обзор казахской прессыВ преддверии подписания Соглашения о создании Евразийского экономического союза в составе Казахстана, России и Беларуси в Интернете и печатных СМИ продолжается обсуждение этого важного события.

Так, на сайте газеты «ҚАЗАҚ ҮНІ» (www.qazaquni.kz 2014-05-06)  опубликовано интервью «Жанат МОМЫНҚҰЛОВ: «Мәңгі одақ жоқ, мәңгілік ұлттық мүдде ғана бар!» («Вечного союза нет, есть только вечный национальный интерес!».

В этом интервью журналист Сеильбек АСАН беседует с кандидатом философских наук, доцентом КазНУ им. Аль-Фараби, замдиректора Института Евразийских исследований (ERI) Жанатом Байжомартовичем МОМЫНКУЛОВЫМ о содержании текста Соглашения ЕАЭС, перспективах нового союза с геополитических позиций, о плюсах и минусах интеграции для Казахстана.

По мнению эксперта, нет ни одного полноценного аналитического документа, который аргументированно раскрыл бы экономическую  эффективность будущего Евразийского союза. Также в  Казахстане не были проведены открытые дискуссии по этой теме на профессиональном уровне с участием специалистов, экономистов, экспертов, при этом решение политической элиты принято от имени всего народа, всего общества, всей страны. Без общественного обсуждения, без учета возможного ущерба для экономики страны в долгосрочной перспективе, без расчета возможных убытков и потерь. К тому же наши переговорщики выходили на переговоры недостаточно подготовленными, что говорит о поспешных решениях и  «сыром» содержании подготовленных документов. Кроме того видно было, что Россия старалась как можно более ускоренно действовать в направлении создания столь тесного интеграционного союза.

Как считает Ж.Момынкулов, с инновационно-технологической точки зрения  Казахстан будет неконкурентоспособен в этом союзе, так как уже сегодня значительно отстает от России и даже Беларуси в этом плане – и по выделению средств на научные разработки, и по количеству научных сообществ, и по количеству ученых, и по научной активности, и по количеству выдаваемых патентов, и по инновационному уровню экономики.

«В общем, я не верю, что у Евразийского союза большое будущее. Во-первых, даже более развитые чем Казахстан в технологическом отношении Россия и Беларусь на мировом рынке входят в число технологически отсталых стран. Самое большее, мы сможем наладить тесные взаимоотношения со своими союзниками в сфере сельского хозяйства и покупать у них сельскохозяйственную  технику по дешевым ценам. Цель стран-участниц ЕАС – «совершить технологический скачок», но это неподъемная задача, ведь просто достичь уровня сегодняшних Японии, Южной Кореи, Германии,  Китая, США, Израиля  и то невозможно. Так что, думаю, невозможно создать «евразийское экономическое чудо, — констатирует эксперт. – К тому же будущее союза зависит от психологии и стратегии Москвы. Если это действительно «инновационный проект» и «равный союз», Россия должна меняться вместе с Казахстаном, признавая за ним этнокультурную самобытность и оборонительный национализм. Тем не менее данный союз видится временным и транзитным, так как по структуре экспорта Россия и Казахстан больше конкуренты, чем партнеры, — считает  ученый.

В числе главных угроз союза  Ж.Момынкулов видит – вероятность перехода экономической интеграции в политическую плоскость, восприятие Западом Казахстана, как пророссийской страны, рост националистических настроений,  усиление информационного давления российских СМИ, давление российского капитала и бизнеса на отечественных производителей, монополию России в сферах управления и организации, подготовки и принятия решений,  и т.д.

Кроме того, эксперт обращает внимание на то, что в соответствии с интеграционными теориями, нельзя забывать о  наличии фундаментальных противоречий подобного евразийского союза, ибо религиозные, расовые, ментальные различия никогда еще в истории не позволяли создавать равные союзы между разными странами.  «Кроме того, Казахстан должен помнить, что не бывает вечных союзов, надо работать во имя вечных национальных интересов», — подчеркивается в интервью.

В завершение интервью журналист выразил надежду, что евразийская интеграция не даст нам слиться с Россией, а, наоборот, поможет найти свой собственный, национальный путь развития в противостоянии с более сильным конкурентом. «Как бы то ни было, мы никому не отдадим свою Независимость, если появятся малейшие сомнения, то мы сразу выйдем из такого союза», — цитирует он казахстанского Президента.

К сведению аудитории, на тему создания ЕАС Ж.Момынкулов выразил свою позицию в докладе «Плюсы и минусы Евразийского союза для Казахстана: экономика или политика» (источник – сайт ORASAM (Кыргызско-турецкий ун-т им.Манаса); на международном семинаре «Таможенный союз ЕврАзЭС: опыт Казахстана и ориентиры Кыргызстана», на сайте  kz.transasia.co (2014-02-07) «Вступление в Таможенный союз не было необходимостью» — Можно было обойтись заключением торгового  соглашения с Россией. Таким образом, мы образовали бы упрощенный вид партнерства».

В истории человечества трудно найти интеграционный союз стран  с разными религиозными традициями и цивилизационными предпочтениями. Опасения, вызванные вступлением в союз, объясняются не столько религиозными  факторами, сколько проблемами сохранения культурно-языковой независимости «Қазақ Елі», то есть Казахской республики», — считает Ж.Момынкулов.

С этим согласна и казахская общественность, потому что до сих пор, почти через четверть века суверенитета, уровень доминирования русского языка  и влияния русской культурной среды через ее доминирование в информационном пространстве на казахскую молодежь все еще очень высокий. А новая ступень интеграции с Россией в Евразийском союзе, безусловно, даст новый импульс языковой и культурной ассимиляции в условиях все еще неокрепшего национального самосознания казахов.

Так,  на сайте газеты «ҚАЗАҚСТАН ZAMAN» (www.kazakhstanzaman,kz  2014- 05-04) в рубрике «Тіл майданы: оян, қазақ!» приводится обращение депутата Мажилиса Парламента РК Оразкуль АСАНҚЫЗЫ к  чиновникам. В обращении говорится: «Сегодня, слава Всевышнему, казахский язык стал языком и науки, и техники. Однако он  еще не стал языком   государственного управления. Поэтому вы все должны немного напрячься, приложить усилия. Надо открыть дорогу на должности в госуправлении тем, кто владеет казахским языком, казахский язык должен стать языком власти. В ваших учреждениях, ведомствах каждый чиновник-казах должен писать на материнском языке и на собраниях тоже говорить на нем. Народ ждет этого. Если вы не будете говорить на государственном казахском языке, если в окружении Президента не будут говорить на нем, то кто будет говорить на нем? Я знаю, вам тяжело освоить и перейти на казахский язык, на русском вам проще, но мы должны сделать казахский язык языком власти…».

«Депутат призвала  чиновников денно и нощно, не жалея сил и времени осваивать казахский язык, являющийся государственным,  чтобы власть, наконец, заговорила на нем. Но вот прислушаются ли к ее призыву чиновники?..» – с сомнением вопрошает редакция газеты.

В число казахских интересов, кроме укрепления казахского языка в качестве государственного, входит и  увеличение численности казахского населения за счет возвращения этнических казахов на историческую родину. Ведь демографический  вопрос перед нашим молодым суверенным государством стоит остро с первых дней обретения  Независимости. Этой проблеме посвящен материал журналиста  газеты «АЛАШ АЙНАСЫ»  (www.alashainasy.kz  2014-05-16) Камшат САТИЕВОЙ «КОБЕЙ, ҚАЗАҚ, КОБЕЙ!» («Казахи, возрастайте числом!»).

В статье говорится, что принятые недавно изменения в законодательство о репатриации этнических казахов на землю предков вновь зажгли огонь надежды в их сердца. В последние годы было возведено много препятствий для возвращения казахов на родину, приостановлена программа «Нұрлы көш» («Светлое  кочевье»). И вот теперь упрощено получение гражданства (в течение одного года) , не требуется доказывать свою платежеспособность в виде  значительного единовременного денежного взноса, будет оказываться социальная помощь и облегчены условия получения постоянного жилья.

По-видимому, правительство приняло во внимание, что человеческие и трудовые ресурсы могут возрасти  двумя способами:  путем повышения деторождаемости и репатриации этнических казахов на родину.Репатрианты – это важная, значительная социальная группа, которые могут оказать благоприятное влияние на укрепление статуса государственного казахского языка, на развитие аула и сельского хозяйства, на процессы возрождения национального самосознания, национальных традиций, культуры.

Было бы хорошо, если хотя бы часть казахов из соседних России (около 1 млн), Китая (1,5 млн.), Узбекистана (1,5 млн),  Туркменистана (100 тыс.), Монголии (80-90 тыс.), Кыргызстана (45-50 тыс.), пока еще окончательно не ассимилировались, вернулись бы на родину. А ведь потомки когда-то вынужденных покинуть землю предков казахов проживают сегодня еще и в Турции, Иране, Афганистане, в странах Западной Европы, Канаде и в других государствах мира.

В любом случае огромная зарубежная казахская диаспора – это наше достояние, ведь призыв «Кобей, казақ, кобей!» –веление времени для  современного Казахстана, который остро нуждается в увеличениии численности населения и трудовых ресурсах – то есть и геополитически, и  внутриполитически, и экономически – такой вывод звучит в завершение статьи.

Картография и топонимика – это две сферы, которые должны быть четко разработанными в любом уважающем себя и беспокоящемся о своей национальной безопасности независимом государстве.

Интервью на эту тему«МӘҢГІЛІК ЕЛГЕ МӘҢГІЛІК БЕЛГІЛЕР ЖЕТІСПЕЙДІ» («В вечном государстве должны сохраняться исконные, вечные обозначения»), опубликованное на сайте газеты «ҚАЗАҚСТАН-ZAMAN» (www.kazakhstanzaman.kz  2014-05-02), журналист Мирас  КЕСЕБАЕВ взял у известного казахского геолога-картографа, знатока  свода  (шежіре)  исторических географических названий на территории  Казахстана  Молдияра СЕРИКБАЕВА.

В колониальный период многие исконные  названия и наименования рек, озер, населенных пунктов, местностей были или искажены, или переименованы на русский лад, или получили ошибочные обозначения, или были забыты вовсе. Как указано в Стратегии-2050, мы строим «Мәңгілік  Ел» (Вечное государство), однако из-за игнорирования исторического подхода к топонимике, картографии мы уже лишились многих исторических, исконных (вечных) названий. А это означает, что и история Казахии частично искажена.

К примеру,название Каменское плато (устюрт) –ошибочно. Во-первых, с позиции геологии у подножий высоких гор плато не бывает, есть «ступенчатая» местность. Поэтому ее называли «текше» (ступенчатость). Перед Тургенем возле озера Шолак начинается Адыратекше на высоте 1500 м над уровнем моря, который доходит до горы Көктөбе близ Алматы. Кстати, исконное название горы – Көкжал тау. И дальше  «текше» тянется до Шамалғана и Үшқоңыра. Вся эта местность не плато, а «текше тау»,-разъясняет геолог.

С 1997 года при поддержке тогдашнего премьер-министра Нурлана БАЛГИМБАЕВА ему удалось вернуть 8 исконных топонимов. Так, на геологических картах Казахстана  Каменское плато обозначено теперь как Терісбұтақ тау, речка Каменка – Терісбұтақ өзені, речка Прямуха – Тіксай өзені, речка Казачка – Жарбұлақ өзені, речка Горельник – Күйгенсай өзені, речка Весновка – Есентай өзені, речка Батарейка – Беделбай өзені.

Название Терісбұтақ тау (то есть гора с растительностью на северной  стороне) впервые нанес на карту в 1911 году русский исследователь РУМЯНЦЕВ Петр Петрович. К сожалению, в окрестностях Алматы нет  указателей с исконными названиями рек и озер, других топонимов.

Много допущено других ошибок, которые не учтены  при составлении карт. Так,  название «Шымбұлақ» исторически правильно будет « Шыңбұлақ». Что касается Бутаковки, то рядом с ней было озеро Бекенбай шириной 8 км. Надо отметить,что слово «арасан» имеет отношение к названиям гор, рек, населенных пунктов. Поэтому правильно будет не «Алма Арасан», а «Алматы Арасаны». Еще в 1931 году в Москве вышла в свет книга «Полезные ископаемые Казахстана», и в ней написано правильно – «Алматинский Арасан».

Кроме того, как считает С.Молдияров, неверно название Иле Алатау, должно быть Алматы Алатау, ведь от р.Или до Алматы 70 км. Илийскими могут быть горы Шолак, Матай, Дегерес, находящиеся рядом с р.Или. Даже Семенов-Тяншанский в 1856 году назвал наши  Алатау – Заилийский Алатау, а позже местность почему-то стали называть Илийский Алатау. То есть имеют место искажения, связанные с тем, что  не учитываются координаты местности. Точно также надо привести в систему названия гор Каратау. Раньше Улкен Каратау назывались Сырдария Каратау, были горы Мангыстау Каратауы – сегодня просто Мангыстау.

В связи с неправильно составленными современными картами искажается и  история страны, отдельных регионов, местностей. Мало того, мы теряем много своих национальных ценностей, а при создании Казахской автономии потеряли и свои исконные территории.  Хорошо еще, что благодаря Ахмету БАЙТУРСУНОВУ мы сохранили за собой Костанайскую область, а то бы ее присоединили к Челябинской.

К сожалению, из-за отсутствия в то время достоверных карт с этнографическими, этническими, археологическими обозначениями территории, водных объектов, мест исторических захоронений получилось, что могила Сырыма ДАТОВА  осталась на территории Каракалпакстана, великого КУРМАНГАЗЫ – на территории России в Астрахани, батыра Жалантоса – в Самарканде, Толе би – в Ташкенте,  – отметил Серикбай МОЛДИЯРОВ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рубрика: