обзор каз.прессы 14 марта, 2015 Комментарии к записи Гайнижамал ШЕКЕЙ. ОБЗОР КАЗАХСКОЙ ПРЕССЫ: «РОССИЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ГАРАНТОМ БЕЗОПАСНОСТИ ДЛЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ» отключены

Гайнижамал ШЕКЕЙ. ОБЗОР КАЗАХСКОЙ ПРЕССЫ: «РОССИЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ГАРАНТОМ БЕЗОПАСНОСТИ ДЛЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ»

скачанные файлыНа сайте «АЛАШ АЙНАСЫ»опубликован материал Кәмшат САПИЕВОЙ «Досым Сатпаев: Россия не может быть гарантом безопасности Центральной Азии» (25 фев.2015г. «Досым Сәтбаев: Ресей Орталық Азияның қауіпсіздігіне кепіл бола алмайды»). Как пишет журналист, «недавно российский военный аналитик Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР дал интервью изданию «The Village». По его мнению, «если в Узбекистан придут исламистские силы, то мы можем лишиться космодрома Байконыр. В случае совершения исламистами вооруженного переворота в Узбекистане, они могут напасть на российские военные объекты в Казахстане. Причем нестабильность может охватить всю Центральную Азию». Далее приводится отрывок из интервью российского эксперта: «Исламское движение Узбекистана (ИДУ) признает государство Исламский халифат, в планах которого утвердить ИДУ как отделение ИГИЛа на всей территории Центральной Азии. Однако, я думаю, что ИДУ не намерено принимать участие в вооруженных действиях на Ближнем Востоке. Причем эта организация не считает нужным бороться и за Афганистан, который они оставят пуштунам, а сами войдут в Узбекистан. Пока что ИДУ сидит наготове, ожидая возникновения там нестабильности. В Узбекистане возможен государственный переворот, как это произошло в Египте. При этом надо отметить, что у узбеков нет такой большой армии, как в Египте. Узбекская армия небольшая и недостаточно хорошо вооружена, поэтому она неспособна дать отпор исламистам. Возможность возникновения нестабильности в Центральной Азии весьма вероятна. В результате появятся миллионы беженцев. И если Россия лишится Байконыра, а также таких стратегических объектов как полигон «Сары-Шаган» в Казахстане и база «Окно» в Пяндже, то это будет для нас невосполнимой потерей. Мы перестанем быть космической державой. С учетом того, что из-за ситуации с Украиной наши руки связаны, в случае падения Узбекистана нам придется сражаться на двух фронтах». По этому поводу приводится мнение казахстанского политолога Досыма САТПАЕВА, который, как пишет автор статьи, считает, что «подобные рассуждения российских экспертов имеют целью посеять страх среди центральноазиатских государств, при этом пытаясь внушить им мысль о том, что они еще не сформировались как дееспособные, самостоятельные государства. А Россия, якобы, является единственной опорой для республик постсоветского пространства, способной защитить их от внешних врагов».images (3) Досым САТПАЕВ, политолог: «Разумеется, подобные умозаключения имеют право быть высказанными в качестве прогнозирования возможного развития событий. Но я считаю, что это интервью имеет не аналитическую, а идеологическую основу. Вообще-то надо отметить, что российские эксперты зачастую «грешат» составлением абсурдных прогнозов. В их среде есть «аналитики», которая взяли за правило рассуждать исходя из того, что Россия типа «приватизировала» постсоветское пространство, на котором все еще не сформировались новые самостоятельные государства. В своих заявлениях эти «эксперты-идеологи» пытаются утверждать, что только Россия может быть им опорой и защитой, поэтомуони должны согласовывать с бывшей метрополией свою внешнюю политику. Именно это является их главной целью. Между тем, у каждого постсоветского государства Центрально- Азиатского региона есть своя траектория развития. За эти годы в Туркменистане власть сменилась один раз, в Кыргызстане – два раза. Думаю, что в Казахстане и Узбекистане смена власти будет происходить плавно, без потрясений. А то, что безапелляционно, без серьезных аргументов и фактов заявляется о том, что в Казахстане и Узбекистане имеются условия для внутренней и внешней политической дестабилизации, говорит о полнейшей политической безграмотности таких экспертов. Ясно, что они стараются раздуть пожар из ничего в интересах бывшей метрополии для того, чтобы создать ей имидж гаранта безопасности на постсоветском пространстве. Хотя из ситуации с Украиной нетрудно понять, что Россия не может выступать в роли такого гаранта». В статье «Какие цели преследует Китай?» (сайт «ҚАЗАҚ ҮНІ», 17 фев. Сейілбек АСАН «Қытайдың көздеген мақсаты қандай?») отмечается, что почти полумиллиардный Китай стремится стать мировым гегемоном. По военной мощи, опередив Россию, он сегодня находится на втором месте в мире после США. В условиях нынешнего мирового экономического кризиса только два государства чувствуют себя уверенно – и Китай одно из них. Конечно, быть соседом такой страны нелегко. Протяженность границы Казахстана и КНР составляет 1782 км, из них 1215 км – по суше, 566 км – по воде. По мнению ряда экспертов, в последнее время влияние Китая на Центрально-Азиатский регион постепенно усиливается.К тому же, как заявил одной из американских газет генерал армии КНР Лю ЯЖОУ, «Центральная Азия – это огромный подарок Китаю от Всевышнего». В иностранных СМИ отмечается, что в столицах государств Центральной Азии открыты Центры Конфуция, где проводится обучение китайскому языку. Китайские нацкомпании через строительство нефтегазовых, железнодорожных и автомобильных магистралей активно внедряются в Центрально-Азиатский регион. После того, как Председатель КНР Си ЦЗИНЬПИН занял пост руководителя государства, он в первую очередь посетил РФ и постсоветские государства Центральной Азии – Казахстан, Туркменистан, Узбекистан и Кыргызстан. По мнению экономических аналитиков, сегодня доля Китая в экономике Казахстана превышает 30%. Как отмечает министр торговли КНР Цзян ЯОПИН сегодня Китай стал крунейшим торговым партнером Казахстана и Туркменистана, затем идет «тройка» Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Россия как торговый партнер Казахстана – на втором месте после Китая. Через территорию Центральной Азии посредством железнодорожного транспорта Китай начал поставлять свои товары в Европу. Во время визита в Казахстан в своем выступлении в Назарбаев университете Си ЦЗИНЬПИН заявил следующее: «Китай стоит на пути мирного развития и будет проводить независимую и мирную внешнюю политику. Мы уважаем мирный путь развития других независимых государств и не будем вмешиваться во внутреннюю политику стран Центральной Азии. Китайская сторона не допустит агрессии в регионе». Надо отметить, что в богатом полезными ископаемыми Центрально-Азиатском регионе сегодня пересекаются интересы трех великих держав – США, РОссии и Китая. Во время экономического кризиса, начавшегося в 2006 году, США и Россия были вынуждены больше заниматься своими проблемами. А КНР, воспользовавшись ситуацией, стала главным игроком в экономике стран Центральной Азии, привнеся сюда свою модель развития, показывая свое стремление и возможности стать экономическим локомотивом в регионе. Кроме того Китай в отношениях с экономическими партнерами не ставит обязательным условием для сотрудничества приверженность демократическим ценностям.Отчасти это является одной из причин «привлекательности» Китая для центральноазиатских государств. Вместе с тем у казахстанцев вызывает опасение тот факт, что численное присутствие китайцев в стране постепенно увеличивается, часто это достигается незаконным путем. Известно, что китайцы не ассимилируются в чужой стране, наоборот, они держатся вместе, организуя этнические сообщества. Создают чайна-тауны, то есть места компактного проживания, пропагандируя китайский образ жизни. Причем, проживая за рубежом, они делают все возможное для развития китайской экономики По мнению аналитиков, зарубежные китайские диаспоры много сделали для подъема отечественной экономики и привлечения инвестиций в родное государство. В нашей южной столице Алматы сегодня насчитывается более 100 китайских кафе и ресторанов, работают 270 совместных казахстанско-китайских предприятий, 2 китайских банка, 48 автозаправочных станций, торговый центр «Ялянь», торговые точки в крупных казахстанских торговых центрах, функционируют китайский культурный Центр, Центр изучения китайского языка при Казахском государственном университете, Институт Конфуция. По мнению некоторых экспертов, численность постоянно проживающих в Казахстане китайцев составила уже сотни тысяч человек, но конкретных статистических данных нет. В казахстанском обществе преобладает точка зрения, что китайское присутствие представляет угрозу для национальной безопасности страны. Однако Китай считает, что для него также исходит угроза со стороны Центральной Азии. Наш восточный сосед боится, что страны региона могут стать прибежищем и плацдармом для сепаратистов Синьцзяня. Так называемая «синьцзянская проблема» послужила для Китая причиной для выдвижения инициативы по созданию Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). Вторая причина – не допустить, чтобы Центральная Азия полностью попала под влияние США. По мнению ряда экспертов, ШОС для Китая нужна как временный инструмент влияния на переходном этапе. Все соглашения, принятые в рамках ШОС, имеют силу до 31 декабря 2020 года, то есть до того времени, как Китай станет «центром мира». Ведь по планам Пекина, Китай к 2020 году должен стать самым сильным и богатым государством планеты. И, как полагают некоторые китаеведы, «с этого времени Поднебесная начнет ставить своим соседям жесткие условия». Это можно считать ответом на вопрос, кот орый часто подни мается в казахстанском обществе: «Китай представляет опасность для Казахстана, или нет?», - заключает автор статьи. На сайте «ҚАЗАҚСТАН-ZAMAN» в статье «Как ускорить возвращение наших братьев-соотечественников на историческую родину?» (Өкей ҮРІМХАНҰЛЫ «Бауырлар көшін атажұртқа қалай бұрамыз?», 26 фев.) в очередной раз поднимается вопрос о проблемах оралманов. Автор статьи вернулся на землю предков в начале 1990-х годов, но в Монголии остались замужняя дочь со своей семьей и еще несколько родственников. Поэтому созданные в последние годы препятствия для оралманов волнуют его и других наших соотечественников, проживающих за рубежом, но мечтающих вернуться на родину. Автор статьи предлагает ряд мер для активизации и улучшения условий процесса репатриации: - Необходимо создать Агентство по миграции. Руководителем ведомства назначить оралмана, имеющего гражданство Казахстана, пользующегося авторитетом в обществе, обладающего организаторским талантом, хорошо знающего все проблемные вопросы миграции, имеющего жизненный опыт. Это могут быть, к примеру, Киянат ЗАРДЫХАНҰЛЫ, прозванный «монгольским Ельциным», или доктор наук Досан БАЙМОЛДАҰЛЫ. - Агентство должно иметь необходимые полномочия, что придаст ему авторитет, и напрямую подчиняться Президенту страны. - Сегодня оралман должен сдавать документы для получения гражданства в областные органы миграции. Надо упростить этот процесс, будет достаточно, если документы сдавать в районные органы миграции, а не заставлять прибывших оралманов ездить в областной центр, где нужно искать место для ночевки, иметь деньги на питание и проезд. Справка, подтверждающая что оралман этнический казах, не нужна, ведь в удостоверении личности и в паспорте указано, что «национальность – казах». - Пока оралман не получит гражданство Казахстана, в стране прежнего пребывания не исключают из гражданства. А если оралман заранее выйдет из гражданства прежней страны пребывания, как это сегодня обусловлено правилами миграции, то как он будет проживать в Казахстане, не имея документов? - Также было бы логично, если справку о том, что оралман не имеет судимости, в порядке международного сотрудничества истребовали суд, прокуратура, органы полиции страны прибытия оралмана. - Дипломы об образовании , полученные в стране выезда, должны признаваться в стране прибытия, оралман должен иметь право устроиться на работу по своей специальности. - Если в Казахстане имеется государственная необходимость демографического развития северных территорий, то «особые условия» должны создаваться не только для оралманов, но и для местного населения. Должна быть разработана госпрограмма стимулирования переселения из густнаселенных областей в северный регион, и тогда желающих перехать сюда на постоянное жительство будет много. - Главная проблема для человека – это обеспечение жильем. Этот вопрос требует решения в первую очередь. Если квота на получение жилья будет достаточной, недостатка в переселенцах не будет. - Термин «оралман» звучит как-то бессердечно, от него веет холодом, люди чувствуют себя пасынками на родине. По-моему, слово «агайын» более приемлемо. Предлагаю «оралман» заменить другим словом, более подходящим, «зиялы каум» общими усилиями может подобрать ему замену. Возвращение значительной части многомиллионной зарубежной казахской диаспоры на историческую родину – это очень важный аспект будущего казахской государственности, поэтому подход к решению этого вопроса должен быть государственным!», - призывает автор статьи.

Комментирование закрыто.