19 мая, 2013 Комментарии к записи Гео-империи (часть вторая). Битвы мировых хищников и Казахский Хартленд отключены

Гео-империи (часть вторая). Битвы мировых хищников и Казахский Хартленд

43634dfdj658- Свобода Слова № 17 (408) от 02 мая 2013 года под названием: «Казахский Хартленд в эпицентре борьбы мировых хищников».Исходя из своей общей природы, империи – это экспансионистские проекты, силой распространяющие свою власть за пределы своей доменной территории. Таким образом, это – захватнические структуры, склонные к экстенсивному развитию в мировом пространстве и к его силовому разделу.Собственно говоря, все государства являются силовыми структурами, охраняющими свою доменную территорию. Но именно империи открыто направлены на расширение своих доменов за счет более слабых государств. Они обладают силой и используют её. Они как хищники, живущие за счет добычи. И символы их соответствующие: орлы, драконы, медведи…Таким образом, империи – это государства-хищники. И как все хищники, они делятся по классам-разрядам.Попробуем произвести имперские разряды. Они, как и у всех экстенсивных проектов, естественно складываются по масштабу этнополитического и этнокультурного влияния имперских центров.  Имперские разрядыПеред первым разрядом для проформы упомянем псевдо-империи. Это – настолько слабосильные государства, что всё их имперство заключалось всего лишь в неадекватном самомнении честолюбцев – т.н. императоров, королей, падишахов и т.п. Внешним признаком псевдо-империи является ничтожное масштабирование власти за пределами их ничтожного владения.А собственно в самом малом разряде существуют «локальные империи». Во-первых, это – «пост-империи». А еще вернее, это – остаточные образования пост-империй (типа поздней Латинской империи), которые уже не имеют ни былой силы, ни влияния, хотя и сохраняют центральные доменные территории. Грубо говоря, столица – без империи, голова – без государственного организма.К этому же разряду отнесем «мини-империи» и квази-империи.Мини-империя, несмотря на собственную малозначительность, имеет в своем подчинении хотя бы один инородческий народ, этнокультура которого отличается от доминирующей монокультуры метрополии.Квази-империя – это суррогат, в котором одно деградирующее государство распространяет свою власть на территорию другого народа, находящегося в стадии еще большего упадка.Таковых мини-империй в мире множество, даже в хельсинкской Европе, достаточно взглянуть на карты той же Шотландии или Басконии... Но судьбы народов бывшей Югославии никому пожелать не хочется. А уж сколько квази-империй.… Надо всего лишь посмотреть этнокультурные атласы Третьего мира… Да и борьба хуту и тутси как-то вспоминается?!Второй разряд – это региональные империи, соответственно своему названию распространяющие власть своего центра в каком-либо регионе мира. Таковых маловато осталось, поскольку глобализация ни одному местному игроку не позволяет организовать свою власть над регионом. В мире уже произошло укрупнение геополитики и «средний вес» перестал обеспечивать самозащиту. Теперь в расчет берутся только наиболее крупные игроки, а «середнячки» или пытающиеся позиционировать себя так страны – или «присоединяются, или гибнут, что мы наблюдаем в череде зеленых революций. Сейчас играют только тяжеловесы. И это – третий имперский разряд.Третий разряд – это континентальные империи, наподобие Китайской империи, создавшей свой субконтинент культуры и власти – цивилизационный «замок конфуцианства».Вариантом и продолжением этого третьего разряда являются пан-континентальные империи. К ним, в отличие от Китайской «стены-крепости», можно отнести Чингисхановскую и Российскую империю, которые одно время были гегемонами практически во всей Евразии. Но они не стали гео-империями, поскольку не смогли перешагнуть через океан и создать там густонаселенные колонии.Антиподным вариантом континентальных гигантов являются трансконтинентальные империи, распространяющие свою власть через океаны (Испания, Англия, Франция и та же Россия – до сдачи Аляски). Они стали прообразами гео-империй, но сами не перешли на следующий уровень, поскольку не смогли распространить свою власть с побережий вглубь Евразийского «мирового острова».Итак, вплоть до новейшего времени гео-империй не существовало. Не было таких структур, которые имели свои реальные интересы и могли защищать их силовыми методами практически одновременно во всех уголках мира.  Гео-империи 20-го векаОни появились только в 20-м веке – две супердержавы: США и СССР. Оба проекта были мировыми соперниками и противостояли друг другу на всех морях и на всех континентах. Их и следует оценивать как гео-империи, создавшие двухполярный мир. Каждая со своей стороны аккумулировали ресурсы подвластного им мира и потому могли поддерживать противодействие по всем точкам глобального противостояния. Все остальные геополитические субъекты в той или иной мере являлись их союзниками, явными и скрытыми.Двумя подлинными гео-империями были только США и СССР. Только они имели ресурсы и, внимание – идеологическую мотивацию для полномасштабного противостояния друг другу во всех уголках мира. В этой связи следует подчеркнуть, что глобализация мира завершилась Холодной войной этих двух гео-империй. Они были империями нового типа – идеологическими империями. В свой абсолют они возвели идеологические стратагемы демократии, понимаемой по-разному: для свободного рынка и для пролетарского большинства.Здесь следует обратить внимание на то, что речь не только о грубой военной или ядерной силе. Речь о том, что обе страны смогли создать свои «цивилизации сознания», экспортировать догматику и создать «духовные колонии». Сражались идеологические доктрины «пролетарского интернационализма» и «демократии свободного рынка».Конечно, обе конструкции являлись мифами на экспорт, но победила демократия «свободного мира». И конец 20-го века прошел под знаком крушения СССР вместе с его социалистическим лагерем и с его идеологией.  Мировое лидерствоПосле двух мировых войн и завершающей их цикл Холодной войны мировая геополитика сузилась до борьбы двух идеологических доктрин и впервые стала слитным всемирным феноменом. Она впервые по-настоящему глобализировалась именно в борьбе двух военно-идеологических титанов. Уже не было отдельных фронтов межкультурных и межгосударственных противостояний. Это когда-то давно локальные конфликты были отдалены друг от друга, а сейчас все они отзываются «по цепочке». Теперь все они включены в глобальную геополитику.Глобализация привела к геополитическому сжатию мирового пространства. Казалось бы, все региональные игроки видят и борются за свои призы, но они – всего лишь второстепенные участники большой игры, правила которой задаются гигантами.В этой игре только один главный приз – мировое доминирование. Такова заданность процесса унификации мира. Она становится выбором мирового лидера и гонкой за лидером. И победитель в этом споре всегда один. Пусть ненадолго, но – один. Таким победителем после взятия Берлина и разгрома Квантунской армии был и Советский Союз.Ему противостояла Америка, хотя в борьбе порой принимали участие еще несколько игроков. За этот приз долго боролась и, наконец, получила его Америка.  Наступил век Пакс-Американа.Что же придает такую значимость Америке. Можно перечислять различные факторы, но достаточно одной причины. Название: США или другая страна в данном вопросе – даже не суть. Причина объективна – глобализация. Она как всеобщее явление тяготеет к общемировой унификации. В своей основе это – всемирное соревнование культур, выражающихся, в том числе, в военно-промышленных комплексах и соответственно геополитических доктринах. И как на всемирной «олимпиаде» олимпионником становится только один, так и геополитика как общемировое лидерство стала достоянием США.  А теперь – Америка или глобализация геополитики по-американскиПо факту только США имеют свои прямые интересы во всех уголках Земного шара. И самое главное – не только интересы, но и способность отстаивать их и продвигать. По сути, в мировой геополитике остался только один глобальный игрок. Это – лидер, по отношению к которому все остальные вызовы являются ответными мерами.Но в каждом достоинстве таится свой недостаток. Во-первых, в таких играх, все, включая союзников, так или иначе, борются с лидером. Во-вторых, Америка достигла мирового лидерства, но оно стало бременем. Да, действительно, субъективной гордости и вполне реальных привилегий стало много, но плата за них для любой империи всегда оказывалась неподъемной. Сколько их уже рухнуло. Но приз столь велик, что ради этой ноши Америка поступилась вопросами своего внутреннего развития. И пришла к дисбалансу. Однако отказываться от имперской ноши она не собирается, а самое главное – и не может. Иначе внешний проигрыш приведет ее к обострению внутренних дисбалансов. Поэтому Америка продолжает нести потери во внешних войнах.И может снова возникнуть вьетнамский синдром, и нация обратится к самому главному вопросу: «А зачем нам всё это было нужно? Зачем нам были нужны такие жертвы в чужих землях, если мы все равно не выиграли».… Это – плата за империю.Этот вопрос в своё время разрушил величайшую Евразийскую империю – Советский Союз. Только он назывался не вьетнамским, а афганским синдромом.Итак, геоимперской целью является единоличное господство во всем мире, или же глобализация по своему образу и подобию. Но для СССР это было – не судьба. Победила Америка. И США можно было бы посчитать в качестве окончательного проекта глобализации, если бы не одно «Но».Глобализация создает всемирный проект и стремится к унификации всего и вся. В том числе и в геополитике, где она стремится к пирамидальному завершению: «один мир – один центр управления»?! На первый взгляд, этим всё и завершилось, ведь США стали империей № 1 в мире и на данный момент являются единственной гео-империей. Но … век империй не бесконечен.…У всякого проекта имеется временной лимит. Это – аксиома. А, кроме того, действует еще один фактор распада. Имперская сущность заключается в экстенсивности развития, то есть в захвате все новых территорий и «поедании» чужих ресурсов. Но чем больше сила давления, тем сильнее сопротивление, это – раз. А во-вторых, чем больше «еды», тем больше проблем с «пищеварением». И обратите внимание, с чего начинаются расчеты американских военных политиков -  с логистики. А она – все сложнее.… Но хищнику «надо жить» … И он платит свою цену и раздувает сферу влияния, из-за чего монолит рано или поздно превращается в пузырь, а затем разлетается взрывом и облаком воспоминаний об империи.  Окончательный раздел или кто падет еще?Если говорить об итогах 20-го века в терминах «реальной политики», то один имперский хищник «уделал» другого и отобрал у него всё, что только смог. Такова сущность геополитики, являющейся продолжением геоэкономики. Эти сферы  являются фронтами столкновения цивилизаций (впрочем, как и идеологические области геокультуры, мировых религий и т.п.). Но только в геополитике, невзирая на флер из разных теорий, суть столкновения остается зримой и прежней: хищники питаются мясом (ресурсами и т.п.) за счет других. Поэтому, когда Второй мир рухнул, то раздел добычи от его распада продолжался вплоть до первого десятилетия нового века. Однако ресурсы всегда конечны. А поскольку у ослабевшего хищника отбирать последнее весьма чревато, то дальнейший раздел был перенесен на окраины двух миров, т.е. в Третий постколониальный мир. Но и так продолжалось недолго. И теперь вновь наступило время для того, чтобы рухнул один из мировых центров и его ресурсы стали «кормом» для остальных.Мировых центров, которые аккумулируют цивилизационные и прочие ресурсы для себя «любимых», всего лишь четыре – США, Россия, Евросоюз и Китай. Кто-то должен упасть. И не факт, что это не будет Россия, Евросоюз, Китай. … Но вряд ли Америка. И пусть существуют «оптимистические прогнозы» о том, что США вот-вот развалятся, но объективных предпосылок для того, что крикнуть: «Король умер – да здравствует король», - не имеется.К тому же, катастрофа США будет пострашнее для мира, чем катастрофа СССР. И возможно как-то неосознанно предчувствуя этот всеобщий коллапс, даже враги волей-неволей поддерживают доллар?!  Ветер над ЕвразиейМир развивается спирально, возвращаясь к экстенсивной модели «поедания» ресурсов, за счет друг друга. Советское наследство разделено и «проедено». Атлантическая империя подходит, возможно, к самому своему пику, за которым может последовать пике – так уже было в истории. Ей снова нужны ресурсы побежденных, хотя бы для того, чтобы не оказаться побежденной самой. И явственно проявляются несколько блоков мировой экономической силы. И они тоже готовы «поедать» друг друга. И кто-то опять должен упасть, чтобы стать «кормом» для экономик других. И для окончательного раздела вновь может оказаться предназначенной Внутренняя Евразия.Гибель Советского Союза стала катастрофой внутренней Евразии (а еще точнее – евроазиатской цивилизации). СССР завершил грандиозный проект Евразии восточных славян и тюрков и пал так же, как и проект Чингисхана и Золотая Орда. В рамках советского проекта Срединная Евразия была «завязана» на единый имперский центр – Москву. Причем завязана жестко, на то она и империя. И поэтому ликвидация советского проекта разом оборвала миллионы связей. Наступил хаос. К счастью, комплиментарность новых независимых элит была достаточной и не позволила хаосу стать всеобщим. Потому человекоубийственные кризисы разразились только в наиболее «непримиримых точках».К счастью казахстанцев, ветры распада коснулись нас поверх. Основной порыв саморазрушения прошел над Россией, Кавказом и Средней Азией. В этот сложный момент элита проявила разумную сдержанность, и Казахстан избежал межгосударственных конфликтов и других масштабных потрясений.Но теперь время полураспада постсоветской Евразии прошло. Борьба за ресурсы актуализировалась в общемировом масштабе. А кладовая Евразии является одним из главных призов. И этот спор будут решать тем или иным способом. Поэтому нам следует сделать выбор… между Титанами. По возможности, исходя из своих интересов, из интересов выживания своего проекта. По большому счету, это – тот интерес, который объединяет всех казахстанцев. Не допустить хаоса в своей внутригражданской жизни. Это – главное, хотя есть и другие наши, свои «внутренние» интересы.  Постимперское цивилизаторствоОбщемировая цивилизация является мифом. Если ею ранее признавалась только Ойкумена, а потом – только европеизированные культуры, то и сейчас общемировая культура считается таковой только номинально. В качестве цивилизации позиционируются гео-культуры только у имперских народов, создавших колониальные империи. Это предубеждение тиражировалось в качестве аксиомы. Оно сквозило в учебниках для колониальных подданных. И оно оставляет следы в их сознании.Метрополии подавляли колониальных подданных не только военно-административной силой, но также и насаждаемым превосходством своей имперской культуры – т.н. цивилизационной силой.И хотя империи развалились, но ни одно большое явление никогда не исчезает до конца. И тем более не исчезает сразу. Поэтому в постколониальном сознании подданных осталась та самая цивилизационная сила, именуемая сейчас притяжением метрополии. Она создает колоссальную инерцию сознания в виде комплекса вторичности. И потому исторический процесс демонтажа не завершен.Поэтому даже освободившиеся колонии до сих пор испытывают культурное и этнополитическое влияние былых метрополий. На их постколониальные этнокультуры продолжается инерционное давление имперских цивилизаций, а также оценочное давление т.н. экспертов по делам подданных. Тем не менее, колониальные культуры, преодолевая жесточайшие кризисы самоидентификации, стали развиваться более-менее автономно.А вот экс-империи до сих пор находятся в пост-имперском цикле. Они находятся в счастливом заблуждении о том, что они по-прежнему велики и склонны видеть только себя в качестве цивилизации. Отсюда и их продолжающаяся цивилизаторская миссия. Она по-прежнему дискриминационная по отношению к Третьему миру Азии и Африки. И теперь она подбирается к Внутренней Евразии. Она не учитывает наших реалий, а насаждает только своё. Это – ветер глобализации – американский Атлантизм.В его сути заблуждаются даже европейцы (возможно, за исключением Франции, поддерживающей дискриминационные меры по защите титульного языка и этнокультуры). Заблуждается и Россия. Более того, самая парадоксальная роль выпала именно ей. Россия сама стала колонией атлантов, но пытается позиционироваться как империя каких-то нео-евразийцев. Эти заблуждения и переоценка своей роли и есть сумерки постимперии, тем более что она сама предназначена к разделу.Евразийская метрополия не урегулировала внутренние противоречия, не воссоздала внутреннюю державность, но пытается по-прежнему исполнять квази-имперские функции в постсоветском пространстве?! Такое давление, производимое в отсутствии силы и с оглядкой на других сильных мира сего – это имитация. А нео-евразийские и неосоветские концепции – это всего лишь фантомные боли о былом беспрекословном подчинении. Они используют то единственное, что сейчас объединяет Россию и постсоветские республики – а это даже не экономика. Их построения опираются только на постсоветскую инерцию и не содержат ничего нового, кроме подчинения во имя великой российской миссии. И не предлагая взамен ничего для «подданных». Это – «мыльный пузырь», свидетельствующий о том, что империя не изменилась даже в статусе пост-империи. А республики уже изменились, они больше не хотят внешнего контроля.И, кстати, нео-имперцы используют то, что Атлантизм является  внешней для нас для всех культурой, т.е. угрозой для идентичности. Но и это играет против них, поскольку республики уже создали общую базу своих независимых идеологий и осознали свои цивилизационные миссии, которые если прямо не отрицаются в нео-евразийской идеологии, то явно дискриминируются. О такой дискриминации явно свидетельствует миф о Куликовской битве, забиваемой в учебные курсы, несмотря на отсутствие исторических источников. И как должны воспринимать этот миф народы тюркского мира?!Это говорит о том, что пост-империи всегда переоценивают свою цивилизационную силу, а вместо межкультурного сотрудничества продолжают навязывать свою былую цивилизаторскую роль. И это – больше чем ошибка. Это – их собственный тупик. Он не случаен, он продолжает имперскую логику: «Никто, кроме нас, так не велик». Этот вывод правилен для империи, идущей на подъем. Но он губителен для пост-империи. Он упирается в стену сопротивления из сознания тюрков, вспомнивших о великих тюркских каганатах и о Золотой Орде. Эту стену уже не уничтожишь. И потому в сознании Евразии продолжается битва империй и битва историй.А на самом деле, это – битва двух пост-империй сознания, просто одна уже стала миражом, а вторая готовится стать фантомом. Российская империя сражается с пантюркизмом и с пантуранизмом. Нео-евразийство не предлагает выхода из этого сражения. У него нет межцивилизационного диалога и нет платформы объединения. Поэтому сознание Евразии расколото.А вот то, что нас объединяет без всяких нео-евразийцев – это инстинкт выживания. Он всегда объединяет сильнее всего. Но нам предлагаются не равноправные союзы, а протектораты. Однако понуждение к миру не есть сам мир. И потому может наступить такое время, когда каждый будет выживать, как сможет. И здесь не надо «резких движений», простонародно называемых судорогами. Казахский Харт-лэнд - Сердце мираВпрочем, нам не стоит заблуждаться в оценке геополитической роли Казахстана в мире. А чтобы не заблуждаться, мы должны построить свою концепцию безопасности, исходя из своих приоритетов и своих возможностей. Нам нельзя обманываться пропагандой о всемирном противостоянии каких-то «империй добра», тем более таких не имеется.Исходным пунктом пока является то, что все мировые события нас «задевают» поверхностно, ветром с далеких океанских побережий. Мы должны следить за межимперскими битвами, но при этом должны помнить, что мы не участвуем в этих сражениях и не получаем от них выгоды. Казахстан не является субъектом этих баталий. Мы – приз и жертва борьбы за Евразию.За Казахстаном в геополитической терминологии закрепилось понятие «сердце мира» (т.н. Хартленд). И во всех геополитических раскладах это – Казахстан. Его геополитическая функция – территория – контроль над всей Срединной Евразией.Вот это и есть приз для империй нового времени. Конечно, контролировать Евразию можно и с побережий и с отдельных «плацдармов» в лице дружественных государств, и, в конце концов – из космоса, но самым действенным контролем остается внутренний контроль. И потому так внимательны к Центральной Азии обе континентальные империи – Россия и Китай. Но если Китай в определенной степени «привык» к тому, что его пытаются контролировать по всему периметру, в том числе, и через былую советскую границу, то для российской геополитики такой контроль является вызовом. Ее самым худшим кошмаром является появление каких-либо «миротворческих» танков и особенно ракет на подступах к Волге или к Уральскому военно-промышленному поясу. Это – шах, но таковы для нее геополитические ставки. И такова цена ставки на Казахстан… Он занимает центральное поле на шахматной доске Еваразии.Но, как ни странно для «особо заинтересованных» сторон, именно поэтому Казахстан выживет при любом геополитическом раскладе. Он заплатит свою цену, но выживет. И это главное. Этот вопрос требует отдельного разговора об основаниях для «сдержанного оптимизма» и о «цене выживания» … Марлен Зиманов z-marlen@bk.ru
Загрузка...

Комментирование закрыто.