чем для мужчин. Нужна соответствующая одежда, снять косметику и многое другое. В темпе нашей работы даже на обед времени не хватает. Иногда утром нальешь чашку чая и до вечера допить не можешь. Сейчас в государственных учреждениях запрещено читать намаз. Но даже когда было разрешено, лично у меня не было времени. Поэтому, когда я возвращаюсь домой, если успеваю, читаю екінді намаз, выполняю қаза (молитва, которую необходимо совершить – ред.) за все пропущенные намазы. Обязательно совершаю ақшам намаз и таңғы намаз.

— Как вы относитесь к тому, что в государственных учреждениях закрыли молельные комнаты?

— Многие неправильно понимают это ограничение. Это не означает, что госслужащим запретили совершать намаз. Это только соблюдение распорядка рабочего дня. Мои коллеги многие читают намаз, но не на работе, а также, как и я, выполняют қаза намаз. Я лично не видела ни одного сотрудника, читающего намаз в кабинете, и это при том, что все мои подчиненные постятся.

— Сейчас соблюдение поста Ораза для многих молодых людей стало веянием моды. Как вы относитесь к этому?

— Все зависит от помыслов человека. Пост Ораза совершается ради Аллаха и каждый постящийся должен глубоко осознавать это. Именно внутреннее осознание и дает мне силы. Ораза учит меня терпимости и выносливости. Я — творческий человек, все мои научные изыскания и книги были написаны во время Оразы. Потому что пост учит преодолевать трудности и возносить духовную потребность над материальной. Кто-то использует пост, как диету, в этом случае они постятся только ради себя. И это не совсем правильно, диету можно соблюдать в любое время года. Хотя в этом году в основном постятся только те люди, которые понимают глубокий духовный смысл Оразы.

— Почему?

— Поститься летом – это большое испытание. Световой день длинный, да и изнуряющая жара, сами понимаете.

— Что делать, если постящийся не успевает к ауыз ашару?

— Ну и на работе найдется пару глоточков воды, два-три финика. А уже попозже приступать к трапезе. Здесь нет никаких ограничений.

— Не мешает ли Ораза работе в госорганах?

— У нас по этому поводу есть свои шутки. Бывает, что с утра до вечера присесть некогда, ходим голодные. Тогда шутим, надо было держать пост, раз все равно не принимаем пищу. Конечно, усталость к вечеру ощущается, но лучше во время Оразы находиться на работе, чем дома. Особенно женщинам. Время летит незаметно. Тяжелее приходится уже к 20-му дню, организм теряет резервные силы, но пост — это испытание, которое закаляет дух.

«Воздержание в еде очищает не только душу, но и организм, — считает директор Международного центра культур и религий Айдар Абуов, — это таинство постящегося». Айдар Паркулович тоже соблюдает Оразу и совершает Намаз. Но при этом одним из первых поддержал идею закрытия молельных комнат в госучреждениях.

— Был определенный период, когда открывались молельные комнаты, там где они и не нужны. Насколько нужна молельная комната в отделении полиции, строительном участке или министерстве? А если там работают представители нескольких конфессий? А если в их религиозной общине должно быть не пять, а пятнадцать молитв? И все время идти навстречу?

По словам Айдара Паркуловича, в месяц Рамазан многие владельцы кафе и ресторанов бесплатно накрывают дастархан для постящихся.

— Наши предприниматели переняли опыт коллег из Турции и Арабских стран. Когда постящиеся, которые не успевают ко времени ауыз ашара добраться до дома, могут зайти и совершить разговение. Особых затрат бизнесмены от этого не несут, при этом совершают богоугодное дело.

По мнению Айдара Абуова, истинно верующий человек никогда нарочито не показывает поверхностные атрибуты. Главное в религии – состояние души, умение усмирять себя, подчиняться общественным правилам, этикету и законам общества.

040653191

Айнур Коскина, Астана

Рубрика: