Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

На территории Хакасии и Тывы, на камнях, скалах, у подножья гор и в устьях рек обнаружены и собраны многочисленные памятники древних тюрков. Это эпитафии в память о погибших воинах, которые были оставлены членами их семей. Написанные тюркскими рунами, они уникальны в своем роде, т.к. являются образцами древнетюркской поэзии и показывают как древние тюрки оплакивали своих погибших.

По своему сюжету они отличаются от надписей в честь Бильге-кагана, Кюль-тегина и Тоньюкука. Сюжет каждой эпитафии заключается в выражении скорби от имени самого покойного (что придает им особую красоту и трагичность), перечислении убитых врагов при жизни, сожалении о разлуке с близкими, иногда – в наставлении живым следовать законам и трудиться ради народа.

Более подробно с ними вы можете познакомиться в книге И. В. Кормушина «Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования». Там же приведены транскрипция текстов и их оригинал на рунике. Мы же приведем несколько самых красивых, на наш взгляд, эпитафий. Читая их, невольно холодок пробегает по телу.

***
Мои супруги, мои сыновья – я перестал видеть и слышать вас.
О, моя страна…
Моя доблесть мужа-воина, мой дом – о несчастье!
Моя воинская доблесть – о несчастье!
Мое имя мужа-воина – Кышаклык.

***
В мои пятьдесят три года я отделился.
Мой старший брат Богра! – я умер, о горе!
Моими супругами в женских покоях, моими сыновьями,
Моим беком, моими сородичами, – я не насладился.

***
Я – Кутлуг Чигши. Я пал в жестокой войне.
О, мое государство…
О, мой простой народ – как горько, как жаль мне!

***
Жаль – о, мое государство, мои супруги, мои сыновья, мой народ!
Мое имя – Эль Тоган-тутук.
Для моего государства, осененного Тенгри,
Я был послом для моего народа шести уделов, был его беком.

***
В пять лет я остался без отца, в девятнадцать лет я стал сиротой, но я мужался, и в тридцать лет я стал огя. Сорок лет я поддерживал государство, возглавлял народ, воевал против внешних врагов, водил войска.
На семьдесят первом году в синем небе я перестал видеть солнце, – как жаль мне!

***
Наша прародительница, госпожа Умай, Ты не сотворила нас, сородичей – отважных мужей с шестью конечностями…
Десять лунных месяцев носила меня мать, принесла моему государству, для доблести я возмужал.
К скорби моего государства, невзирая на многочисленность врагов, я вступил в схватку и разлучился, – о горе…
Ради моей воинской доблести, ради славы моих родных и двоюродных братьев водружен этот вечный памятник мне.
Нас было четверо, нас разлучил Эрлик [повелитель подземного мира], о горе!

***
Во главе тридцати мужей-дружинников я вступил в схватку и разлучился с тобой…
О, мой дорогой, старший брат, – я разлучился с тобой… Когда мне был год, я разлучился с моим дедушкой. Будучи без деда, о, мой благородный старший брат!
Я был у него штандартоносцем, был доверенным советником.
Когда мне было шесть лет, я лишился отца, но не сознавал этого, а теперь, к прискорбию, я покинул своего дядюшку, горько. О, мой дорогой дядя…
Во имя доблести я погиб…

***
Мои могучие руки, мое доблестное сердце, – как жаль, как грустно!
Я – тот, кто всегда сражался в жестоких войнах, на проворных ланей я – меткий стрелок. Польза, которую я принес моему государству, подобному Тенгри – я убил девять мужей-воинов врага.
И вот я разлучился с этим миром!

***
Мой народ, будь тверд, не отступайся от законов государства! О горе, жаль – мое государство, мой хан!
Водя войска ради моего государства, не было такого, чтобы я лично не поражал воинов врага. В одной только битве при Чибилиге, в которой я лично вступил в схватку, я пленил восемь воинов противника.
Ради побед моего государства…
Печально мне… я умер. О горе, жаль мне…
Мой скот на четырех ногах, мое имущество на восьми ногах [юрты] – не было у меня печали по поводу них.
О мои родственники, родичи – я разлучен с вами, о горе! О мой народ – я разлучен, о горе мне!

***
Трех своих сыновей я не сумел вырастить.
Я двадцать семь лет ради моей страны отправился воевать против народа Девяти татар.
Ради знатных мужей страны я захватил трех мужей на предмет выкупа …
О моя страна, мой хан, подобный Тенгри, – о, горько…

***
Доблестные мужи печалятся: Вы много добыли, но не насладились, о бек из благородных беков!
Печаль из печалей, – Вы отделились от нас, о горе, – сорок мужей-воинов Вы оставили без отца!
При взятии земель уйгурского хана, Вы, Тириг-бек, были словно клыкастый вепрь, – о жаль мне!

***
Некогда на голубом небе возник [благородный] муж. От того хана пошло мужское потомство.
Из моей страны я пять раз уходил и возвращался во имя моей доблести мужа-воина.
Я – Бег Тархан Оге Тириг. Жаль, – о, моя страна, мой хан! Я не насладился вами!

***
Свой украшенный золотом колчан повязал я на пояс. Моим хранимым Тенгри государством я не насладился – как жаль мне, как грустно!
Я – Очин Кюлюг Тириг…
Я разлучился с этим миром на шестьдесят третьем году. С моей землей у реки Уюк я разлучился.
То, что я добыл для моего хранимого Тенгри государства, – мои сыновья, сколько у меня сыновей-ремесленников, шесть тысяч моих коней.
Тюлберы моего хана, простой народ, славные мои сородичи, – о, жаль мне! Мои дядя и двоюродные братья, многочисленные воины, молодые воины-огланы, мои зятья, мои невестки – всеми вами я не насладился.

***
Как жаль мне, – о, сто моих сородичей, о, мой народ Шести [областей], как жаль мне, – я разлучился с вами!
Мое имя мужа-воина: я – Калыктык Ынал-оге. Мне шестьдесят два года.
Моя доблесть мужа-воина в том, что сорок два пленника захватил, из врагов тридцать мужей убил.
Благодаря могуществу моего народа Шести областей я водил караваны.
Поминальный камень – печально – водрузили!

***
Доблесть мужа-воина, [народ] Девяти Табдузов, доблестные молодые соплеменники!
Мое имя – Оз Йиген Алп Туран. У народа Шести родов я служил с шестнадцати лет. О, мое государство, мой хан, – я разлучился с вами!
Как жаль мне – я был беком…

Взято из ФБ

Рубрика: ,