а

 

 

 

Сегодня постсоветское евразийское пространство вновь становится полем для очередного геополитического переформатирования. И от того, каков будет исход или конечный результат этого процесса зависит будущая политическая карта субконтинента и политическое долгожительство ныне существующих на этом пространстве государств и народов.

 

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ МЕНЯЕТСЯ

НА ПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЕКТОР

 

На недавнем октябрьском заседании Евразийского экономического совета в Минске явно просматривался некий идеологический разлад между тремя странами-учредителями Таможенного союза (ТС) – Казахстана. России и Беларуси.

 

И сама атмосфера встречи, и нервозность глав государств, и сенсационные предложения сторон по расширению ТС – все это указывало на то, что внутри интеграционного процесса накатывают волны непонимания, недовольства друг другом.

 

Как и следовало ожидать изначально, оказалось, что РФ с ее несоизмеримыми параметрами и по территории, и по численности населения, и по экономическому потенциалу, и по геополитическому весу уже начала давить на своих союзников по ТС, вызывая у последних жалобы на несправедливость и угнетение со стороны России.

 

И тем не менее все-таки договорились о новой встрече в декабре нынешнего года, последней перед предполагаемым подписанием Договора о создании Евразийского экономического союза в мае 2014 года.

 

Причем, как выяснилось, несмотря на нестыковки в процессе функционирования Таможенного союза и серьезные претензии к выполнению условий взаимовыгодной торговли, желающих присоединиться к интеграции в рамках ТС оказалось предостаточно.

 

Однако, как отметил на заседании казахский Президент, «уже «проявляется явная политизация» в работе Евразийской экономической комиссии. И чтобы нивелировать гегемонистские устремления России, предложил «принять в ТС страну с крупной экономикой Турцию и тогда все вопросы отпадут».

 а

В ответ В.ПУТИН заявил, что «такой же интерес проявляет и другая крупная экономика, одна из самых крупных экономик в мире – Индия». При этом подчеркнул, «только что у нас в гостях (с визитом в РФ) был наш большой друг, Премьер-министр Индии».

 

Ясно, что российский коллега Н.НАЗАРБАЕВА не допустит вступления в ТС Турции, как союзника Казахстана, но антипода Армении и Сирии.

 

Зато «большого друга Индию», и самого верного сателлита России в СНГ Армению и российского протеже Сирию В.ПУТИН, видно, готов принять с распростертыми объятиями.

 

А это, при здравом размышлении, указывает на то, что формат Таможенного союза и будущего Евразийского экономического союза уже сейчас кардинально меняется на геополитический проект, разрабатываемый под конкретного политика – российского Президента Владимира ПУТИНА.

 

Что касается Сирии, то Н.НАЗАРБАЕВ с сарказмом прокомментировал: «Я слышу, многие говорят, что Сирия хочет вступить в Таможенный союз! Я когда услышал это, конечно, вздрогнул. Но потом подумал и пришел к утешительным выводам, что откроются неожиданные возможности.

 

Кроме беспошлинного ввоза оружия туда и ослов с верблюдами обратно, можно будет говорить о подлинно глобальной интеграции. Правда, придется повоевать с повстанцами, а потом поучаствовать в восстановлении разрушенного народного хозяйства Сирии…».

 а

О важности проекта создания Евразийского союза для России и лично под В.ПУТИНА говорит тот факт, что при подготовке к заседанию ЕЭК российская сторона не сидела, сложа руки и ожидая, что все сложится само собой…

 

Так, не случайно в начале сентября Президент Армении Серж САРГСЯН прибыл с визитом в Москву. Потом, по итогам встречи, стало известно о намерении Еревана вступить в Таможенный союз.

 

Хотя, как оценивали эксперты, «в перспективах двусторонних отношений в последние месяцы появилась определенная  паника, потому что на сегодняшний момент Армения находилась на историческом перепутье».

 

Действительно, с одной стороны, на 25 октября было запланировано заседание Евразийского экономического совета, на котором должно было быть принято решение о принятии Армении в ТС, куда бывшая метрополия давно и настойчиво приглашала республику.

 

А с другой стороны, через месяц , 28-29 ноября на Вильнюсском саммите «Восточного партнерства» предстояло подписание рядом стран договоров об ассоциативном сотрудничестве с ЕС, в числе которых могла быть и Армения.

 

Дело в том, что соглашение об ассоциации с Евросоюзом должно подготовить страны, претендующие на членство в Евросоюзе, к последующему вступлению в ЕС.

 

Понятно, что Армения оказалась между Европой и Россией. Хотя выбор, можно сказать, был предопределен нерешенностью «Карабахского вопроса» с Азербайджаном еще со времени краха СССР. Как известно в этом вооруженном конфликте Россия поддержала Армению, которая по сей день является «форпостом России в Закавказье».

 

В общем, для Армении принятие решения о вступлении в ТС было шагом воленс-неволенс и предложением России, от которого нельзя отказаться. Раньше Ереван отказывался под предлогом отсутствия общих границ со странами Таможенного союза, но час икс все же настал, и на этот раз отступать уже было некуда.

 

В конце концов, по мнению эксперта Российского совета по международным делам Вадима МУХАНОВА, «С. САРГСЯН сделал прагматичный выбор», так как «понятно, что ключевой вопрос в силу региональной специфики для Армении далеко не экономика, а вопрос безопасности. Только Москва на сегодняшний день дает реальные гарантии, чему свидетельством служит российская база в Гюмри».

 

Таким же «форпостом» для РФ, только на западе Азии, является для России Сирия, на территории которой также есть российская военная база. И Россия не может допустить, чтобы Средиземное море стало «внутренним озером НАТО».

 

«УКРАИНО-ТУРЕЦКИЙ ГАМБИТ»  ДЛЯ  ТАМОЖЕННОГО  СОЮЗА

 

Так же, как и Армения, Украина встала перед выбором на перепутье двух дорог – стать членом евразийского Таможенного союза с соседями по СНГ или подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом в ноябре на Вильнюсском саммите.

 а

Как уже стало известно, по выражению белорусского Президента Александра ЛУКАШЕНКО, «не чужая нам Украина», выбрала европейский вектор. Этот исторический выбор стал для бывшей советской республики судьбоносным, во многом обусловленным напряженными отношениями с Россией в течение всего двадцатилетнего постсоветского периода суверенного развития.

 

Известно, что Россия – «упертый партнер» на международной арене, и это не придает ей привлекательности. Тем более что Украина уже, наверное, устала от бесконечных «газовых», «конфетных» и прочих экзотических войн с Россией, от распрей из-за Севастополя, Крыма, еще был конфликт из-за косы Тузла. К тому же сегодня за газ Украина платит России  в четыре раза дороже, чем, к примеру, Германия.

 

К тому же, за много веков у Украины накопилось много претензий исторического характера к «москалям».

 

И вот, наконец, дороги разошлись. Чему отчаянно сопротивлялась Россия, предвещая всякие ужасы, мол, украинцев без «старшего брата» ждут буквально «холод и голод».

 

В то же время схема сотрудничества с ЕС в рамках ассоциации до этого неплохо сработала в Польше и Турции, Так что у Украины есть исторический шанс вырваться на европейский простор из российской орбиты с ее вечными надеждами на «светлое будущее», которое почему-то все никак не настает и неизвестно, настанет ли когда-нибудь вообще.

 

К тому же неизвестно, сможет ли бывшая метрополия сохраниться лет через 30-50, с ее ускоряющимся центробежным разгоном на фоне разгула ксенофобии, неумеренного пития, демографической катастрофы и устрашающих размеров коррупции.

 

Что касается Турции, то, по словам директора Института стратегической мысли Турецкой республики, доктора социологических наук, профессора Ясина АКТАЯ, когда страна в 1994 году стала членом Таможенного договора с ЕС, ожидалось, что это может навредить ее экономике. Однако этот шаг, наоборот, поднял экономику Турции, так как выросла внутренняя конкуренция (Day.Az).

 

Как отметил эксперт, в последние десять лет Анкара ведет политику развития свободной экономики, и одним из ее приоритетов является развитие экономических отношений со всеми странами/

 

В то же время отмечается, что «год назад Анкара вела переговоры по вступлению в Евразийский таможенный союз, но на данный момент они потеряли свою актуальность».

 

Наверное, Турция поняла, что экономикой в ТС не пахнет, а все строится на голой политике. Да и Россия, наверное, намекнула, что чисто из-за политики Армения предпочтительнее, и ей будет неуютно в ТС из-за Турции.

 

К тому же, по мнению Я.АКТАЯ, «Таможенный союз России, Казахстана и Беларуси не может стать для Турции альтернативой Евросоюзу».

 

А это, действительно, бесспорно. Одно дело, уже устоявшийся и предсказуемый ЕС, чем химерический Евразийский ТС во главе с очень даже непредсказуемой Россией.

 

МОЖЕТ  ЛИ  ИНТЕГРАЦИЯ  СТАТЬ  ОПОРОЙ

ДЛЯ  КАЗАХИИ  В  ЭТОМ  КАЧАЮЩЕМСЯ  МИРЕ?

 

Ответ: Да, интеграция может стать опорой для Казахии. Но при одном обязательном условии – если Казахстан сам возглавит евразийскую интеграцию.

 

Ну, во-первых, инициатором постсоветской евразийской интеграции, ее идейным вдохновителем является казахский Президент.

 а

Как известно, во время визита в Москву в 1994 году, выступая перед студентами МГУ. Н.НАЗАРБАЕВ впервые озвучил концепцию  интеграции на основе консолидирующей идеи евразийства.

 

Однако, «официальная Москва хранила молчание: никаких комментариев, никакой реакции. Потом выяснилось, что дело в элементарной политической ревности. В Кремле посчитали, что Н.Назарбаев «поторопился» со своими идеями,  сначала надо было посоветоваться с Б.Ельциным, пригласить в соавторы российского президента».

 

К тому же, «очень болезненной была реакция некоторых соседних центральноазиатских стран. Там подумали, что Н.Назарбаев ратует за постепенный роспуск СНГ и восстановление СССР с созданием наднациональных органов.

 

Скорее отрицательной, чем положительной была реакция Киева.

 

На Западе тоже подумали, что Москва занимается «собиранием земель» после того, как было решено создать Таможенный союз. Это внушали сами российские чиновники, заявляя, что начался процесс восстановления СССР» (Токаев К.К. «Преодоление»).

 

Кстати, российские чиновники пытались внести пункт о политической интеграции в Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях, который принимался перед созданием Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС).

 

Как отмечает К.ТОКАЕВ, «И только по настоянию казахстанской стороны этот пункт был вычеркнут из проекта Договора».

 

Во-вторых, «за исторически обозримый период Евразия (суперэтнос) объединялась три раза (Л.Н.Гумилев).

 

Сначала ее объединили тюрки, создавшие обширный каганат, который охватывал земли от Желтого моря до Черного.

 

На смену тюркам пришли монголы.

 

Затем, после периода полного распада и дезинтеграции инициативу взяла на себя Россия, выступившая в роли наследницы Тюркского каганата и Монгольского улуса.

 

Объединенной Евразии во главе с Россией на западе противостояла католическая Европа, на Дальнем Востоке – Китай, на юге – мусульманский мир.

 

Но настало новое время, новая эпоха, а вместе с ней новые исторические и политические реалии.

 

Как считает Н.ГУМИЛЕВ, восемнадцатый век стал последним столетием акматической (высшей пассионарной) фазы российского этногенеза. Сейчас страна вступила в совершенно иное этническое время – фазу надлома, у которой приближается финал. Но России еще предстоит пережить инерционную фазу – триста лет золотой осени.

 

В это время ей предстоит создать культуру, которая как наследие перейдет грядущим потомкам.

 

А, возможно, будут новые пассионарные толчки на огромных евразийских просторах – на территории Европы, Китая, той же России, Казахстана. Монголии.

 

Таким образом, можно ожидать новую, четвертую интеграцию Евразии. И как знать, может, снова тюрки снова встанут во главе этого процесса?

 

В этой связи, есть довольно любопытные мысли по поводу евразийской интеграции у некоторых российских экспертов-экономистов.

 

Так, в статье Михаила ХАЗИНА, «Недавний саммит ЕврАзЭС в Минске»(notum.info) говорится, что «пафос Назарбаева был значительно более глубок», чем простое предложение о принятии Турции в ТС, и «его речь является стратегически важной для будущего всего евразийского пространства».

 

Далее автор говорит о том, что Назарбаев видит потенциальную новую реальность, которая заключается в создании евразийской торгово-валютной зоны на территории, значительно превышающей СССР и являющейся одним из центров силы посткризисного мира.

 

Не есть ли это тот самый четвертый круг евразийской интеграции, который должен сменить третью интеграцию во главе с Россией, завершающей свою историческую миссию?

 

Вот мнение еще одного российского эксперта, директора аналитического департамента компании «Альпари» Александра РАЗУВАЕВА, высказанное в интервью газете «Время»: «Порой я задумываюсь, а почему было решено, что Россия – наследница СССР? А может у Казахстана на это больше прав? Опять же, если вспомнить историю, национальный состав Золотой Орды был близок к национальному составу Казахстана».

 

При этом российский эксперт считает, что Россия должна отказаться от «рубля», вместо которого надо перейти на единую евразийскую валюту «алтын».

 

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ?

 

Конечно, любую, даже самую благую идею, можно или блестяще провести в жизнь, или извратить до неузнаваемости. Чем, сейчас, в принципе, и занимаются российские политики в отношении назарбаевской концепции евразийской интеграции.

 

Само по себе евразийское объединение, по аналогии с Евросоюзом, может принести пользу в экономической и гуманитарной областях.

 

Но ясно и то, что на этот путь в СНГ вставать все еще рано, ведь экономический потенциал и молодых суверенных государств все еще не отвечает созданию равноправного экономического союза, а политические системы еще только укрепляются.

 

К тому же во внешней и внутренней политике потенциальных союзников многое еще неопределенно.

 

А сама бывшая метрополия Россия, претендующая на локомотив постсоветской евразийской интеграции, представляет собой пока еще политически и экономически рыхлое государство с «непредсказуемым» прошлым и со столь же непредсказуемым будущим.

а

                    Беда русских в том, что они и по сей день считают, что их много

В этих условиях можно только мысленно стремиться к евразийскому единению, не забывая при этом о том, что современные экономические, политические и геополитические реалии могут стать теми подводными камнями, о которые могут разбиться самые радужные планы и надеж

Рубрика: ,