images (1)Выражение турецкой стороной своей принципиальной позиции по йеменскому вопросу вовсе не означает, что Турция ищет конфронтации с Ираном.

Об этом сказал Day.Az депутат Милли Меджлиса, политолог Расим Мусабеков, комментируя визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Исламскую Республику Иран.

Напротив, считает он, Турция, как соседнее с Ираном государство, заинтересована в развитии экономических и культурных связей.

«Более того, думаю, турецкая сторона понимает, что если Турция и Иран по многим вопросам будут выступать консолидированно и как умиротворяющая сила на Ближнем Востоке и исламском мире в целом, те раздоры, конфликты и гражданские войны, которые мы сегодня наблюдаем в Сирии, Ираке, Ливии, Ливане и Йемене, можно будет хоть каким-то образом взять под контроль и локализовать», — отметил политолог.

По словам Мусабекова, критика Турцией Ирана в связи с событиями в Йемене не исключает диалога и поиска развязки существующих проблем, а также развития отношений между двумя соседними странами.

Говоря о сотрудничестве Турции и Ирана в энергетическом секторе, Мусабеков отметил наличие между сторонами разногласий в вопросе стоимости иранского газа для Турции. По мнению политолога, цена эта действительно фантастическая и значительно превышает цену, по которой Турция получает газ из Азербайджана. И если Иран думает наращивать свое присутствие на газовом рынке Турции, безусловно, вопрос цены должен быть предметом переговоров, и здесь Анкара ждет от Тегерана соответствующих уступок и действий. «В противном случае на этом рынке увеличится доля российского и азербайджанского газа, а для Ирана это означает большие потери», — подчеркнул политолог.

Турция, отметил наш собеседник, заинтересована в диверсификации поставок газа в страну, что предполагает наличие на рынке как азербайджанского и российского, так и иранского газа. Более того, Турция заинтересована в том, чтобы транзит иранского газа в европейском направлении (в случае если это будет возможно) в будущем осуществлялся именно через ее территорию. При этом Мусабеков отметил, что несмотря на то, что Иран имеет огромные запасы и добывает газ в больших объемах, его экспортный потенциал ограничен, что связано с высоким объемом внутреннего потребления.

«Однако говоря и о достижении соглашения по иранской ядерной программе, не нужно ограничиваться лишь вопросом поставок нефти и газа. Ведь сам Иран — это очень большой рынок. У страны есть ресурсы и очень серьезные намерения на развитие, и в этом смысле, появится достаточно большое поле для деятельности турецких компаний. Поэтому Турция, в принципе, заинтересована в том, чтобы санкции были сняты, поскольку это приведет к росту товарооборота между странами», — считает Расим Мусабеков.

В то же время, обязательства, которые берет на себя Иран по обеспечению мирного характера своей ядерной программы, должны последовательно выполняться, отметил он. Определенная договоренность между Ираном и «шестеркой» уже достигнута, и теперь остается ждать подписания соглашения (срок до 30 июня), где все условия будут четко прописаны. «Я думаю, что общественное мнение будет подталкивать иранское руководство как к заключению соглашения, так и к его выполнению. И от этого будут в выигрыше все», — подчеркнул Мусабеков, добавив, что учитывая высокую степень вероятности подписания соглашения, Турция пытается играть на опережение, с тем чтобы в будущем турецкие компании заняли свое место на иранском рынке, в том числе в энергетическом секторе страны.

Коснувшись темы ирано-российских отношений, политолог назвал их сложными, поскольку они предполагают не только сотрудничество, но и конкуренцию как за сферы влияния, так и в нефтегазовом секторе. И в случае если иранский газ получит возможность выхода на европейский рынок, Иран в определенной степени потеснит газовые интересы России в ЕС. Мусабеков объяснил это тем, что Ирану выйти на Европу будет гораздо ближе географически, чем России, которая сейчас рассматривает возможности выхода на европейский рынок через Турцию («Турецкий поток»). Но, тем не менее, все это потребует значительного времени.

Говоря о газовых интересах Азербайджана в Европе и возможном влиянии на них в будущем возможного выхода на европейский рынок иранского газа, Мусабеков отметил, что сейчас республика в этом вопросе лидирует и опережает даже Россию, у которой проект «Турецкого потока» пока находится только на уровне намерений.

«Кто первым приходит на рынок, тот, естественно, обладает преимуществом. Я не думаю, что мы должны беспокоиться по поводу того, что перспектива доставки иранского газа вытеснит нас с европейского рынка. Европа заинтересована в диверсификации и при всех вариантах, которые рассматриваются, Европейская Комиссия отдает преимущество именно азербайджанскому проекту», — резюмировал Расим Мусабеков.

Читать полностью: http://news.day.az/politics/569470.html

Рубрика: