ЛоготиВо все времена поэты и писатели стремились, используя все свои возможности, доводить до властей нужды и чаяния народа.

К примеру, Союз писателей Казахстана при Советах представлял собой как бы партию оппозиции к власти.

 

И советское руководство при возникновении каких бы то ни было больших или малых проблем всегда интересовалось позицией писательского сообщества. Это было отличительной чертой прошлого.

 

А сегодня общество не испытывает особого доверия к представителям «зиялы қауым» (с каз. смысловое значение – достойная уважения благодаря своему интеллектуальному потенциалу, заслугам и мудрости часть общества; типа интеллигенции, но смысл значительно шире – перев. Г.Ш.), считая, что ныне они в основном напоминают сборище льстецов и подхалимов.

 

Тем  не менее, в среде современного казахского «зиялы қауым» есть достойные уважения личности, которые своей гражданской позицией разрывают паутину лжи и высоко держат знамя правды и справедливости.

 

Из них, к примеру, можно выделить известного прозаика, обладателя звания «народный писатель Казахстана» Кабдеша ЖУМАДИЛОВА.

 

Мы взяли интервью у Кабдеша-аға, которое предлагаем вниманию читателей.

 

***

— Кабдеш-ага, в последнее время слышно много пророссийских высказываний о том, что «Казахстан должен стать губернией России». Среди них даже есть и наш современник, представитель вашего поколения Олжас СУЛЕЙМЕНОВ.

 

Недавно вышло его интервью, озаглавленное «Нам нужна Россия», в котором он  высказывает мнение о том, что «для таких стран, как наша, полная независимость – состояние невозможное и опасное». Как вы оцениваете это его утверждение? И действительно ли, для нас Независимость – невозможна и опасна?

 

К.Ж.:- В последнее время действительно наблюдается такое поветрие, о котором ты говоришь. Российские газеты открыто пишут, что надо «вернуться обратно в СССР».

Раньше такие высказывания исходили от таких «деятелей», как Жириновский, Зюганов и им подобных.

Но теперь разговоры о необходимости «возрождения Советского государства» заводятся все чаще. И это неспроста.

 

Ведь нынешний российский президент Путин заявил, что «самая большая катастрофа ХХ века – это крах СССР. Нам необходимо использовать все возможности, чтобы возродить тот Союз».

И сегодня  российские идеологи  работают в этом направлении.

 

К сожалению, к этой работе подключаются и некоторые русскоязычные казахи.Но почему подобные им русскоязычные  казахи так боятся нашей независимости?

Дело в том, что они сами и их дети не знают казахского языка, поэтому говорят на русском. А когда Независимость укрепится, и дух  казахского народа проснется окончательно, они останутся как бы одни в пустыне, на задворках общества.

 

Что касается Олжаса Сулейменова, то он один из тех казахов, которые уже давно лелеют мечты о возврате в Советский союз.

Одно время он даже предложил казахам не провозглашать Независимость, а оставить Казахстан в составе СССР на основе конфедерации.

Причина неприятия им Независимости – его русскоязычие.

 

Как бы то ни было, мы все же называем его «казахстанским поэтом» и даже гордимся им.

Тем не менее, в писательском сообществе Олжаса считают «представителем русской литературы».

По-моему мнению, на языке какого народа пишет писатель или поэт, к культуре того народа относится и его творчество.

 

Более того, Олжас Сулейменов сравнивает Казахию с такими слаборазвитыми странами Африки, как Эфиопия, Сомали и Нигерия, которые также в свое время были колониями.

Но на самом деле  у них не было никакой подготовки для создания самостоятельного государства.

 

А у казахского народа с давних времен есть опыт самостоятельного развития, у нас было ханство, то есть отдельное государство.

 

Если рассматривать историю Казахского ханства, то она берет начало от правления Жошы (Джучи) хана. Далее его история продолжилась как ханство под управлением Жанибека-мудрого и Керея до Кенесары.

 

Таким образом, казахская нация в течение четырех веков имела собственную государственность.

И даже при Советской власти мы были одной из союзных республик, составлявших СССР, у нас был свой флаг, свой гимн.

Поэтому Казахию (Қазақ елі) нельзя ставить рядом с отсталыми регионами Африки и сравнивать с ними.

 

В своем романе «Көкейкесті» («О насущном»), вышедшем в 1968 году, я высказал критику в адрес поэмы Олжаса «Земля, поклонись человеку!».

Разве может человек требовать от земли, которая его взрастила, поклоняться ему?

Разве это не есть не совсем здравое рассуждение?

Это сравнимо с тем, как будто ты требуешь от своей матери стать перед ним на колени, и поклоняться ему, своему сыну.

В конце концов, это говорит о таком свойстве характера, как высокомерие, недостойном человека.

 

В своей поэме Олжас, используя всю силу своего поэтического таланта, возвеличивает летчика Гагарина, полетевшего в космос. (А ведь мог полететь любой другой из многих претендентов). Пусть так.

 

Но разве не надо нам противостоять столь неадекватному суждению, о котором говорилось выше, которое вызывает естественное неприятие?

Нельзя же просто так, бездумно соглашаться с любыми, далеко небесспорными рассуждениями, только потому, что так сказал Олжас.

 

— Еще один казах-русофил Нурлан ЕРИМБЕТОВ озаботился тем, что

«казахстанская молодежь сегодня сильно радикализуется, потому что не знает, что такое Советский союз, уже выросло поколение, которое не имеет исторических или братских связей с Россией, Кавказом».

Вы присоединяетесь к мнению политолога о том, что «молодежь сильно радикализуется»?

 

К.Ж. —  Нет, я не согласен с этим утверждением. Известный казахский поэт Магжан ЖУМАБАЕВ говорил, «Я верю в молодежь», Я, как и он, верю в нашу молодежь.

 

Но рабское сознание буквально до костей проросло в сознание старшего поколения. Я назвал многих подобных его представителей «старыми рабами».

Потому что «старые рабы» никогда не поднимут головы. Ибо рабское сознание, рабская психология пронизали все их существо.

 

К примеру, в 1986 году участниками национально-освободительного восстания была молодежь. А почему тогда люди постарше спрятались в своих домах? Ведь за исключением только немногих их представителей, сплошь молодые люди вышли на площадь. Это означает, что у молодежи стремление к свободе намного сильнее.

 

А с Нурланом Еримбетовым я близко не знаком. Знаю только, что он воспитан в русском духе и относится к русскоязычным казахам.

 

Кроме того, я считаю, что прорусски настроенные некоторые наши сограждане-казахи стремятся угодить «верхам», провластным группам влияния.

Дело в том, что наше государство проявляет нерешительность, как бы боится самостоятельности и стремится под крыло Кремля под видом создания Таможенного и Евразийского союзов.

 

А русские заманивают нас к себе, говоря, что «идея создания нового союза является идеей Казахстана». Сегодня Таможенный союз, потом Евразийский союз, а завтра будут подниматься вопросы создания общего парламента и общей границы.

 

И разве в итоге  не получится, что нам ничего другого не останется, как оказаться в возрожденном Советском союзе?

 

— На улицах Алматы везде вывешена реклама одной российской газеты. В ней говорится, «Мы считаем, что можно возродить Советский союз» и завершается призывом «До встречи в Советском союзе».

Но если национал-патриоты или оппозиция хоть одно слово против власти вывесят  на всеобщее обозрение, то такие лозунги уберут сразу. Как Вы думаете, почему указанные плакаты так долго висят?

 

К.Ж.  –  Россия официально не объявляет о своих намерениях, а совершает подобные действия с целью узнать реакцию населения. Так, российское руководство  не высказывается официально на такие щекотливые темы, но использует Жириновского в качестве своего рупора.

 

В последнее время замечаю, что в телевизионных программах каждый день встречается слово СССР.

К примеру, через предложение говорится, «это производилось в СССР», «Если посмотреть на достижения СССР». Или  с тоской  предаются ностальгии: «Каким сильным государством был СССР в свое время! Из-за действий враждебных сил союзные республики разбежались. Из-за этого они вместе с Россией тоже ослабли».

 

Видно, что все это не просто так говорится, через подобные идеологические атаки оказывается воздействие на сознание населения, готовится почва для конкретных действий.

 

А некоторые сегодня с гордостью заявляют, что «в свое время Казахстан был лабораторией дружбы народов».

Но на самом деле, разве это повод для гордости?

 

К примеру, сегодня Ассамблея народа Казахстана является как бы частью той лаборатории. Потому что ее члены занимают более высокое положение, чем мы. Так, представители АНК в Парламент не избираются, а сразу назначаются. В действительности, они стоят выше государствообразующего народа.

 

Не секрет, что в последние год-два мы засомневались, «сможем ли сохранить нашу Независимость»? Но ведь Глава государства построил новую столицу, поставил на ноги новое казахское государство.

И теперь он, после того, как проделана такая огромная работа, наверное, не выпустит в один день свободу из рук? Или я ошибаюсь?

 

К.Ж – Нет. Я тоже считаю, что Глава государства не должен выпустить из рук Независимость.

В принципе, для Н.НАЗАРБАЕВА нет выше звания, чем «Первый Президент Казахстана».

 

Некоторые подхалимы стремятся прилепить на него различные звания. Этим они могут воздействовать на его мироощущение. Ведь если все время хвалить человека, то он постепенно утвердится во мнении, что «действительно, я самый великий».

 

В принципе, причина наших тревог и сомнений по поводу «удастся ли нам сохранить суверенитет?» заключается в следующем.

Мы были самыми последними из союзных республик, объявившими о государственном суверенитете. К примеру, киргизы вышли из СССР 31 августа, узбеки – 1 сентября. А мы только через три с половиной месяца после наших соседей по региону.

 

Я думал, что мы объявим о суверенитете сразу после киргизов и узбеков. Ведь не было никаких препятствий для этого шага. Мы сами не торопились к свободе. Думали, «пусть будет, как получится», сомневались, не веря случившемуся распаду СССР.

 

Затем, 8 декабря Россия, Украина и Белоруссия, как основатели СССР, разбежались на три стороны. И даже после того, мы прождали еще 8 дней на обломках империи с разбежавшимся населением, И только 16 декабря наконец-то решились выйти на свободу.

 

Не заявить о суверенитете было тоже нельзя, иначе нас все стали бы презирать за нерешительность. Вот и пришлось, как бы вынужденно принять Декларацию о суверенитете.

 

Мы получили Независимость без борьбы, без кровопролития. Поэтому мы не ценим ее, не воспринимаем как великую ценность. Получилось, что Независимость сама, открыв ногой закрытую дверь, вошла к нам.

 

Если бы мы получили Свободу, боровшись за нее как Индия и другие страны,  то не были бы таким народом, как сейчас. Если честно, мы пришли к Независимости неподготовленными.

 

И напротив, казахский народ был готов взять Независимость в начале ХХ века, то есть в период, когда было  создано государство Алашорда. В его руководстве были такие казахи, каждый из которых был достоин стать президентом страны. А занять посты министров имели потенциал 20-30 алашордынцев.

 

Вот если бы мы тогда получили свободу, каждый из тех  сыновей Алаша мог бы стать крепкой опорой для независимого казахского государства. Но, к сожалению, тогда не получилось обрести Независимость. Так сложилось в тех сложных исторических условиях, что шанс был упущен.

 

— Сегодня наблюдается стремление столкнуть между собой тех, кто стоит в руководстве страной. Также, к примеру, было и во времена, когда алашордынцы были против большевиков-казахов, было противостояние и с пантюркистами. Как Вы думаете, кто из них, с точки зрения идеологии, нам ближе?

 

К.Ж. – Нам ближе всего деятели Алашорды, которые знали, что нужно нашему народу, заботились о нем. Сегодня мы должны придерживаться пути, указанном в свое время деятелями, идеологами Алашорды.

 

Мы должны предложить нашим последующим поколениям деятельность алашордынцев во имя будущего казахского народа как образец для подражания.

Но, к сожалению, 145-летие Алихана БОКЕЙХАНОВА и 95-летие со дня создания Правительства АЛАШОРДЫ у нас прошли даже хуже, чем свадьба девушки-сироты. Так, две-три газеты опубликовали статьи и все.

 

А ведь на самом деле их юбилеи нужно было широко отметить даже не столько ради них самих, ведь значимость этих событий очень важна для нас, их потомков.

Ведь алашордынцы  знали, что рискуют головой, жизнями ради свободы, но они все равно боролись против Советской власти.

А сегодня некоторые чиновники считают себя выше них, боятся, что их место принизится, если возвысить деяния и заслуги алашордынцев.

 

Известно, что многие Ваши произведения посвящены истории казахов, вынужденных покинуть родную землю в тяжелые времена. Как Вы думаете, почему сегодня приостановлен процесс возвращения казахов-репатриантов обратно на родину?

 

К.Ж. —  Да, действительно, мои романы «Последнее кочевье» («Соңғы көш») и «Земля отцов») («Атамекен») посвящены жизни на чужбине казахов, в свое время вынужденных покинуть родину, чтобы спастись от голода и репрессий.

 

В самом начале процесс репатриации начался хорошо. Но потом все развалилось. Я радовался, когда правительство утвердило квоту приема 20 тысяч семей казахов из-за рубежаЮ ведь это означало возвращение на родину 80-100 тысяч человек.

 

Но сегодня почему-то объявлен мораторий на прием наших соотечественников-репатриантов до 2015 года?  Мы поставили заслон казахам, чтобы сократить расходы на их обустройство. Я считаю, что это преступление перед казахским народом.

 

Некоторые наши чиновники считают, что «Не надо всех зарубежных казахов  полностью перевозить в Казахстан. Пусть возвращаются, кто хочет, а оставшимся там надо оказывать поддержку в части сохранения  родного языка, религии. Пусть они там представляют казаский народ, нашу страну».

Я считаю, что для сохранения их казахской идентитчности есть только один путь – возвращение на родину. А как Вы думаете?

 

К.Ж. —  По моему мнению, зарубежные казахи – наш золотой фонд. До сих пор он сохранялся, но в дальнейшем его сохранность может быть нарушена.

Ведь казахи, проживающие сегодня за рубежом, это не деньги в банке, которые можно получить в любое время.

 

Народ – это живой организм, поэтому подвержен ассимиляции. По прошествии 10-15 лет число наших соотечественников, идентифицирующих себя с родиной, сократится.

 

Уже сегодня в Узбекистане происходит «узбекизация», в Китае – «китаизация» казахов.

В России есть более миллиона казахов, но там нет обучения на родном языке. И что потом станет с ними?

 

Поэтому то мнение, которое ты приводил в своем вопросе, говорит о том, что у таких чиновников душа  не болит о будущем казахского народа.

Если мы сможем из 5-тимиллионной зарубежной казахской диаспоры вернуть назад  хотя бы 3 миллиона, то многие вопросы и проблемы, связанные с сохранением казахской государственности, могли бы решиться сами собой.

 

В свое время Ахмет БАЙТУРСЫНОВ обратился с призывом: «Казахские писатели должны защищать в своих произведениях интересы казахской нации». Как Вы думаете, насколько защищаются в Ваших, а также в произведениях наших современных поэтов и писателей казахские национальные и нтересы?

 

К.Ж. —  Это очень своевременный вопрос.  Я поддерживаю все то, что может принести пользу казахскому народу. И против всего того, что может нанести ему какой бы то ни было вред.

Большинство моих произведений имеют историческую тематику. И в каждом них я старался защищать интересы казахского народа.

Такие мои произведения как «Дарабоз», «Абылай», «Кабанбай» написаны с целью поднять национальный дух, национальное сознание казахов.

 

Есть такие писатели, которые считают, что «не надо ограничиваться только национальной тематикой, нужно поднимать общечеловеческие вопросы».

Я бы им ответил так: «Вы поднимайте общечеловеческие проблемы. А я буду национальным писателем».

Ведь англичане, японцы не ждут, «что же нам скажет Жумадилов в своих произведениях».

А казахи от нас, своих писателей, терпеливо ждут ответа на вопрос «что делать?»

Если быть кратким, для меня важнее всего, если я внесу свой посильный вклад в выбор правильного пути для будущего нашего народа.

 

Источник – zhebe.com

Автор интервью — Серик  ЖОЛДАСБАЙ

Перевод  Гайнижамал ШЕКЕЙ

Рубрика: ,