путинУже с первого президентского срока было ясно: то, что Ельцин выбрал своим преемником именно Путина и передал ему из рук в руки Российскую Федерацию после первого, тяжелейшего десятилетия перехода от тоталитаризма к демократии – это глобальная политическая ошибка. В 2004 году в статье под таким же названием я пыталась с негативным уклоном в суждениях, для которого уже в то время было достаточно оснований, выяснить, «кто есть таков Путин как преемник власти в РФ?».

Большая ошибка Ельцина.  Чтобы отправить на свалку истории коммунистическую диктатуру на 1/6 части земной суши, История выбрала двоих из правящей партноменклатуры – Горбачева и Ельцина.  Горбачеву судьба уготовила роль последнего генсека КПСС и последнего правителя СССР, а Ельцин стал первым коммунистом, добровольно оставившим партийно-номенклатурную карьеру,  и первым в когорте  потскоммунистических, постсоветских правителей огромного государства. Он возглавил полураспавшуюся империю, выйдя на политическую авансцену на первом витке раскрутки спирали ее упадка и ухода в небытие.

Отметим, что ни тот, и другой не смогли стать великими государственными деятелями новой, назовем ее либерально-демократической формации – видимо, не хватило ни сил, ни умения, ни воли. Однако, это не вина их, а беда. Для великих деяний нужны титаны, свободные духом великие личности. Но, увы, таких не было, и История выбрала, как говорится, «из того, что было»…

Великая миссия освобождения народов на огромной территории  социалистического лагеря, и в том числе в СССР, от коммунистической тирании, диктатуры и тоталитаризма подразумевала три  этапа – слом старого уклада, переходный период и построение новых общественных отношений. То есть поставленную Всевышним эту, задуманную им на стыке двух тысячелетий, в конце 20 и в начале 21 веков, действительно глобальную задачу цивилизационного масштаба и значения, могли  выполнить, как минимум, три человека. И соответственно, один должен был сломать, другой осуществить переход, а третий – внедрить демократию, раз и навсегда закрыв путь для реставрации «империи зла» и возврата к тоталитаризму.

Россия до сих пор блуждает в имперском тумане. Обычно говорят, что «человек предполагает, а бог располагает». Но в случае с Россией, и Всевышний, оказывается, не всегда всемогущ. Опять все пошло не так, как планировали на небесах, то есть планы Всевышнего пошли наперекосяк. Потому что, как сказал поэт, «умом Россию не понять», и она в очередной раз сделала все не так, как положено. Русские в этот раз, может, и хотели сделать как лучше, а получилось, как всегда. Ну сломали империю, ну десять лет переводили страну на демократические рельсы, на которых стоит весь современный цивилизованный мир, кроме самых «тупых». Ну так и дальше, как подсказывает логика, укрепляйте демократию, переходите от «дикого капитализма» к цивилизованному развитию.

чеченская

Ан нет, на третьем этапе власть получил человек, которому по определению нельзя было ее давать. Ошибка Ельцина по своему историческому негативу и для России, и для современного процесса мирового развития сравнима с его решением начать войну в Чечне, о чем он сильно сожалел перед своей отставкой. Ведь Путин не был хотя бы завалящим, мало-мальски известным политиком, не обладал генеральско-маршальскими чинами, не был ученым-экономистом с мировой известностью или без нее, не был хотя бы профессиональным дипломатом, не обладал ничем другим выдающимся, он был просто безвестный офицер среднего звена Конторы Глубокого Бурения, каких в то время было тысячи.

Как получилось, что просто ничем не приметный человек получил власть в России?! В такой сложной стране, в такой сложный период краха империи, идеологии, общественной формации, с такими тяжелейшими экономическими, геополитическими, внутриполитическими, демографическими, региональными и прочими проблемами, и, причем, можно сказать, не приложив малейших усилий?

Тут может быть или только один, или  даже все три судьбоносных для Путина фактора сыграли свою зловещую роль: Ельцин или перестраховался, или его дезориентировали остатки  его в течение многих лет впитывавшегося в кровь и в мозг коммунистического сознания, или он жестоко обманулся видом прилежного мальчика-отличника Володи Путина, ни сном, ни духом не выдававшего жесткого, истинно чекистского (в самом жестком понимании «чекизма») путинского нутра.

К концу своего правления первый президент, как в то время считалось, «новой России» Борис  Ельцин находился  в непоколебимой уверенности окончательной и бесповоротной победы идеалов демократии на территории бывшего имперско-тоталитарного государства. Он добровольно сложил с себя полномочия в полной уверенности, что исполнил возложенную на него историческую миссию – поставил постсоветскую Россию на  демократические рельсы. К тому же к концу ельцинской эпохи многие в стране и за рубежом твердо уверовали в необратимость процессов демократизации в России. «Новая» Россия получила признание как флагман демократических преобразований на территории СНГ. И тут, словно «ежик из тумана» на российскую политическую авансцену тихонько вышел некто Путин.

Ну что ж, все случилось, как случилось. И что теперь? Пути в политике зачастую бывают неисповедимы. На престолонаследника новой России вся огромная страна и весь мир, побаивающийся российской «непредсказуемости», возлагали большие надежды.  Однако была открыта вторая чеченская война, эпиграфом к которой стала неувядаемая фраза Путина о том, что боевиков надо «мочить в сортирах». Как говорится, «no comment», лексика сама говорит за себя. Путинский курс на «мочилово» привел к вспышке терроризма. Далее начались  «политические реформы» внутри страны, экстравагантность которых привела мировое сообщество к поиску ответа на вопрос «who is mister Putin?».

Россия свернула с  пути на демократию.

Беспрецедентность политического реформирования по-путински многими политическими наблюдателями  в Европе, США и в самой России была воспринята как начало процесса свертывания российской демократии. Стали говорить о «возврате к советским временам», о том, что «борьба с терроризмом не может быть поводом для разрушения демократических институтов».

«Политическое реформирование» по-путински в 2004 году преподносилось в виде «реализации конституционного принципа единства исполнительной власти как необходимого условия единства нации». Сюда входит «дефедерализация» федерального государства,  выборы руководителей субъектов РФ законодательными собраниями по представлению Президента РФ. Мир это воспринял как свертывание демократии, и укрепление личной власти Путина, а не государства.

Тогда же был взят курс на воссоздание «великодержавной империи», «великой России» посредством замены федеративного  устройства административно-территориальным делением. Эти имперские замыслы теперь уже воплотились в замысел путинской России о лишении независимости и присоединении к ней Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана и Туркменистана в качестве Среднеазиатского округа РФ, о чем было заявлено устами Жириновского и Лимонова на фоне украинских событий.  Кстати, к 2014 году большинство субъектов федерации типа «добровольно» отказались от высшей должности руководителя как «президента» субъекта  РФ, которая теперь называется «глава», а Президент один – Путин.

А тогда, в 2004 году, даже Ельцин вынужден был заявить: «Трагедия Беслана стала водоразделом. И страна теперь другая после этой трагедии. Власть обязана действовать жестко и быстро. Но при этом я твердо верю, что меры, на которые пойдет руководство страны, будут лежать в русле тех демократических свобод, которые стали ценнейшим достижением  России в последнее десятилетие. Хотя бы потому, что удушение свобод, свертывание демократических прав – это и есть, в том числе, победа террористов. И только демократическая страна может успешно противостоять терроризму».

Путин – «гаишник в кустах». Во внешней политике действия г-на Путина столь же экстравагантно своеобразны, как и на внутриполитическом поприще. Действительно, как говорят, «чекисты никогда не бывают бывшими». «Шапка Мономаха», т.е. президентская должность, изначально была «не по Сеньке». Это натура в формате «а ля Штирлиц», «затаившийся охотник» или «гаишник в кустах», главные качества которых – выждать, вызнать и, когда жертва совершит опрометчивый шаг или расслабится, неожиданно применить силу.

Все мировое сообщество знает: если Путин молчит, притаился, держит паузу – значит, жди от него непредсказуемых решений. Так было и во время разжигания конфликта с Грузией, и вот теперь очередная жертва в руках terrible Путина – Украина. Страна пытается вырваться из удушающих объятий «братской» России, готовой удержать ее в своей орбите, даже если для этого придется утопить украинцев в крови.

Такая же история была и с Грузией, которую Путин хладнокровно  расчленил руками своего зиц-президента Медведева. Тандем «Вован-Димон» в результате пятидневной войны, как говорится, «облапошил» грузин и их расслабленных западных союзников, недооценивших путинский «бонапартизм».

Но тогда Путин хотя бы стремился как-то сохранить свое политическое реноме, выехав в это время с рабочей поездкой на Дальний Восток. Таким образом, агрессором в истории остался Медведев, которому Путин дал возможность вернуть «долг» своему напарнику за подаренный «президентский срок». Ведь в этой жизни за все надо платить, и тем более за такие подарки, как «трон Российской империи». А сегодня он уже спокойно противопоставляет себя мировому сообществу, которому ничего не остается, как констатировать: «Похоже, Путин потерял связь с реальностью».

Ошибка Президента Путина. Но вот уже прошли два первых президентских  срока, затем, после четырехлетней «медведевской» передышки, «раб на галерах» приложил огромные усилия, чтобы получить  право снова стать «рабом» и сесть на весла. И вот уже приближается  середина удлинившегося третьего президентского срока. А  воз, то бишь Россия, и ныне там: на перепутье классических трех дорог – куда ни пойдешь, конец дороги скрыт в тумане.

путин

Проведенная «путинизация всей страны» породила «движение несогласных», протесты «рассерженных граждан», массовые антиправительственные митинги против нечестных выборов, противостояние с властью в формате  «оккупай Абай», что в свою очередь привело к появлению новой волны политзаключенных. И ныне ни сам «Путин и Ко», ни политические оракулы, ни похоже сам господь Бог – никто не в состоянии определить конечную остановку  российского транзита.

Удастся ли Путину, как политику с чекистским мировоззрением, и его команде удержаться от соблазна окончательного увода страны в тоталитарное прошлое и при этом заставить весь мир поверить в перспективность российской демократии?

Сегодня, как и в судьбоносном 1991 году, когда рухнули оковы диктатуры КПСС, перед Россией снова стоят судьбоносные вопросы, требующие столь же судьбоносных ответов. Только вот найдется ли в России какой-нибудь политик или какая-нибудь партия, которые поставят целью спасение России, понимая это не как возрождение  имперской России, а как  трансформацию ее в современное демократическое государство? Одна надежда, что диалектика процесса мирового развития  готовит для России именно этот сценарий.

Рубрика: