GERMANY-RUSSIA-MERKEL-PUTIN-PROTEST«Год назад у Владимира Путина были все основания полагать, что его ждет круг почета. Руководя финальными приготовлениями к зимней Олимпиаде, он чувствовал себя осмелевшим за счет нефтедолларовых богатств и наслаждался похвалами таких изданий, как Forbes, называвших его «самой влиятельной персоной в мире», — повествует колумнист The Washington Post Майк Брэдшоу, профессор глобальной энергии в бизнес-школе Уорикского университета. — Однако 2014 оказался его annus horribilis (ужасный год. — лат.) и, судя по всему, стал началом конца «путинской эры».

«У Путина сохраняется высокий рейтинг поддержки, и нет массового движения, протестующего против его режима, — говорится в статье. — Эти обстоятельства заставили многих на Западе полагать, что, независимо от ухудшения ситуации в ближайшее время, Путин останется у штурвала России сколько пожелает. Однако это мнение не учитывает возможность все более вероятного и традиционного для России сценария — кремлевского переворота».

По словам Брэдшоу, Путин весь год совмещал невезение и неблагоприятные события, не поддающиеся его контролю, с собственными невероятными заблуждениями и завышенными претензиями. Так, когда случился Майдан, «он не только отказался признать новый режим в Киеве и до сих пор называет его результатом незаконного переворота, но и захватил Крым, воспользовавшись хаосом». Это вызвало западные санкции против Кремля и физических лиц из его ближнего круга и раскрутило спираль дальнейших событий: конфликт на Восточной Украине с расстрелом малайзийского авиалайнера, издевательства и игры вокруг газового экспорта и бряцание оружием в адрес бывших советских республик. Даже канцлер Германии Ангела Меркель стала называть Путина нечестным, говорится в статье.

Между тем ресурсы Путина, подкрепляющие эту воинственность, базируются на хрупком фундаменте, отмечает автор. «Несмотря на годы риторики о необходимости для России модернизировать и диверсифицировать экономику, страна остается весьма зависимой от энергетического и добывающего секторов», — говорится в статье. «Это равносильно тому, как если бы Путин положил все яйца Фаберже в одну корзину: его псевдоимперский проект основывается на волатильных рынках — энергетическом и валютном, которые оба с легкостью могут подвергнуться влиянию тех самых западных держав, которые он любит провоцировать».

«Растущее мировое предложение нефти привело к падению цен со 100 долларов за баррель летом до менее чем 60 долларов на этой неделе, значительно сжав пресловутую корзину со всеми яйцами Путина», — развивает автор свой образ. При этом в «якобы внушительной российской нефтяной и газовой промышленности» дела и так обстоят неважно. После резкого спада в 1990-е нефтяная промышленность восстановилась во многом за счет добычи из месторождений, унаследованных от СССР, однако, как поясняет Брэдшоу, старые месторождения уже отжили свое и для поддержания экспорта в 2020-х годах нужно развивать новые источники сырья.

«Теперь Кремль столкнулся с многочисленными претензиями на его ограниченные ресурсы: он должен помочь российским компаниям расплатиться по долгам и поддержать банки, — пишет колумнист. — При неизбежной рецессии и падающих доходах от нефтяного и газового экспорта Путину будет сложно всем угодить».

«В то время как Запад, несомненно, будет надеяться, что Путин попытается разрешить ситуацию на Украине и начать эру рыночных реформ, чтобы выстроить более диверсифицированную экономику (возможность, которую он упустил в 2008-2009 годах), более вероятно, что он задраит люки и положится на свой давний подход, основывающийся на диктате государства и управлении сверху», — считает автор.

Брэдшоу не думает, что Путину помешает переизбраться на новый шестилетний срок какое-либо народное восстание в стиле Майдана или «арабской весны». «Более вероятна — на фоне финансового затруднения московских элит — дворцовая революция, при которой приближенные Путина принудят его уйти или не переизбираться в 2018 году, — прогнозирует автор. — Здесь Западу надо быть поосторожнее со своими чаяниями: если эра Путина подойдет к трудному и преждевременному концу, нет никакой гарантии, что преемник будет более сговорчивым, так что может пригодиться старая пословица: «Известный дьявол лучше неизвестного».

Источник: The Washington Post
http://inopressa.ru/

Рубрика: